Путь на Север. 2 По Новгородчине — родине предков

7-9 июня 2020
Лебзино

Деревня из прошлого

В Ржевском районе есть деревня, в которой сестра моей бабушки Дуся прожила полвека со своим мужем. Сестры уже нет в живых, как и её мужа, но дети и внуки поддерживают дом, поэтому в нем хорошо и уютно. К сестре часто ездила моя бабушка Наташа с дедом и маленькой мамой, и даже мой старший брат бывал в этом доме. А когда я родилась, мы переехали и ездить стало далеко. Так что у меня нет никаких детских воспоминаний об этом доме.

Мне написала кузина Света, что они сейчас в деревне и могут забрать меня с маршрута на машине, ведь я совсем рядом. Как вовремя! Мы договорились встретиться в Верхних Котицах на Селигере. Оттуда до деревни час езды на машине.

Мама и бабушка часто рассказывали про бабу Дусю и этот дом. Когда я приехала туда и увидела старые фотографии на стенах, где мои бабушка и мама такие молодые и красивые, а тёти ещё совсем дети, мне стало казаться, что я здесь уже бывала. Может быть, рассказы родных, которых уже нет в живых, приняли как бы материальную форму воспоминаний. Старая мебель, которая у бабы Наташи была точно такой же (может, они с сестрой её в одном месте покупали), такое же постельное белье и ковёр с оленями — все это вызывало воспоминания о моём и как бы не моём прошлом. Странное, но хорошее чувство.

В деревне я провела три дня. Как раз ударила жара, и мы со Светой ездили на великах на Волгу, катались по окрестным деревням. А рассказы тети Нади о том, кто в каком доме жил, производили впечатление. Соседняя деревня уже не жилая, а в этой, когда-то большой, осталось четыре дома. Связь еле ловит, о мобильном интернете можно только мечтать. Так жаль, что мамы и двух бабушек уже нет, их так не хватало!

Уезжать было тяжело, меня и не хотели отпускать. Но пора было продолжать путь на север. 9-го мы добрались до Верхних Котиц только к вечеру и расстались на том же мосту через Селигер, где и встретились. Я вернулась на маршрут, поставила палатку на живописном берегу Селигера и даже искупалась в бодрящей воде. Но долго ещё меня согревало тепло этого дома, хранящих его родных людей и разных воспоминаний. Эти три дня пока что были лучшими за все путешествие.

Селигер. Фото с моста в тех самых Верхних Котицах
Родительский дом в деревне Лебзино
Две сестры со своими семьями. В живых осталось только трое маленьких девчонок с этой фотографии
Катаемся со Светой по окрестностям
Над Волгой
Нашли старый памятник, ещё 19-го века. А что на нем написано — уже не разобрать
Неожиданно поругались с автолавкой. Продавщица в розовом стала хамить местным и кричать, чтобы её не фотографировали. Принципиально выложила это фото, страна должна знать своих антигероев. Магазин есть не во всех окрестных деревнях, и злющая продавщица автолавки этим безнаказанно пользуется
Волга
В тихом месте на Селигере. Жара

10-11 июня 2020
Верхние Котицы – исток Волги – оз. Трестинское

Селигерский край и исток Волги

Осташков проскочила почти без остановки, даже не подъезжала к Богородицкому монастырю. В этом прекрасном маленьком городе на берегу Селигера я уже была дважды, и один из этих разов зимой. Мы тогда с Витей и Владом Васильевым ехали в Торопец на великах в мороз под -30. А сейчас я зашла только в рыболовный магазин купить кое-какие снасти, думала рыбу половлю. Ну да, как же! Не половила.

Немецкий маршрут идёт асфальтовой дорогой до Свапуще вдоль Селигера. Наконец-то после Пеновского шоссе этот маршрут уходит с больших трасс! Но мне это все равно показалось слишком банально. Близились праздничные выходные, уже москвичи потянулись в свои металлозаборные дачи. Поэтому в поисках приключений я поехала другой дорогой к озеру Стерж с прицелом потом заехать ещё и в Волговерховье на исток Волги. Хорошая гравийная дорога шла тихими деревеньками и закончилась в Поребрице на берегу Стержа. На карте была стёжка дальше вдоль озера в Кожурицу и через некий брод в Городок. И зачем-то я свернула в эту Поребрицу, явно плотно заселенную московскими и питерскими дачниками. Пробираюсь полем мимо очередного дома, и тут на меня выбегает бойцовская собака типа питбуль. Потом появляется добрая хозяйка: «да вы не бойтесь», «не кусается» и все по классике. Отгоняя от меня пса, параллельно рассказывает как проехать в эту Кожурицу: «За домами дороги нет, но вот на холм поднимитесь и по хребту, по хребту… Правда там заросло.» Я уже скорее ползу на этот холм подальше от любопытной собаки, которая так и вьется за мной. Там и правда заросло, еле заметные колеи в высокой траве.

Колеи привели меня на рыбацкую стоянку на берегу озера, а ни в какую не Кожурицу. Место плохое: маленький неровный пятачок, раскатанный квадроциклами в грязь и легионы комаров! И палатку поставить негде. Но уже восьмой час вечера и за озером гремит гроза. Нет, буду выбираться отсюда завтра, а сейчас надо срочно ставить лагерь. Только я закинула вещи в палатку и залезла сама, как полил такой дождь! Гремело, лило и сверкало всю ночь напролет. От страха можно было бы и в штаны наложить, но я спала как убитая.

Наутро вспомнила, что у меня есть пакрафт. Зачем ковыряться в этих размокших от грозы колеях, если можно спокойно плыть по озеру? Наконец последнее неиспользуемое до сего дня снаряжение, которое я уже прозвала «камень греха», пошло в дело! Погребла сразу в Ивановское на противоположный берег, оттуда до истока Волги ближе. Озеро Стерж прекрасно! Правый берег дикий, весь травой зарос и чалиться негде. А в Ивановском уже какие-то платные стоянки натыкали и закрыли подъезды к озеру штагбаумами.

Дорога к истоку Волги была тихой стиральной гравийкой. Вверх-вниз по трясучим холмам. Такой рельеф будет до самой Новгородской области, почти до Демянска. Посмотрела на исток великой реки и скорее дальше. От Волговерховья до Свапуще опять трясучие вверх-вниз, все седалище отбила.
На ночевку я приметила озеро Трестинское, почти на границе с новгородчиной. На нем оказалась шикарная стоянка. Правда, в 9 вечера приехал поддатый дядька, припарковал машину в метре от моей палатки и возжелал «отдыхать». На что я ему вежливо намекнула, что место уже занято и не пошёл бы он отдыхать куда-нибудь ещё. Слава богу, уехал. Всю ночь гудела какая-то птица, будто кто-то протяжно дует в пустую стеклянную бутылку. Кажется, это была выпь.

Возле пирамиды Голода на Селигере всегда продают копченую рыбу
Обед на озере Глубоком. Рыба попалась уже копченая
Тверские деревеньки между озерами Глубоким и Стерж довольно приятные
По озеру Стерж. Видно купол-луковицу храма на Погосте Увицы
На истоке Волги. Вдалеке первый мостик
Вода в Волге была коричневая. Но исток очень прикольный: видно как из-под земли бьют ключи и из лужи берет начало огромная река!
Такая маленькая Волга
На Трестинском озере первый раз в жизни увидела, как ловят рыбу сетями
Озеро Трестинское

12-13 июня 2020
Оз. Трестинское – Демянск – Глухое Демидово – Корпово

Глухое Демидово или как по пути найти родню

12 июня в Демянске ко мне присоединился хранитель маршрута. Витя не выдержал и приехал на три выходных дня. Мы ехали навстречу друг другу: он со станции Лычково, а я с Трестинского озера. Дорога через границу областей была гравийной и абсолютно дикой. Глухие места, в деревнях по пути даже сохранилось булыжное мощение. А после Молвотиц начался сильный дождь, и я так и ехала под дождём до Демянска по ужасно убитому дырявому асфальту. В этих местах были сильные бои в Великую Отечественную. Попадались ДОТы, могилы, памятники, воронки от снарядов в лесу, а асфальт после бомбежек, видать, так и не восстановили. Здесь два года проходила линия фронта и многие попали в знаменитый Демянский котел — мясорубку сражений.

Витя куковал на автовокзале Демянска с самого утра, а я добралась только к трём часам дня. Демянск — дыра дырой и смотреть там нечего. Гостевой дом, обозначенный на карте маршрута R1 как сервисная точка, мы так и не нашли, хотя проезжали мимо адреса два раза. «Поехали скорее отсюда! Я уже врос в этот Демянск. Тут сплошное уныние», — говорит Витя и мы уезжаем прочь в леса. Долго искали съезд к реке Явонь, но все заросшее и мокрое, везде в лесу валяется мусор, неприятно. И комаров тьма. Наконец нашли ровную поляну на вырубке.

В субботу нам предстояла важная миссия. В Демянском районе среди болот стоит деревня Глухое Демидово. После войны её переименовали в Приволье, но старое название говорит само за себя. Здесь тупик, дальше только топи. Из этих болот поисковики несколько лет доставали немецкий самолет — не подобраться было. Это родная деревня бабушки, мамы и всех моих предков по маминой линии. Бабушка уехала оттуда где-то в 60-ых, но я мечтала побывать в Демидове и узнать, жива ли деревня, помнит ли кто из стариков бабу Наташу и её сестёр. Я ехала по родным местам и испытывала трепет ожидания: что же мы найдём?

Деревня оказалась большая и живее всех живых! Из стариков только баба Тоня 80-ти лет, но она моложе бабушки лет на 15 и не вспомнила её. Есть ещё одна старушка старшее её, но та уже без памяти. Баба Тоня подсказала: «Так вон Егоровых дом, сходите к ним, они хорошие люди». Бабушка была Егорова, и мы пошли к потенциальной родне. Приняли нас хорошо, чаем напоили и все искали в моих чертах лица сходство: » Ну точно родня!» Выяснилось, что это дочери деда Мити Егорова, которого бабушка точно знала. У них год разницы, но умер Дмитрий Михайлович в 2017-ом году и спросить больше не у кого. Бабушка была староверка и эти Егоровы староверы — совпадений было много и вопросы сыпались, как из рога изобилия.

Дочка деда Мити проводила нас на погост. Батюшки! Одни староверские кресты! Мои предки пронесли семейные традиции через века, через реформы Никона и советскую власть, ушли в глухие болота. Бабушка сбежала из колхоза, где заставляли работать за палки-трудодни. Теперь ясно, откуда у меня тяга к свободе. Мы никогда не желали быть крепостными.

В деревне мы с Витей провели много часов, но нужно было ехать дальше. Возле Корпово есть немецкое кладбище, и Витя предложил заночевать недалеко от него у реки. Кладбище это возникло в конце 90-ых. Область дала немцам землю в безвозмездное пользование, куда захоронили всех найденных немецких солдат из окрестных деревень. Кладбище большое и ухоженное, выстрижен ровный газон. Уголок Германии на новгородчине. Тихо и спокойно. Теперь все в земле и уже нет разницы, на чьей он был стороне. Войне нет оправдания.

Съезда к реке мы так и не нашли, поставили палатку на парковке кладбища, на идеальном газоне. Мошкары на этом газоне было столько, что на нас живого места к утру не осталось. Шутили, что это души фашистов охраняют. Гнус, Ганс — и звучит-то одинаково. Но гнуса тут везде полно. Утром приехал смотритель косить траву. Приятный дядька: «Вас мои немцы ночью не трогали? Ночуйте, не жалко!» Поговорили о кладбище, а потом мы уехали, оставив после себя только примятую полянку.

Родная новгородчина!
Бомбили знатно
Воссоединились с хранителем маршрута Витей на депрессивном автовокзале Демянска, где Витя провёл половину дня в ожидании меня
С появлением Вити явились и кулинарные изыски — оладьи на завтрак!
В Глухом Демидово (Приволье) с бабушкой Тоней. Она хранит новгородский говор и глаголет точно как наша баба Наташа: «клещ кусил», » тут все зарошши», «шапка с хвостам», «кул того места»
Мои прадед Василий и прабабка Мария Егоровы, уроженцы Глухого Демидова. Фото 30-ых годов. Оба погибли в войну. Прадеда, говорила бабушка, немцы зарезали на операционном столе
На погосте ищу могилу прабабушки Марии. Все старые кресты уже погнили и их убрали — не найти. Да и на старых староверских крестах не было портретов, только вырезали «Под сим крестом покоится тело раба божьего..»
Немецкое кладбище в Корпово
Уголок Германии в русской глуши

14 июня 2020
Старая Русса

Витя очень хотел посмотреть Старую Руссу — древнерусский городок да ещё и курорт с минеральными источниками. Поэтому вчера утром мы бодро прокрутили 60 км и были в Руссе уже в три часа дня. Дорога от Демянска очень хорошая и для трассы довольно тихая, приятная для велотуризма. Вокруг только леса, болота, в общем полная глухомань. Заехали только в Залучье поесть мороженого. День был очень жаркий. Всю дорогу до Старой Руссы за нами гнался рой оводов — летучая хрень. У Вити был свой рой, а меня преследовал свой. Витя кричит: «Не подъезжай близко, а то твой рой на меня перекинется!» Его они погрызли знатно, даже нога опухла. Шустрые такие: едешь 20 км/час — крутятся, 25 — не отстают.

В Руссе я заселилась в гостевой дом, надо было вечером провожать Витю на поезд. Поели вкусную пиццу и пошли гулять. Старая Русса издавна выросла на производстве соли, которую выпаривали из минеральной воды. А когда соль перестала цениться, сделали курорт как Ессентуки с питьем целебной минералки. Сам курорт с бюветами был закрыт на строгий карантин и водички мы так и не попили. А воду в бутылки не разливают, так что если хотите попить старорусской минералки — придётся приехать. Зато первый источник, Царицынский, до сих пор бьет из-под земли мощной струей среди чистого поля. Съездили к нему искупаться. Вода холоднющая аж ноги сводит, при этом ещё и соленая — удивительно! Ещё все мажутся целебной грязью, что оседает на дне минерального ручья. На источнике встретили народного целителя, который обещал, что от водички местной новые зубы вырастают. «И поджелудочная тоже вырастает новая! А ещё я от коронобесия исцеляю.» Чудеса да и только.
А вот как зовется житель Старой Руссы? Старорусец, старорусич? Рушанин! Город мне сразу понравился и покорил своими древними храмами, зелеными улицами и живописной набережной Достоевского. Здесь Фёдор Михалыч написал «Братьев Карамазовых».
Витя уехал обратно в Москву, а я продолжаю свой путь на Новгород Великий снова одна.

Утром все лицо было в укусах мошкары

Церковь Мины Мученика, 15 век
Дом Достоевского
Царицынская скважина самая мощная в Европе. В какой-нибудь Германии вырос бы рядом на поле дорогущий отель с купальнями, этакий Баден-Баден. А у нас все по-народному! В ледяной воде мы только ноги помочили
Грязь-то целебная!

15-16 июня 2020
Старая Русса – Камень — р. Шелонь

Ильменский глинт и валун любви

Вчера из Старой Руссы я выехала только в обед. Накопились разные дела и все никак не могла уехать. В любом случае спешить было некуда, потому что мне очень хотелось заночевать на Ильменском глинте, а до него по шимской трассе чуть больше 30-ти километров. По трассе я и поехала. Искать объезды тут бессмысленно: в Ильмень впадает много речек, а мосты в каких-то неудобных местах, будешь ехать крюками.

В деревне Буреги заехала пообедать возле развалин церкви старого монастыря. Местный дядя проходил мимо и сказал, что прямо в колокольне после войны жила бабушка жены — дома-то все погорели. А мне пока обедала послышалось, как из церкви тихо поёт женский хор. Хотя там не то что хора, вообще внутри ничего нет.
Высокий берег Ильменя — глинт — начинается недалеко от деревни Коростынь. Место удивительное по красоте и геологии. Наверху много стоянок, и я встала на одной из тех, что почище, возле сплетённых вместе сосны и березы. Спуск вниз очень крутой, не для тяжёлого велосипеда. Берег Ильменя галечный, волны плещутся, а озеро такое огромное, что другого берега и не видно. И все это создаёт впечатление, что ты на море! Вот только вода не соленая. Я провела на обрыве весь вечер: купалась в мутной воде (волны поднимают со дна много глины), лазила по берегу. Вся вымазалась в необычной голубой глине.

Утром не хотелось даже уезжать. Но сегодня я решила всё-таки сделать большой крюк и заехать на валун у деревни Камень. Крюк был около 25 километров, то есть 50 туда и обратно, но Витя так расхваливал этот валун, что я все же поехала. «Обязательно заедь! Помнишь как в Эстонии мы видели? Вот такой же огромный! Круть, чудо природы». Бешеному лосю, как говорится…

Поехала через Подгощи, а дальше на Волот пошла отличная новейшая дорога! Её прямо сейчас закатывают, но уже ехать можно. Я обрадовалась: сейчас быстро сгоняю по идеальному асфальту туда и обратно. Но не тут-то было. За Язвино нужно свернуть в Горицы, и вот тут асфальт заканчивается и начинается такая дорога, про которую обычно думаешь: не дай бог дождь! Засохшая глина. Но светило солнышко и я радовалась: когда ещё попаду на этот валун в такую прекрасную сухую погоду. У деревни Камень пришлось оставить велосипед и пройти вдоль Шелепского ручья пешком. Даже сейчас дорога была грязная и скользкая. А в мокрую погоду тут наверное вообще непроходимо.

Ну вот и валун. Большой, да. Но глядя на него, я стала сомневаться: а стоил ли он такого крюка? Тем более, что в небе стали собираться тучи. С первым громом я поспешила обратно, но все равно попала в сильную грозу. Промокшая нырнула в остановку в Горицах. Глина уже на колёсах и в тормозах, но половина глинистого пути ещё впереди. Пока пережидаю ливень, решила пообедать. Только достала еду, как смотрю идёт к остановке пьяный в драбадан мужик. «А ты кто? Давай замутим, туристка. На лицо вроде симпотная. Давай ты у меня перекантуешься.» Я с такими разговариваю спокойным тоном, как с психбольными. В общем, пообедать не удалось. Наскоро складываю вещи и рвать оттуда, пока мужику ещё какая мысль не пришла в отношении меня в пьяную голову. А чёртова глина не даёт ехать дальше: намоталась вперемешку с травой. С горем пополам добралась до асфальта, счистила что смогла. Но выглянувшее солнце подсушило остатки: хруст такой, того и гляди цепь развалится. Целый час отмывала велик в Солоницком карьере. Вот и съездила на камушек. С приключениями. А к Новгороду не сильно продвинулась, все Ильмень не отпускает!

Руины монастыря в Бурегах
На Ильмене как на море
Глинт сложен из древних камней, сквозь которые по глине сочатся многочисленные ручьи

Голубая глина. Интересно, можно ли из неё делать керамику?
Путевой дворец Александра I в деревне Коростынь. Первый этаж каменный, а второй деревянный
Новейшая дорога Шимск-Волот
Тот самый валун у деревни Камень. В Эстонии есть побольше, но то в Эстонии
Тут только самое начало жести, это ещё чисто. Потом я уже и не фоткала, когда все набилось в цепь и переключатели

17-18 июня 2020
Р. Шелонь – Новгород Великий – Гузи

Вокруг да около Новгорода Великого

После глинистых приключений я переночевала на берегу реки Шелонь. Сразу на другом берегу был город Шимск, но в это трудно было поверить. Очень тихое место. Правда, место открытое, и уже в 7 утра меня стало поджаривать солнце. Турист на гриле в палаточной панировке. Тенька не было нигде, и пока собиралась, уже пот лил ручьями. Температура перевалила за 30 градусов, а комары сменились слепнями. В Шимске единственный на много десятков километров мост через могучую Шелонь.

Из Шимска до Новгорода есть хороший альтернативный трассе маршрут вдоль реки Струпенка через Видогощь. Но мне в очень жаркий день хотелось быть ближе к воде и иметь возможность охладиться в Ильмене. Так что поехала по загруженной трассе и свернула в Сергово. А там на пляже полно народу! Ну сейчас у воды везде много людей, а охладиться надо.

В деревне Завал есть очень красивая мельница. И эта мельница, и абсолютно ровные пейзажи с ухоженными, засеянными полями напомнили мне Голландию. Но это наш, новгородский колорит! Мельница покрыта дранкой, так же как и крыши домов в новгородчине раньше крыли. Крыш с дранкой в деревнях уже и не осталось, а мельница стоит.

Чем ближе к Новгороду, тем лучше дороги. Даже второстепенные закатаны в новый асфальт. Раньше все было хуже, то ли губернатор сменился, то ли что.
На ночевку осталась в Юрьево, возле монастыря. Там большой пляж в устье Волхова и обозначено место отдыха, сначала хотела встать там. Но народу на пляже было просто море! А чуть поодаль уже владения рыбаков. Заход в воду илистый — и уже никого нет. Ну значит остаюсь здесь.
Псков и Великий Новгород — мои самые любимые города, поэтому я решила не упускать шанса ещё раз побывать в прекрасном Новгороде. Из Юрьева въезжаешь по водоканалу — и ты уже у кремля! Чудный велозаезд. Город растёт на север в сторону трассы, а на юг к Ильменю почему-то нет, и здесь прекрасные тихие места, дачные домики.

Новгород хорошеет с каждым годом. Чистота и порядок, ровный асфальт, тенистые широкие тротуары — город утопает в зелени и радует глаз. Я раньше была в основном в центре, гуляла по городскому валу, но и спальные районы оказались в целом приятными. В Новгороде я не стала задерживаться и смотреть достопримечательности, но из-за жары все равно выехала за город только после трёх — так хорошо было на тенистых аллеях. Выезд на север довольно стрессовый, и даже когда сворачиваешь в Кречевицы, места все равно идут не самые приятные: очистные сооружения, промзоны. Цена посещения большого города. В Котовицах был последний шанс искупаться в тёмных водах Волхова, и я им конечно воспользовалась.

Дальше поехала альтернативным маршрутом R1 через Тёсово, который предложил немцам Влад Васильев. Тихая дорога через леса ведёт из Новгородской области в Ленинградскую. Я уже так близко к Питеру, осталось меньше двухсот километров, даже поверить трудно!

Основное расстояние я преодолела уже вечером после пяти, когда жара поумерилась, а деревья создали на дороге спасительную тень. Остановился мужчина на микроавтобусе, спрашивал откуда и куда. Оказалось, это владелец Тёсовских торфоразработок. Я думала они мёртвые совсем, но вот оказывается выкупили из банкротства, восстанавливают производство и узкоколейку. Спросил, где я собираюсь ночевать. Здесь много торфяных болот, а леса вокруг не очень гостеприимные для палатки: съезды в леса затоплены, в полях травы по колено. Вроде нашла одно ровное место на опушке, на там рядом лежала дохлая крыса. И воды набрать проблема, пришлось просить в деревне. Я надеялась доехать до торфоразработок и поставить палатку там, но поняла, что уже не доеду. Единственным местом, пригодным для ночёвки в десятом часу вечера, оказалась полянка возле часовни на кладбище деревни Гузи. Не люблю ночевать рядом с кладбищами, но мертвых бояться нечего. Спалось хорошо!

По трассе. Обочина тут широкая, так что не так и плохо
Мельница в Завале очень колоритная! Внутри небольшой музей, который открывается по звонку на мобильный методисту. Я заглянула через щелку — жернова вроде бы не сохранились
Река Веряжа впадает в Ильмень
Новгородская Голландия
Юрьев монастырь вдалеке. Прекрасное тенистое место и никого, кроме мимо проходящих пары рыбаков утром
На пляже у Юрьева монастыря аншлаг
Новгород Великий
Спальный район на самой окраине
Станция Горенка. Интересно, что тут останавливается на такой крошечной платформе?

19-20 июня 2020
Гузи – Еглизи

Через болота в Петербург

Долго не могла покинуть свою часовню, все пряталась а тени, но злые слепни выгнали все же на дорогу. И вот я еду вдоль узкоколейки в Тёсово. Железная дорога жива и выглядит как игрушечная! Классно. Впервые вижу живую узкоколейку в России. У нас в Мещёре тоже были торфовозные в районе Шатуры, но там давно все разобрали, только локомотив стоит как памятник на постаменте. А здесь и музей есть, и дорога действующая. Энтузиасты восстанавливают локомотивы и вагоны, штук восемь уже выглядят как новенькие и ещё пара в ремонте на подходе. Доехала и до депо. Добрый смотритель, дядечка пенсионного возраста, и депо открыл, и рассказал немного про историю. Говорит, после войны торф грузили на широкую колею и возили до Ленинграда, а сейчас только котельную местную торфом топят. Сильно все сократилось и из банкротств после перестройки не вылезали. Но сохранить удалось.

В Тёсово стала собираться гроза, а я только радуюсь — конец жаре! Впереди длинная пустынная гравийная дорога через границу в Ленинградскую область. Здесь нет на десятки километров никаких деревень, только леса и болота вокруг, полная глушь. Появились сосновые леса и воздух стал прозрачным, и даже тучи впереди, которые вскоре разродились дождём, были только в радость после стольких дней нестерпимой жары.

На ночевку встала на песчаных карьерах перед Любанью, на озере Долгом. Стоянка грязная, много битого стекла, но никого не было, да и в целом озеро красивое. Только на другой стороне гремели экскаваторы и активно добывали песок.

Через Любань идёт прекрасный тихий асфальт через поля. Вокруг тишина, только в полях идут сельхозработы. На озере Белом я решила пообедать. Заехала — а там уже толпы пьяных автошашлычников, так что задерживаться не стала. Но апофеоз шашлычно-пляжного шабаша был на карьерах возле деревни Шапки. Ужасное место.
К Тосно трафик сгущался, и наконец маршрут вывел на страшно загруженное Московское шоссе, с которого я все никак не могла повернуть налево — никто не пропускал. Найти место для ночёвки среди развязок и трасс здесь уже не так просто. Вокруг или поля или болота. Выбор между двух зол был очевиден — поставила палатку на краю заросшего поля. Но в пять утра приехал мужик на тракторе и давай сигналить: «Убирай палатку, мне работать надо». Много раз я ночевала в поле, но такое впервые. И приспичило же ему в воскресенье в пять утра косить траву.

Вдоль узкоколейки в Тёсово
Музей Тёсовской железной дороги
В депо. Слева шпалоукладочный, а справа снегоочистительный локомотивы. «Снимайте, снимайте, выкладывайте в свой интернет!» — улыбается смотритель
Только въехала в область, как уже на следующий день черта Петербурга. Так быстро
На озере Долгом. Хотя на самом деле это песчаный карьер, коих множество в Ленинградской области
Красивый мох на берегу. А за кадром кто-то уже кострищем выжег дырку в этом мху (с мусором)
Станция Любань
Руины церкви в Пельгоре
Ужасные карьеры возле Шапок

Путь на Север. 3 Вдоль Ладоги >>

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s