Скалистые приключения. Планета Йеллоустоун

Кемпинг в Маммот оказался с весьма гуманными ценами: для велосипедистов ночевка стоит 5 долларов. Душа правда нет, но это не беда. Я заплатила сразу за две ночи. Дороги в Йеллоустоуне представляют собой восьмерку, и спланировать логичный маршрут через парк так, чтобы посмотреть все интересное и при этом не накрутить лишнего два раза по одной и той же дороге, не получится. Я долго думала и прикидывала, как бы мне посмотреть весь парк за два дня и решила, что самым логичным будет проехать хотя бы часть этих дорог налегке. Но даже в этом случае придется чем-нибудь пожертвовать. В первый день я решила проехать северное кольцо налегке с возвратом в кемпинг Маммот. Во второй день я отправлюсь на юг уже со всем скарбом по западной дороге через все самые туристические места. Таким образом пожертвую восточной частью южного кольца и озером Йеллоустоун.

Кемпинг Маммот, моя палатка и палатка соседей-велотуристов

Моими соседями по кемпингу оказалась пара молодых американцев. Только что закончив колледж, они не спешили искать работу и отправились в свое первое путешествие на велосипедах вокруг США. Поскольку путешествие было первым, об устройстве велосипедов они знали не многое, и попросили меня посмотреть, почему цепь не перескакивает на большую звезду спереди. «Мы отправились путешествовать на великах на все лето, а узнать побольше о велосипедах не подумали», — смеялись они сами над собой. Хорошо, что хоть мультитул не забыли положить. Я взяла в руки инструменты, и через пять минут работы проблема была устранена. Ребята подсказали, что тут недалеко от кемпинга есть горячие источники. Они собираются туда прямо сейчас и позвали меня с собой. Решила, что пойду позже, договорились встретиться там.

Любопытная фотография 100-летней давности в Albright Visitor Center. Группа велотуристов в Йеллоустоуне.

Сначала я поднялась в Albright Visitor Center, а когда он закрылся, направилась к горячим источникам. Горячие источники – место необычное. Кипящий ручей (Boiling creek) впадает в реку Гарднер, вода в которой ледяная. Вода перемешивается, словно в природном смесителе, и в месте слияния образуется тепленькая комфортная для купания водичка. В природной ванне я просидела около часа, ощутив полезное влияние горячей водицы на свою больную спину. Спина почти сразу же перестала болеть. И то ли чудодейственная мазь, подаренная хозяйкой кемпинга в Бозмене, оказала эффект, то ли вовремя подвернувшийся горячий источник, то ли и то и другое одновременно, но к утру боли в спине уже не было.

Начало трейла к кипящему ручью
Пейзаж на тропе выглядит как африканская саванна
Количество людей озадачивает. За место в природной ванне придется еще побороться, но оно того стоит!
Тот самый Boiling creek
По пути обратно в лагерь

21 августа 2017                

Сегодня знаменательный день в истории США – день полного солнечного затмения. К сожалению, сейчас я нахожусь не в зоне 100%-ного затмения, оно наблюдается южнее в национальном парке Тетон. Но и 99%-ное в Йеллоустоуне тоже невозможно было пропустить.

Утром я взяла с собой только самое необходимое и отправилась на восток по верхней кольцевой дороге в сторону Towers. К 11-ти, времени начала затмения, мне удалось проехать не так много, и на смотровой площадке у водопадов Undine я решила обустроить небольшую обсерваторию. Удивительно, но людей на дороге и на этой смотровой площадке не было совсем, как будто бы все вымерли. Я предположила, что все уехали на машинах в Тетон и в Йеллоустоуне в это время почти никого не осталось. Но в общем-то солнце везде одинаково светит.

Undine Falls

В максимальной фазе, когда от солнца остался лишь едва заметный тончайший полумесяц, вдруг свет стал приглушенным будто бы внезапно настали сумерки, резко похолодало, птицы стали сходить с ума и кружили над головой с дикими криками. Это нужно было видеть. Американцы, наблюдавшие полное затмение, которых я встречала позже, рассказывали, что в полной фазе все это выглядело еще более зловеще: на пару минут наступала кромешная тьма. Мне же достались сумерки, но и они выглядели впечатляюще. Не удивительно, что на древних людей затмения наводили суеверный ужас, они видели в этом гнев богов, апокалипсис. Наверное, этот первобытный, животный страх живет в нас до сих пор и слегка леденит кровь.

Затмение в максимальной фазе в Йеллоустоуне

Когда солнце вернулось в свое нормальное состояние, я продолжила путь в Towers. Дорога оказалась не такой простой — меня поджидала пара неожиданных подъемов. Пейзажи здесь удивительные, я видела несколько странных озер, бизонов и съездила к окаменелому дереву, которое стоит на этом месте уже несколько десятков тысяч лет. К сожалению, ствол окаменелого дерева огорожен забором от вандалов, он действительно выглядит как камень, но потрогать его нельзя.

Окаменелое дерево сохранилось только одно

В Towers есть отель, в котором останавливался Рузвельт в 1903 году. Он деревянный, уютный, весь такой старый и назван в его честь. Оттуда я поехала к Tower Falls. Этот участок дороги очень живописный. На нем есть несколько смотровых площадок, с которых можно увидеть потрясающей по своей глубине и степени отвисания челюсти каньон. К этому моменту количество людей на смотровых резко увеличилось – откуда они только взялись – и у Tower Falls вновь появились толпы. Восточная часть Йеллоустоуна сильно отличается от западной: здесь уже появились леса, много зелени, а не африканская выжженная солнцем «саванна», как на западе.

Живописнейший каньон
Водопад Tower немного разочаровал, слишком далеко и почти ничего не видно. Это снято телевиком с большим приближением

В Tower Falls я набралась наглости и подошла к паре, возвращающейся к своему пикапу. Кузов был свободен, и я попросила их подбросить меня до перевала Данрейвен (2700 м), лежащего впереди, чтобы успеть посмотреть Гранд Каньон Йеллоустоуна до заката. Джон и Джейн не отказали мне в этом удовольствии. Вниз я уже спускалась сама с ветерком, по пути видела бизона, переходящего дорогу. Какое-то время он вальяжно шел вдоль обочины, пыхтя и фыркая. Какой же он огромный!

К глубокому вечеру я добралась наконец до Большого каньона Йеллоустоуна. Каньон действительно оказался Great! Там можно провести целый день, осматривая его с разных точек с северной и южной стороны, спускаясь вниз к водопадам и поднимаясь обратно. Очень много разных дорожек, ведущих вниз и вверх к разным смотровым площадкам. Я успела облазить только южную его часть, с которой солнце лучше всего освещало скалы.

Большой каньон Йеллоустоуна действительно большой!
Водопад в Большом каньоне

Стало понятно, что в кемпинг до темноты я уже вернуться не успею, поэтому доехав до перекрестка в Canyon Village я встала с уже привычным жестом на обочине. Помощь не заставила себя долго ждать. Остановился пикап с прицепленным к нему домом на колесах. Внутри оказалась целая семья. Джон – коренной американец, работает настоятелем в церкви. Его жена Сильвия – итальянка. И двое прекрасных детей, девочка и мальчик. Очень образованная и приятная во всех отношениях семья. К сожалению, они подвезли меня только до Норриса, так как сворачивали дальше на юг. Так жаль, разговаривала бы с ними и дальше. Мне же нужно было на север. Стоя в Норрисе с вытянутой рукой, я думала о том, сколько же хороших людей я сегодня встретила. Вместе с полученной бурей эмоцией от природных красот, приятные в общении люди дополнили эти впечатления. Мне так понравилось стопить машины именно из-за возможности общения, что даже стыдно было себе в этом признаться.

Дорога от Норриса до Маммота была в ужаснейшем состоянии. На дороге ремонт, покрытие содрано, работает только одна полоса с реверсивным движением. И все это безобразие тянулось медленно, миль пять. К счастью, я проехала его, сидя в кузове пикапа в обнимку с велосипедом уже на закате. Ветер долго развевал волосы, и круг замкнулся. Уж больно неприятный был тот участок. Подумала, что завтра его тоже неплохо бы проехать стопом, а то буду только помехой для всех этих кемперов, стоящих в пробке.

Вернувшись в кемпинг, я заметила, что парочка моих соседей-байкеров что-то готовит на костре. Весь месяц по всем Штатам был запрет на разведение костров, и вот настал тот день, когда запрета этого нет. Я сперва обрадовалась и тоже решила погреться у огонька, но потом опомнилась, когда поняла, что сушняк здесь собирать и жечь нельзя, а дрова принято покупать у администрации за 5 баксов.

22 августа 2017

Парочка соседей-велобайкеров после шести ночей, проведенных в этом кемпинге, наконец-то двинули на север. Ничего себе, подумала я, сколько же в Йеллоустоуне можно протусоваться с интересом, ведь каждый день они куда-то ездили и находили для себя интересные занятия.

Я же тронулась на юг, в самое сердце огромного кратера, в самое интересное, что есть в Йеллоустоуне! Но по дороге вдруг поняла, что с этим затмением пропустила в Маммоте самое интересное, что там есть – это террасы с термальной водой (hot spring terraces)! Слона-то я и не приметила. Пришлось потратить на их осмотр часа два: разветвленная сеть деревянных настилов уводила все в новые и новые озера. Сложно было поверить, что все это создала сама природа.

Спустившись к припаркованному велосипеду, я приступила к уже привычному делу ловли попутки. Но никто не спешил останавливаться, все были заняты поиском свободного парковочного места, которое найти было кажется совершенно невозможно. Простояла я так с полчаса, уже рука опухла. И только я решила сдаться и отправиться в гущу пробки самостоятельно, как ко мне подошел человек в красной кепке с надписью Santa Claus и красной футболке с огромной седой бородой – Санта посреди лета!

— Тебе куда, на юг? У меня тут припаркован кемпер, на нем два крепления под велосипед и одно из них свободно. Но у меня вся семья в сборе, они еще смотрят террасы, тебе придется подождать.

Пришлось объяснить Эрику все про ремонт дороги впереди. Конечно же я согласилась прокатиться внутри кемпера и познакомиться с целой американской семьей из Калифорнии. Все мои вещи закинули внутрь кемпера, а велик пристегнули снаружи рядом с электробайком Эрика. Его велик выглядел как чоппер с электромотором. Как же это все-таки по-американски. Я представила, как чоппер несется по дороге, а на нем сидит Санта с огромной седой бородой!

Возвращения семьи я ждала с комфортом: мне выделили целую бутылку воды, клюквенный сок и раскладное кресло. Наконец пришло время познакомиться с семьей Эрика. Я сбилась со счета, сколько же их было! Сын Эрика с женой и тремя детьми – внуками Эрика. Отец жены и еще какая-то тетя, с которой мы очень мало общались. Второй дедушка был какой-то странный, все время несмешно шутил, называл Путина «ПутнЭк» и подкалывал меня:

— А чего это ты подкидываешься? Ноги у тебя что ли не слушаются, — изображал он трясущиеся ноги и хохотал.

— Да заткнись ты! — осаживал его Эрик.

Это была классическая американская семья, прямо как из голливудских семейных фильмов, в чем-то даже стереотипная во всех проявлениях. Такие милые толстячки, они и сами смеялись над собой по этому поводу. Были в этих людях жизнелюбие, открытость и безмерный позитив. Сын Эрика указывая на худобу детей, говорил:

— Люди говорят, что это не мои дети, но я клянусь – они мои!

— Я самый настоящий, коренной калифорниец! – клялся Эрик, ведь его пра-пра-не знаю сколько пра-дедушка присутствовал при подписании Декларации Независимости.

Прекрасные Туртиллоты

Двое мальчишек Зэвьер и Зандер предложили поиграть в увлекательную игру-угадайку. На голову надевается ободок с картинкой, так что ты ее не видишь. И задавая наводящие вопросы окружающим типа «да» или «нет», ты должен угадать, что на ней изображено. Так дорога до Норриса в пробке прошла очень весело и забавно. Туртиллоты стали мой настоящей американской семьей. Проводили меня тоже очень тепло. На прощание Эрик подарил мне кепку своей любимой бейсбольной команды Los Angeles Angels. Это был трогательный момент.

В Норрисе я сразу попала в эпицентр Йеллоустоуна: здесь находится большое геотермальное поле. Земля будто бы извергает клубы дыма и галлоны горячей воды. После Йеллоустоуна Исландия со своими гейзерами покажется просто детской игрушкой Творца. Гейзеры и фумароллы здесь всех возможных цветов радуги и разнообразны по своему поведению. Есть просто дымящиеся, есть «плюющиеся водой», кипящие бассейны, грязевые ванны с булькающими пузырями – такого разнообразия геотермальной активности, да еще и легкодоступной для посещения, не встретишь больше нигде на планете. Да и вообще мне уже начинает казаться, что Йеллоустоун — это отдельная планета Солнечной системы. Смотрите сами!

В Норрисе я бродила довольно долго, пока не закончился день. А потом быстро доехала до Мэдисона и решила остановиться там на ночевку в кемпинге.

23 августа 2017

Все, что я видела до этого в Йеллоустоуне было только цветочками. Я же еще даже не доехала до самых знаковых туристических достопримечательностей парка. Так вот на сегодня мне осталась кульминация – два самых известных геотермальных объекта, являющихся визитной карточкой парка. Это огромное геотермальное озеро с нереально голубой водой, крупнейшее в парке – Great Prismatic Spring. Достаточно посмотреть на спутниковые снимки этого озера в гугл мапс, как уже впечатляет. Что говорить о том, как оно выглядит в реальности. Но по правде сказать, сначала этот Spring меня не очень впечатлил: очень много народу, а всего разнообразия цветов из-за дыма вблизи не очень-то и видно. Но зато подойдя вплотную можно ощутить его масштаб.

Потом я заметила, что есть тропинка на небольшое естественное возвышение, на смотровую площадку. Туда пару километров надо идти пешком, ну и не все доходят. Но зато вот оттуда, сверху, уже открывается тот самый открыточный вид, ради которого и стоило забираться в гору.

И второй объект – это гейзер Old Faithful, который извергается по расписанию. Это единственный гейзер в Йеллоустоуне, активность которого можно предсказать с достаточно большой точностью до нескольких минут. На остальных гейзерах написан только интервал в несколько часов, в течение которого извержение может произойти в любой момент. Вокруг главного гейзера собирается огромная толпа, вокруг стоят скамейки, и когда происходит извержение – все радостно вскрикивают, хлопают и делают сотни кадров.

Извержение Old Faithful

Но перед тем, как добраться до главного гейзера, я изучила еще одно геотермальное поле неподалеку.

Кипящая грязь
И пар, и вода

Вот такая она планета Йеллоустоун! Совсем не похожа на нашу Землю. Теперь, вдохновившись её видами, мне предстояло взять еще один перевал на пути континентального водораздела высотой около 2600 метров. Я доехала до парковки, рядом с которой стоял знак перевала и возле которого все фоткались. На нем значились цифры 8262 — высота перевала в футах. Но это оказалось не самой высокой точкой. Самая высокая была дальше. Там тоже стоял красивый стенд, но никакой парковки и людей рядом не было. Ну вот, теперь можно гордиться покорением континентального водораздела!

Самый высокий перевал этого путешествия — 2557 метров

Инопланетные виды вскоре закончились, сменившись привычными сосновыми лесами. Но ощущение, что я побывала в каком-то совершенно необычном и непонятно как попавшим на Землю месте, еще долго преследовало меня.

Продолжение >

Реклама

Скалистые приключения. Планета Йеллоустоун: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s