Аляскинская одиссея. 2 Успеть на паром

24 июня 2018. День 1

Будильник прозвенел глухо, как будто внутри головы. Я не сразу и сообразила, что за музыка играет так назойливо. Проспала всего три часа, но большего позволить себе не могу: очень много дел в Анкоридже. Медленно собрала велосипед, как будто в еще продолжающемся сне, и выехала в пасмурный и дождливый город. Температура на улице едва достигала 15 градусов, что-то накрапывало с неба. Такой контраст после жаркой Москвы и такой же жаркой Калифорнии. Если такая погода на самом юге, то что же мне ожидать на севере, в Дэдхорсе? Я старалась не думать об этом и не забегать мыслями вперед. Предстоял долгий и сложный путь на север, многое еще может поменяться тысячу раз.

Сразу же проложила маршрут к первой достопримечательности Анкориджа – дому Оскара Андерсона. Шоссе из аэропорта было совсем пустым, затем пошли улицы одноэтажной Америки, и наконец маршрут вывел на берег океана. Вдоль берега шла чудесная велодорожка, и с нее открывался вид на бесконечную отмель с обнаженным илистым дном. Воды почти не было видно. Я ехала вдоль залива Кука и задавалась вопросом: а где же собственно сам залив? Из-за огромного приливного диапазона (разницей между полной водой и отливом) здесь образовываются целые «mud flats» — отмели ледникового ила, растянутые на мили.

Залив Кука в Анкоридже в пасмурную погоду

Дом Оскара Андерсона был одним из первых домов в Анкоридже, когда он еще не был городом, а представлял из себя палаточный лагерь первых поселенцев. В 1915 году поселенцы стали строить на берегу залива первые стационарные дома из дерева с намерением поселиться здесь надолго. Оскар Андерсон был иммигрантом из Швеции, он приехал на Аляску, как и многие другие, в поисках лучшей жизни. Оскар настолько был привязан к своему дому, что до сих пор его призрак периодически появляется в доме и хозяйничает. Сейчас здесь музей, но я не стала дожидаться полудня, чтобы посмотреть дом внутри и столкнуться с призраком вечного хозяина.

Дом Оскара Андерсона настолько ухожен, что и не подумаешь будто он самый старый в городе

Неподалеку стоит памятник Джеймсу Куку. В некоторых путеводителях ошибочно полагают, что Кук был первооткрывателем Аляски. Однако, это совсем не так. В то время, когда Кук во время своей третьей кругосветной экспедиции только подплывал к Алеутским островам в 1776 году, русские промышленники уже несколько десятков лет торговали с алеутами и занимались добычей пушнины. Аляска уже была русской. Но тем не менее, в Анкоридже стоит памятник не Семёну Дежнёву и не Витусу Берингу, а Джеймсу Куку. Ближе он все-таки американцам и американской истории. Ведь это и «американцы» «съели Кука» — Гавайи теперь штат США. Делаю торжественное фото на фоне памятника великому мореплавателю, который удачно расположен на берегу залива: путешествие от океана к океану теперь началось для меня официально. Отсюда я начинаю открывать свою Аляску, как и Кук когда-то.

Фото в ознаменование начала Одиссеи у памятника Джеймсу Куку

Несмотря на то, что половина населения Аляски живет в Анкоридже и это самый крупный город штата, Анкоридж не является его столицей. Как Нью-Йорк не является столицей штата Нью-Йорк. Все административные здания находятся в столице Джуно, где-то далеко на юго-западе, куда даже нет дороги с материка. Да и история Анкориджа мне кажется несколько загадочной. Потому что никаких предпосылок к возникновению в этом месте города в общем-то нет. Полезных ископаемых тут никогда не было, не самое удачное место и для рыбного промысла.

Но в 1915 году началось строительство железной дороги, которая должна была связать золотоносный район Фэрбенкса с удобным морским портом. Золотая лихорадка уже бушевала во всю, а доступ к золоту до сих пор был долгим и изнурительным путем через канадскую границу по реке Юкон. Параллельно существовали попытки построить железную дорогу из Валдеза в Фэрбенкс, так как там уже была пробита первая дорога (Valdez-Fairbanks trail). Но горы Чугач (Chugach) и перевал Томпсон в частности стали серьезным препятствием к осуществлению этого проекта. Так, в заливе Кука возник штаб строительства железной дороги и палаточный лагерь. Железная дорога в Фэрбенкс была построена, а палаточный лагерь железнодорожников вскоре стал Анкориджем. Железная дорога действует до сих пор и является самой северной на континенте.

И жил город счастливо, пока в 1964 году не произошло самое мощное в истории США землетрясение магнитудой 9.2 балла, которое буквально стерло город с лица земли. Поэтому старых зданий и исторического облика Анкоридж практически не сохранил.

00838168.JPG
Анкоридж после землетрясения 1964 года. В журнале Time можно посмотреть больше фотографий этого ужасного события

Возможно, я провела слишком мало времени в Анкоридже, но он показался мне городом, не имеющим своего лица, похожим на остальные типичные американские города с параллельно-перпендикулярной планировкой улиц. Здания довольно одноликие и вместе с пасмурной погодой навевали на меня скуку. Из городской застройки выдается необычное здание музея, но не музейное сейчас настроение и совсем нет на него времени. Да и голова тяжелая, трудно воспринимать информацию. Хотела посмотреть на музей русской культуры, но на его месте обнаружила офис юридической конторы. А главный православный собор города – церковь Святого Иннокентия — находится далеко на окраине Анкориджа, совсем не по пути. Не задалась тема Русской Аляски с самого начала, значит не стоит её пока трогать.

Даунтаун

Даунтаун – центральный район города – практически ничем не отличается от соседних районов. Заехала в офис AT&T к открытию за сим-картой. За $50 подключила звонки и мобильный интернет.

— Да будет работать по всей Аляске! You’ll be okey! – уверяет меня кучерявый консультант. Конечно, он немного лукавил. Возможно, что сам он слишком далеко от Анкориджа в своей жизни и не выезжал.

По пути в REI я наткнулась на классический американский дайнер с ретро-атмосферой 50-ых годов и решила в нем позавтракать. Завтрак заказала большой, чтобы еще и на завтрашнее утро хватило, готовить будет некогда. Меню у них в виде газеты, в которой на первой странице рассказывается история этого небольшого семейного бизнеса.

И это полный американский завтрак! Как они все это съедают???

В REI я купила репеллент (перметрин и DEET), топливо для обеих горелок и пару пачек сушеной еды на пробу. Топливо для мультитопливной горелки продается в литровых канистрах и стоит довольно дорого (MSR Superfuel) – $12. По сути это так называемый white gas, то есть чистый бензин без примесей, похожий на галошу. Куда дешевле купить неэтилированный бензин на заправке (unleaded gas), но он все равно хуже «супертоплива». Спрей от медведей оказался у них дорогим, и я решила купить его в охотничьем магазине Cabela’s на выезде из города.

Часа два отняла закупка продуктов. Сперва я сунулась в Costco Wholesale, но меня туда не пустили. Оказалось, что как у нас в Metro нужно оформлять какую-то корпоративную карточку. В итоге закупила продуктов в Уолмарте.

Cabela’s – сеть рыболовно-охотничьих магазинов в США. На Аляске он есть только в Анкоридже, что довольно странно. Ведь это рай для рыбаков и охотников. Здесь свободно можно купить оружие любого калибра. Когда я увидела бесконечные стенды с ружьями, то сразу оживилась. Ведь я люблю стрелять на самом деле. Вспомнила, как в детстве мы с друзьями частенько пропадали в тире в Парке Горького и стреляли из пневматики. Этот давно утерянный навык и удовольствие от стрельбы, подавленное жесткими ограничениями на ношение оружия в России, вырвалось наружу. Как будто выпустили джинна из бутылки. Но рациональная часть мозга аккуратно засунула джинна обратно: оружие – это лишний вес, я не смогу ввезти его в Россию и от него нужно будет потом как-то избавляться. Кроме того, стрелять по животным я не смогу по внутренним этическим соображениям, а что тогда остается?

Беру медвежий спрей с полки и спрашиваю у консультанта про фальшфейеры. Но оказывается, что фальшвейеры здесь не распространены и их нигде не найти:

— Медведям плевать на фальшфейеры, они их здесь не боятся. Возьмите лучше спрей, намного полезнее. По статистике нападает на человека каждый 20-ый медведь. Но не обязательно по порядку, это может оказаться и второй.

В рыболовном отделе я засмотрелась на удочки. По крайней мере удочку я смогу увезти домой, и она не такая тяжелая, как ружье. Глаза разбежались от разнообразия снастей, но молодой продавец быстро сообразил, что мне нужно, раз я путешествую на велосипеде:

— Вам нужно что-то очень легкое и максимально компактное. Возьмите этот складной спиннинг весом всего 200 грамм. Еще вам нужна катушка и, пожалуй, вот этого набора крючков с блеснами хватит для всех видов мелких рыбешек на Аляске вроде форели или хариуса.
— И что, это все? Никаких поплавков и червяков в коробочках?
— Нет, никаких!

Я безумно довольна покупками. Теперь у меня есть все для выживания, даже слишком! Точно не пропаду. Но уже 5 часов вечера, день в заботах (и шоппинге) пролетел удивительно быстро и незаметно. Это привело меня в некоторое замешательство и напряжение. Нужно ехать. Секрет того, почему я так спешу и не могу позволить себе остановиться в Анкоридже хотя бы на день – это паром. Паром из Уиттера (Whittier) в Валдез (Valdez) ходит три раза в неделю. И один из этих дней завтра. Если не завтра, то потом я смогу уплыть только через три дня. До Уиттера 90 километров. Я прикинула, что сегодня мне нужно расшибиться, но успеть проехать хотя бы половину этого расстояния. Потому что паром уплывает завтра в обед (13.30), регистрация на него вообще заканчивается около полудня, а еще этот тоннель… До полудня я успею проехать километров 40, но не больше.

Выезд на трассу номер 1, Сьюард хайвэй, из города оказался для меня несколько запутанным. На выезде стоят знаки, запрещающие движение на велосипеде, и навигатор уводит на старую дорогу – Old Seward Highway. Сворачиваю туда, но и там ожидает подвох: дорога закрыта на ремонт, стоит ограждение. И еще ограждение такое неудачное — сетка через всё полотно. «Ну уж я-то проеду», — думаю я, протаскиваю велосипед через кусты в обход ограждения и прорываюсь вперед. Делать-то нечего. Дорога оказывается вся перекопана, впереди торчит труба прямо посреди дорожного полотна, рабочие ковыряются и не обращают на меня никакого внимания.

Участок старого, объездного шоссе оказывается закрыт на ремонт

И вот всего через каких-то 5 километров я уже на основной трассе. Никаких знаков запрета для велосипедистов тут уже не стоит, все тихо и мирно. Надо было сразу ехать по ней, всем пофиг. Трасса идет по самой кромке залива между скалистым берегом и обмелевшим рукавом Turnagain Arm. Движение тут довольно оживленное, но ехать по обочине приятно. Вскоре на горизонте появляются горы, покрытые пятнышками снега. Температура в +10, низко висящие над горами черные тучи придают пейзажу северный драматизм. Где-то там в горах прячутся ледники, протянувшие свои руки прямо в океан. Вот теперь чувствую, что я на Аляске!

В заливе водится белуга, есть даже специальная смотровая площадка для наблюдения за этой рыбой

Сперва мне показалось, что ближайшее место, где я смогу переночевать в палатке, — это Гирвуд (Girdwood). И уже настроилась ехать долгие километры до самой полуночи. Но уже через десяток километров меня так стало рубить в сон, что я еле держалась в седле. Я ехала буквально на автопилоте, не осознавая себя, перед глазами проплывали голубые круги. Джетлаг и две бессонные ночи давали о себе знать. И меня чуть не сбил трак, когда я буквально чуть не заснула за рулем. Но счастье есть на земле – кемпинг оказался гораздо раньше, в Bird Creek. На въезде в кемпинг стоял знак FULL, но я его проигнорировала и решила, что уж точно найду, где приткнуться. Место нашлось у самого въезда. Я поставила палатку и сразу же уснула.

25 июня 2018. День 2

Проснулась в 5 утра в холодном поту. Приснился странный сон. Будто мы с Витей и еще какой-то девой гуляем втроем по парку. И тут до меня медленно начинает доходить, что он с ней встречается втайне от меня, что он сам потом и подтверждает. Такой бред, приснится же. Решила уже не спать до будильника, а выехать пораньше. Все равно светло. Разогрела остатки вчерашнего завтрака из дайнера и отправилась в дорогу.

До тоннеля Памяти Антона Андерсона, который ведет в Уиттиер осталось около 40-ка километров. Шоссе продолжало вести меня вдоль берега, втиснувшись между скал и заливом, периодически выходя на заболоченные территории справа и слева. В этих заводях обитает много видов птиц, есть даже мыс для любителей бёрдвочинга – Bird Point.

Залив Turnagain Arm – это одно из немногих мест на земле, где возникают особые виды приливов, — боры. Огромная волна накатывает на отмель и постепенно набирает силу подобно цунами. Здесь волна может достигать двухметровой высоты. Красивое явление, но мне не посчастливилось его наблюдать – сегодня отлив.

Кто-то снял дроном бор в заливе. Такая красота!

А мне досталось вот это. Ну, тоже красиво

Едется по ровному шоссе легко, виды заснеженных гор радуют глаз. На паром успеваю. К 9 утра движение становится интенсивным, люди проснулись. Но почти весь траффик уходит дальше на юг, на Сьюард (Seward). Я же продолжаю свой путь к леднику Портедж, на Уиттер. И аляскинские ледники приоткрыли мне свое лицо на этой дороге в первый раз! Вдалеке показались белые языки.

Дорога в Уиттер

Останавливаюсь на смотровой площадке возле ледника Портедж. Ледник далеко, на другом конце огромного озера, которое он создал. Пешком пройти к нему можно, но это хайк на целый день, гораздо больше здесь популярны круизы к леднику на теплоходах. Туристы есть, но их непривычно мало. Создается ощущение атмосферы того, что ты забрался в какое-то далекое место и совершаешь великое путешествие по неизведанным местам подобно Джеймсу Куку. Подъехала компания китайцев на арендованной машине, которые стали меня фоткать, будто это я тут достопримечательность, а не ледник.

Ледник на зуме
Ледник Портедж на сильном зуме

К 11-ти утра я была уже у тоннеля Памяти Антона Андерсона. По нему запрещено передвигаться на велосипеде, и вскоре понимаешь почему. Тоннель этот очень узкий, всего одна полоса. И одна машина там проезжает впритык. А посередине полосы проложены еще и рельсы: два в одном. Тоннель работает по принципу реверсивного движения по расписанию. Каждые полчаса направление движение меняется. Следующие движение в мою сторону открывалось в 11.30 и у меня было время на то, чтобы найти попутку. Тоннель платный. Кассирша из будки, взимающей плату, сказала, что сама найдет для меня трак, чтобы я ни о чем не беспокоилась. И первая же машина согласилась меня подвезти просто так – мужчина на красном пикапе. Он сам из местных, из Уиттера. Говорит, что тут много автостопщиков, но я вызываю уважение, потому что еду сама, «на мускульной тяге».

Будка оплаты перед тоннелем Памяти Антона Андерсона

Дядечка рассказал мне историю тоннеля. Говорит, что его построили военные во время Холодной войны для доступа к незамерзающему порту. И изначально он был железнодорожный, очень узкий, только военные поезда проходили. И только лет 20 назад его расширили и разрешили машинам проезжать самостоятельно. А до этого надо было машину грузить на специальную железнодорожную платформу. Но чтобы проект окупить, пришлось ввести плату за проезд по нему: скала под ледником очень твердая, дорого расширять еще и на вторую полосу.

В тоннеле

Пикап высадил меня прямо у паромного терминала. К сожалению, времени на осмотр Уиттера у меня совсем не осталось, я пошла регистрироваться на паром. Подхожу к стойке регистрации, а девушка сразу называет мое имя.

— Как вы догадались? Я что, сегодня единственная велосипедистка?
— Точно. Легко узнать.

Билет на паром покупается заранее на сайте Alasaka Marine Highway System. Пассажирское место стоит $73, отдельно оплачивается велосипед ($26) и каяк. На регистрации выдают багажные бирки отдельно на велосипед и отдельно на каждую сумку, как в самолете. Легковоспламеняющиеся жидкости (горелочное топливо и медвежий спрей) брать в салон нельзя, нужно оставить в машине/на велосипеде. Паром похож на обычный корабль, и судно называется Аврора (Aurora). В Валдез он плывет 6 часов, а один раз в месяц — хитрым длинным маршрутом 12 часов. Паром только один, вот почему он ходит так редко: день плывет туда, день обратно. Мне попался обычный короткий 6-часовой рейс.

Велосипед в ожидании посадки на паром

Продолжение >

Реклама

Аляскинская одиссея. 2 Успеть на паром: 3 комментария

  1. С огромным интересом прочитал отрывок путешествия одиночного северного велотуриста). Живой и изобилующий подробностями рассказ погружает в реальность северных городов америки и хочется если не сорваться в догонку, то дочитать и запомнить каждую мелочь повествования.
    Удивительно, насколько оживляет такое описание с фотографиями в памяти рассказы Джэка Лондона об авантюристах и путешественниках времён золотой лихорадки, так полюбившихся читателям своим реализмом. Находишь на карте места путешествия Джэка Лондона и перевал к реке Юкон позволявший выйти к золотоносным источникам. В те времена такие путешествия легко заканчивались гибелью от цинги, холода, одиночества, непосильного быта в суровом краю или индейского плена.
    Маршрут предложенный гуглом от Анкориджа до Мервтвой лошади напрямую выглядит предпочтительней и стоит только догадываться почему тогда не проложили дорогу до Фэрбэнкса именно так, минуя сложные перевалы. Для велопутешественника со стажем желание пройти перевал на котором сто лет назад смерть была обыденным событием для неосторожного искателя переключений только и объясняется выбор маршрута с петлей.
    Странным выглядит обьяснение причин строительства тоннеля военными. На карте видно множество портов южнее, да и Анкоридж не намного севернее. В чем таинственная особенность Уиттера если другие порты тоже незамерзают видимо теперь уже не выяснить.
    Невольно смеялся при пояснении к цифре статистической вероятности встретить медведя не стесняющегося близкого знакомства. Очень живо представляется эта тёплая встреча посреди пустой трассы и отстраненного холодного пейзажа. И правда повод задуматься, может снова повторить мат. статистику и теорию вероятности вдруг это поможет подружиться с опасным зверем.
    Понимаю что это только начало пути, но уже хочется чтобы весь дневник автора был сохранен для будущих поколений путешественников и всех людей интересующихся путешествиями.

    Нравится

    1. Спасибо за такой развернутый отзыв, Георгий! Это прямо целая рецензия, как к литературному произведению. Постараюсь продолжение написать интересно.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s