One Way Norway. Через сель, почесывая ногу

За Флеккефьордом мы наткнулись на очередное чистейшее ледниковое озеро. Тропинка с автодороги уводила на каменистый мыс, окруженный водой и скалами — лучшего места для ночлега и придумать было невозможно. Пока это самый живописный и приятный лагерь из всех. Искупались, приготовили ужин — чувствуем себя человеками. Ни одного немца на кемпере, вообще ни души, тишина и покой, такой кайф! Только ненадолго высадились из машины две норвежские тетки, поплескались в озере с дикими радостными криками и уехали. В такие моменты я все сильнее и сильнее люблю Скандинавию.

Пошла в расход первая из двух банок тушенки.

Итак, я стою на берегу озера, любуясь на скалы, покрытые апельсиновым, теплым светом закатного солнца. Плоские скалы, камни, подходящие к самой воде – прозрачной и чистой. Едва ли не впервые с начала путешествия приходит удивительное умиротворение и ощущение единения с природой. Ставим палатку на лужайке с сочной травой чуть поодаль от берега озера. Таня идет переодеваться и мыться. Я несу газовую горелку и продукты на берег, начинаю готовить ужин. Чайник вскипает, Таня присоединяется ко мне.  На расстеленных норвежских газетах мы раскладываем наш ужин. Хорошо! Мы в Вест-Агдере – одной из южных губерний Норвегии. Это еще только юг, только начало пути. Впереди – тысячи километров дорог. Как нам проехать все это? Мысли успокаиваются, приходит уверенность в том, что нам все по силам. Ведь рядом со мной сильная и отважная спутница, вокруг – удивительная природа, которую раньше я видел только в передачах канала «Нэшнл Джеографик». Камни и вода вокруг нас еще хранят тепло летнего дня. А в высоте над скалами раздаётся каркание пары воронов. «Смотри, у них там гнездо!» — говорю Тане. Словно в ответ, возле берега плещет рыба. Норвегия нас приняла, приключения начинаются! Искупавшись в прозрачной ледниковой воде, засыпаем спокойным мирным сном.

6 августа 2014 г.

Сегодня наша цель — Эгерсунд. До него 60 км и там есть кемпинг, я очень надеюсь сегодня до этого кемпинга доехать во что бы то ни стало, несмотря на то, что ехать многовато. Главная причина — нужна стирка. Посмотрела на карту: последние 10 километров идут практически по плоскачу, так что настроена я довольно решительно. Витя же все время сомневается, что мы сможем до него доехать. Из такого живописного лагеря уезжать совсем не хотелось, я бы провела там еще денек, но времени на это нет, едем дальше. По дороге еще не раз попадались живописные озера наподобие такого, где мы ночевали, а за ними последовал стремительный спуск в фьорду в Åna-Sira до нуля. Теперь мы уже знаем точно, что дорога от селения во фьорде опять поведет на очередной перевал в горы и снова придется идти пешком. Так устроена Норвегия. Это уже порядком надоело, но нет никакого другого выхода, кроме как привыкнуть.

В Åna-Sira мы пересекли первую границу между провинциями — «фульками», как мы их стали называть от норвежского «fylke». Позади осталась самая южная фулька Вест-Агдер, впереди — Рогаланд.

Мост через фьорд Åna-Sira — ворота в Рогаланд.

Табличка от создателей маршрута Евровело поздравила нас с прибытием в Рогаланд и сообщила о том, что до Эгерсунда осталось 55 км. В Рогаланде Евровело 12 хорошо промаркирован указателями Nordsjø, что собственно и означает «Северное море» по-норвежски. Только мы вышли на 44-ю дорогу, увидели уже другой километраж — 45 км, что странно, ведь дорога-то всего одна для всех.

Сегодня третий дико жаркий день, мы уже все употели на подъеме, ползли в размякшем зомбообразном состоянии и вдруг заметили у дороги малиновые кусты. Остановились отдохнуть и под объедание этих малиновых кустов долго философствовали на тему заката европейской цивилизации, какие норвежцы (а особенно немцы) на кемперах дурные: под ногами у них столько даров природы, а они покупают химическое варенье в супермаркетах, огромную явно генно модифицированную малину и природные богатства просто проезжают мимо, не замечая. Мы и воду пьем уже неделю прямиком из природы и пока не умерли. И вот за что мы любим велосипед — так вот за эту правильную скорость созерцания.

Перевал оказался не очень высоким по любым меркам — всего 275 метров, наверное мы уже проезжали и более высокие, но этот отличала специально установленная табличка для велосипедистов. И пока мы возле нее фоткались, отмечая свое велотаскательное геройство, навстречу мимо проползла супружеская пара собратьев-пенсионеров в одинаковых ярко-салатовых ветровках с тяжело гружеными байками. Мы их обрадовали, что теперь будет только вниз. Это уже забавная необъяснимая традиция — встречать велотуристов обязательно на вершинах перевалов и перевальчиков. Когда я в мае ехала одна по маршруту Via Claudia Augusta в Альпах, то прямо на перевале Рехенпасс (1510 м) тоже встретила дальнобойного велотуриста-англичанина.

Резкий спуск в Холмен — и теперь мы едем вдоль очередного фьорда Jøssingfjord, в котором во время Второй мировой была база военных судов, и здесь даже состоялось в 1940-ом году сражение британского эсминца с немецким хэлпером, о чем сообщала памятная табличка на берегу. Ощущение от места такое странное, будто бы все тут так и осталось нетронутым со времен войны.

Тут же в здании старой электростанции есть музей, посвященный этому сражению. Вход условно-бесплатный. Ну как бесплатный, стоит при входе коробка для монет и написано «вход — 20 крон». Но мы так и не поняли, за что там платить 20 крон, окинули взглядом стенды внутри и поехали дальше.

Внимание привлекают только старые турбины в хорошем состоянии, да и они не сильно вдохновляют.

Дорога конечно же опять уводила куда-то вверх. Мы подняли головы, увидели это дорогу и просто офигели: она выходила из тоннеля в скале сильно выше того уровня, на котором мы ехали. Вот это зрелище очень впечатляет, честно. Я подняла указательный палец в воодушевлении: «Прикинь, нам туда!»

А когда мы подъехали ближе к началу серпантина, то заметили, что тоннель еще вдобавок и с окошками, тоже вырубленными прямо в скале.

Первой в тоннель с окошками поднялась я, Витя остался внизу. Договорились, что пофоткаем друг друга: он меня в окошке на суперзум, а я его сверху на ширик, как он едет по серпантину. С собой мы везли рации, и тут они нам пригодились как никогда. Оказалось, что там не один, а целых два тоннеля. Тот, что с окошками — старый, по которому теперь ездят велосипедисты, рядом же прокопали новый более широкий для машин.

Найдите Витька на этой картинке.

Легковушка пролезет и в старый тоннель, но вот уже что-то более крупное — нет. Впрочем, мы только радовались, что движения тут никакого и можно сколько влезет фоткаться, дурачиться и рассматривать через окошки в скале дорогу, фьорд, старую электростанцию и уходящую высоко вверх от электростанции заброшенную железнодорожную ветку.

В тоннеле я заметила у себя на заднем колесе небольшую грыжу аккурат возле ниппеля. Я как-то не придала этому особого значения, спустили колесо, вправили покрышку и снова накачали, даже не снимая колеса. Но только мы отъехали от места ремонта на каких-то пару километров, как чувствую — не могу крутить педали, вроде колесо заклинило. Останавливаюсь, слезаю и вижу ужасную картину — грыжа расползлась чуть ли не на полколеса и буквально через несколько секунд — бабах! Взрыв лопнувшей внутри камеры. Пока я оттаскивала велик на обочину, лопнувшая камера обмоталась вокруг кассеты.

В общем, камера так и осталась жить на обочине дороги, сделала из нее композицию «на вершине холма». Плохо, конечно, загрязнять природу, но с учетом уникальности композиции пусть это считается современным искусством.

Теперь Витёк ехал за мной и смотрел, все ли там в порядке с колесом. Я особенно боялась на спусках, что вдруг это какой-то брак покрышки и опять заклинит колесо, но теперь уже на большой скорости. К счастью, ничего плохого с колесом больше не происходило.

После Хауге затяжной пологий подъем, а потом пологий же спуск и дальше все плоско. Были все шансы доехать до кемпинга, но Витя все ныл: «Ой, мы не проедем 20 километров». И видимо настроившись на это психологически все тормозил наш тандем, останавливаясь на каждом съезде на обочину, у каждого куста: то попить, то ногу почесать, то просто устал, то стучит что-то в колесе. Я же как-то умудрялась почесать ногу, еще зудевшую от линдеснесских мошек, прямо на ходу. В результате мы опять немного поругались на тему где и когда ночевать, но до кемпинга все-таки доехали.

Кемпинг оказался первоклассным. Мы много читали о том, что дешевле 200 крон кемпинга в Норвегии не найти, и что душ там всегда платный типа 10 крон за 5 минут горячей воды. Но этот стоил 140 крон, душ в нем был бесплатный, интернет, кухня — все на высшем уровне. Успели все перестирать. Только место досталось не совсем удачное — втиснулись где-то в самом дальнем углу, подальше от всех. Все заняли немцы на своих кемперах. Немцев здесь на юге даже больше, чем самих норгов. Мы даже шутили про год Германии в Норвегии. Но что поделаешь, нужна стирка и комфорт хотя бы раз в несколько дней.

Утром обнаружилась загадочная дырка в палатке.

7 августа 2014 г.

Не перестаю удивляться контрастам местной погоды. Вчера была жара под 35, а сегодня с утра беспросветные тучи, дождь и +18. Судя по прогнозу, солнечные деньки закончились, сегодня весь день будет капать, а что будет завтра…никто не знает. Пик дождя пережидали на кухне за завтраком, где любопытные немцы удивлялись пшенке. Европейцы принимают пшенку за кускус или корм для попугаев. Видимо, подумали, что русские такие бедные, что едят птичий корм 🙂 Но мы им так и не смогли объяснить природу этой крупы и подобрать подходящего слова на английском.

Проснулись от дождя. Час пролежали в палатке. Лило как из ведра. Резкая перемена погоды с 35 жары на 17 холода. Как мы уже поняли, здесь это норма. Стартуем поздно, подзаряжаем аккумы в банно-кухонном комплексе. Кемпинг хороший: бесплатный душ. Вообще в норвежских кемпингах повсеместно распространены загадочные машины, выполненные в лучших традициях техники времен эдак второй мировой. Реле с красными циферками и прорезью для монеты. Кидаешь копеечку и получаешь пять минут горячей воды. Причем, по истечении времени горячая вода отключается, а холодная продолжает течь. Это странно для страны, в которой столько воды. Жлобство? Мей би. Скорее практичность. Небо затянуто тучами. Стартуем в промежутке между дождями и почти сразу промокаем под дождичком. Прячемся на заправке, где соблазняемся на кофе и бутики, 75 крон.

Путь в Санднес сегодня лежал вне автодорог сначала по классическому вело рейл трейлу. Так делают во всем цивилизованном мире: снимают рельсы, и старая узкоколека превращается в живописную велодорожку. Вот и в Норвегии такой рейл трейл обнаружился — вдоль старой железнодорожной ветки Jærbanen от Эгерсунда до Хелвика. Протяженность его не очень большая — около 10 км.

Когда-то здесь была старая узкоколейка Эгерсунд-Ставангер, построенная еще в 1870-х. Параллельно идет современная железная дорога.

Попадаются участки старой железнодорожной инфраструктуры — мосты, станционные домики, переоборудованные под туалеты и зону отдыха.

Но самое потрясающее на этой велодорожке помимо приятных видов на Северное море и окружающую природу — это небольшие тоннельчики, прорытые вручную сквозь скалы. Выезжаешь из такого, а сверху на тебя льется водопад из дождевой воды — как душ принял. Глядя на размер тоннеля и ширину дороги, куда и помещается разве что два едущих рядом велосипедиста, можно себе представить, какими маленькими были паровозы и вагоны в те времена, как ютились в них пассажиры. А все-таки немного жаль, что дорогу разобрали и по ней уже нельзя проехать на маленьком пыхтящем паровозе.

А вода все течет и течет то очередным водопадом, то тоненькими струйками по всей этой скалистой стене, в которой еще видны следы инструментов дорожных рабочих.

Что еще мы знали об этой дороге? То, что проходит она по территории так называемого Magma Geopark — одного из геопарков мира, отмеченного ЮНЕСКО. Насколько я поняла из описания на сайте геопарка, здесь уникальный геологический ландшафт, напоминающий лунный пейзаж. Но честно говоря, лунного пейзажа мы так и не увидели. Может быть ехали не там, а может просто глаза уже привыкли к уникальному пейзажу, не знаю.

Видимо, когда-то железнодорожная станция, а сейчас зона для пикника.

Поразил туалет с запахом свежих сосновых досок. Обратите внимание на шкафчик с рулонами туалетной бумаги. Туалетную бумагу в Норвегии мы не покупали 🙂

Снова начинается дождь, прячемся под крышей. Витя забыл шлем на столике и бежит радостный и промокший обратно под крышу.

Дождь все не прекращается, и мы едем до действующей станции Хеллвик, где велодорожка Jærbanen заканчивается. За все это время из людей мы встретили только одинокого велосипедиста, едущего навстречу. Сидим на станции, наблюдая льющиеся сверху потоки воды, и решаем какой дорогой ехать дальше. Сперва даже проскользнула мысль: раз мы сидим на станции, то тут должны ходить поезда и не подкинуться ли на поезде в сторону Ставангера. Я даже сходила изучить расписание. Но мысль эта была отброшена как предательская. До Огны было два пути: все та же 44-я дорога, скучная и уже порядком поднадоевшая своими немцами на кемперах, и Евровело, которая теперь уходила на грунтовку по необжитым местам. Недолго думая, мы выбрали велодорожку. Едем очень медленно, сдерживает дождь.

В целом я больше страдаю от конденсата, чем от дождя. Никак не могу приноровиться к тому, чтобы не потеть и не мокнуть. Нужно что-то придумать с этим. Выезжаем на железнодорожную станцию с ласковым названием Хеллвик. Дождик вроде перестает. Ну кто бы мог подумать, что адский хелл только начинается. Бодренько сворачиваем на старую почтовую дорогу, которая входит в перечень официальных норвежских веломаршрутов. Въезд украшен красивыми информационными щитами, по пути — разнообразные указатели, калиточки и прочая. Правда стенд на въезде предупреждает ненавязчиво-мирным тоном, что поверхность дороги в мокрые времена немного «богги» и на машинке лучше не ездить, но на велике — можете попробовать. Вперед, ребята 🙂

Так вот табличка на въезде предупреждала, что дорога проходима даже с велотрейлером, но на ней могут быть очень крутые спуски и подъемы, а в дождь она становится немного болотистой (boggy).
— Ну мы-то проедем! Мы ж без трейлеров. Все эти «богги» — это все для немцев написано! — заключил Витя, и мы поехали, похихикивая над нежными немцами с их трейлерами. Слово «немец» вошло в наш ежедневный походный лексикон, стало нарицательным и означало среднестатистического туповатого и жлобоватого евротуриста на кемпере или ином комфортном средстве передвижения вне зависимости от евронациональности.

Сперва мы ехали, радовались и наслаждались одиночеством. Наконец-то ни одной живой души, ни одного немца на кемпере! И нас совсем не насторожил тот факт, что на этой дороге не было ни одного велосипедиста. Даже дождь не мог испортить той радости от уединения в диких местах.

Сперва начались те самые крутые спуски и подъемы, о которых предупреждала табличка. Но это мы приняли легко. Можеть быть этот пейзаж, к которому мы так привыкли в южной Норвегии, называют «лунным ландшафтом»?

Вскоре в грунте и асфальте стали попадаться промоины, мы их старательно объезжали.

Забираемся все дальше в горы. Пейзажи завораживают. Дорога с гравийно-песчаным покрытием. Вокруг пасутся коровы и овцы. Таня улыбается. Но вновь зарядил дождь. Холодный пронизывающий ветер становится холодным по-ноябрьски. Высота меньше ста метров, но погода чисто горная. Крутой, но невысокий рельеф с резкими перепадами с сорока до шестидесяти. Упираемся в затопленный участок дороги. Везде следы ливня, прошедшего максимум несколько часов назад. Небольшие и живописные горные озерца действительно стали богги! Как и обещал информационный щит.

Стали попадаться небольшие лужи, которые мы лихо проскакивали, даже не слезая с байков. Педали погружались в воду, но я умудрилась не промочить ноги, поочередно отрывая от педали то одну ногу, то другую. Витя все-таки искупал ноги. Накатом взять лужи не получилось из-за плохого качества покрытия и кучи промоин, педали приходилось крутить и в луже.

Через некоторое время перед нами возникла лужа побольше, по колено — небольшое озеро вышло из берегов. Пришлось разуваться и форсировать потоп вброд. Здесь мы чуть ли не молились на резиновые тапки «made in Russia». Вода холоднющая, но ноги уже итак промокли насквозь. Сверху моросит, а теперь еще и снизу вода, поэтому продолжили путь в тапках. Вон Витя какой счастливый — приключения!

Больше всего после форсирования лужи Витя боялся заболеть. Я же, более отвязная по отношению к своему здоровью, все говорила «да фигня, это же велотуризм, приключения!» Сохранить ноги в тепле было уже невозможно. Нам казалось, что самый большой потоп позади, решили проехать оставшиеся 5 километров до Огны и найти там кемпинг, где мы сможем высушиться. Но промоины на дороге только увеличивались в размере, ехать по ней было уже просто нельзя.

И наконец, дорога просто перестала существовать — ее смыло селем! Старый просевший асфальт вместе с землей провалился, остались только огромные голые камни в основании дороги, по которым текли ручьи. Это уже не приключения, а настоящее стихийное бедствие. Сперва мы попробовали протащить велосипеды вместе с грузом по кромке дороги и траве, но земля проваливалась и ее ошметки уносило селем вниз вместе с нами и велосипедами. Вода была везде. Вторая попытка протащить велики в лоб по камням тоже не увенчалась успехом. Поэтому наконец мы сняли весь груз и втащили на себе байки один за другим и вещи в этот смытый дождем подъем.

Дорога напоминает каменистое русло ручья. Разгружаем байки полностью. Затаскиваю наверх один, затем другой. Таня носит сумки и снарягу. Аккуратно прощупываем дорогу, превратившуюся в болото, окруженное двумя бурлящими потоками. Озера расположенные выше по склону, вышли из берегов и вода пробила себе дорогу вниз. Кое-что снимаем на видео, кое-что на фото. Происходящее напоминает мне книги о приключениях в дикой природе.

Как только мы преодолели это препятствие, казалось все, мы победили. Прошли через стихию, адреналин хлынул в кровь. Мы приложили к преодолению уже нешуточные усилия и смекалку, а осознание, что помощи ждать неоткуда и нужно рассчитывать только на свои силы, только удвоило ценность победы. В тот момент я задумалась, а что если бы это было мое одиночное путешествие как обычно, смогла бы я преодолеть те препятствия. Да, со своим упорством смогла бы, по большому счету ничего особенного, но потратила бы на это гораздо больше времени и сил. Я радовалась, что рядом со мной есть сильное мужское плечо и что мы способны договориться и вместе пройти через какую-нибудь внезапно возникшую задницу. Да, это было круто! Ну теперь-то все, осталось всего 3 километра до Огны, самое страшное позади. Мы даже надели мокрые кроссовки и двинулись к победному концу — Огне — уже не рассчитывая добраться сегодня до Санднеса. С полной уверенностью, что через полчаса уже будем сушиться в кемпинге и пить горячий чай, мы ехали по старой почтовой дороге, смытой селем, объезжая уже не такие страшные промоины. Я ехала впереди. Витя немного отстал, впечатленный приключениями, он все еще фотографировал дорогу. И вот очередной спуск. Я смотрю вниз и не могу поверить своим глазам: мать-перемать, очередное озеро вышло из берегов! «Угадай что там?!» — кричу я подъезжающему Вите.

Мы стояли у края воды и оценивали масштаб проблемы. Справа дорогу ограждал забор из сетки-рабицы на деревянных столбах, слева все было затоплено водой. За забором справо от нас мирно паслись две коровы. Дорога стремительно уходила под воду, я осмелилась зайти в воду первой.

— Посмотри на забор, какой уровень столбов на незатопленной дороге и какой в воде. Там глубина не меньше метра, — заметил Витя.
Действительно вода уже скрыла велосипед наполовину, а я стояла в воде по колено, едва успев зайти в воду. Раздеваться полностью? Нет, идти вброд было слишком опасно. Не совсем ясно было что за дорога под водой — может быть такие же голые камни, как те, через которые мы только что тащили разгруженные байки. Я вспомнила отчеты с велофорумов с красочными фотографиями, на которых мускулистые парни с голым торсом перетаскивали велосипеды, приподняв их над головой. Да, есть такие люди, которые специально планируют походы с форсированием рек, якобы это придает походу драйва, увеличивает категорийность и все такое. Насчет драйва не спорю, но мы ничего такого не планировали, а всего лишь столкнулись со стихией.

Слева из воды торчала скала, по которой мы и решили протащить велосипеды тем же разгрузочным способом.

Вид на потоп слева, со стороны скалы-обхода.

Первым на разведку обходного маршрута отправился Витя с моим велосипедом — разгрузили только его. Тапки скользили по мокрой скале, трава хлюпала под ногами, вот уж действительно «богги»! Я осталась ждать его возвращения и вердикта: можно ли так переместить и остальные вещи на другой берег.

Как только Витя скрылся за горой, вдруг издалека послышался звук работающего двигателя.
— Трактор едет! — кричит Витя. И действительно, фермер на тракторе форсировал затопленную дорогу и остановился возле меня. Когда я увидела плывущий трактор, большое колесо которого больше чем наполовину скрылось под водой, то убедилась в правильности нашего решения. Норг спросил что-то про коров, не видела ли я их. Говорю, что видела двух коров. Фермер в цветастых трусах видать ехал их проведать в такую непогоду.
— Я могу вам помочь, — говорит фермер на чистом ангийском. Я сперва не поверила своим ушам, вспоминая опыт общения с местными у того тоннеля перед Флеккефьордом. Очень глупо отказываться от помощи, и я говорю «окей!». Возвращается Витя весь мокрый, на тапках висит какая-то тина, дождь только усилился. Говорит, что велик-то он доставил на ту сторону, но было это непросто. А я, говорю, уже нашла помощь! Вещи и меня загрузили в кабину, Витю вместе с его байком посадили на ковш и поплыли! Закон вселенной: помощь приходит тогда, когда она действительно нужна.

«Ай кен хелп ю», — бодро заявляет храбрый норг. Он одет в резиновые шлепки и шорты в цветочек, совсем как усатый белорус-улыбается. Бодро загружает Таню и сумки в кабину, а меня вместе с груженым байком сажает на стрелу ковша. Это было нечто! Сдержанно и несколько шокировано благодарим чувака. На горизонте начинает проясняться. Добираемся до магаза, потом до кемпинга, преодолевая по пути еще затопленные дороги в тапках, всякие мелкие события и приключения с кемпингами, которые нет сил уже описывать. Ставим палатку в кемпинге на вершине холма. Страшный ветер и дубак вынуждает натянуть на себя все взятые с собой вещи, в том числе и пуховики. Так же внезапно холодная погода сменяется теплой и мы укладываемся спать в тепле.

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Через сель, почесывая ногу: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s