Путь на Север. 1 Побег из Москвы немецким маршрутом

26-27 мая 2020
Балашиха – Устье (Москва-река)

Привет с Острова Свободы!

Снился мне путь на север… И вот он наконец стал явью. Долго я собиралась, но то одно, то другое не отпускало. Теперь уже Москва позади, а впереди Севера. Еду из дома по немецкому маршруту R1 пока до Петербурга. Уже с первых километров стало понятно, что маршрут для немцев. До Звенигорода он идёт по сильно загруженному Ильинскому шоссе через Архангельское. Немцам оно может и хорошо, но я бы там веломаршрут не проложила.
Первую ночь я провела на Лохином острове — забытом уголке природы, окруженном госдачами и особняками олигархов. На другом берегу Барвиха и Раздоры, а на мой Остров Свободы можно попасть только пешком или на велосипеде по единственному мостику. Самое красивое место острова — озеро Глухая Яма, у которого я и поставила палатку.

А дальше проклятое Ильинское шоссе… Едешь в потоке машин в коридоре десятиметровых металлических заборов. Эти заборы — апофеоз российского заборостроения, и чем выше положение и достаток владельца, тем выше и забор. Здесь живут приближенные. Ей богу как в тюрьме, за десятиметровыми заборами… Долго я не выдержала и ушла на берег Москва-реки. А здесь уже настоящий рай. И пусть тропа промыта многочисленными ручьями, которые образуют крутые спуски и грязные лужи, но это счастье не для немцев — для меня! В одной луже я «искупалась», а ещё в один крутой подъём перед Звенигородом мне помогли втащить велосипед трое мальчишек лет 8-ми. Сами измазались в грязи и не унывают: «Да ладно, в реке помоемся!» Мне так радостно вдруг стало: у пацанов есть ДЕТСТВО! Я вспомнила своё, как мы так же гоняли на Камах и в Каме же купались. И вдруг поняла, что моё детство и не заканчивалось. Сегодня я тоже буду мыться в реке. Какое счастье жить!

Начало пути от дома. Необычные ощущения
На Измайловской аллее обновляют разметку велодорожки
Единственный мостик на Лохин остров
На озере Глухая яма
В тоннеле из заборов. Из-за них не везде есть подъезд к берегу Москва-реки

Берега реки Москвы
У Звенигорода Москва-река зелена и прекрасна
В Звенигороде я уже была и в Саввино-Сторожевском монастыре тоже. Сейчас он все равно закрыт, поэтому не задерживаюсь

28 мая 2020
Устье — Руза

Адская трасса

Рыбацкая стоянка на берегу Москвы-реки была прекрасной! Даже не хотелось утром уезжать. Но впереди путь на Рузу. День позавчера стоял ясный и по-летнему жаркий. Дорога уводила вдоль берега через Улитино и Михайловское. Здесь берега Москвы изрезаны оврагами, и тихий асфальт вьется по бесчисленным холмам, то поднимаясь над рекой, открывая вид на зеленеющие луга, то вновь опускаясь к реке. Лесов на западе мало, в основном поля да заливные луга. Не то что у нас на востоке: сосновая Мещёра! Спокойствие лугов быстро закончилось, и маршрут вновь вывел на загруженное шоссе. Только теперь по нему каждую минуту куда-то мчались огромные, громкие, бесконечные самосвалы. Я свернула в Колюбакино перевести дух. Глянула на карту, и чуть не выругалась вслух: Богаевский карьер. Так вот куда и откуда так спешат грузовики, явно нагоняя сорванный карантином план. Я читала, что этот карьер чуть ли не крупнейший в Европе. На адскую трассу возвращаться не хотелось, доверие к немецкому маршруту R1 окончательно пропало. С меня хватит, надо с него уходить. Главное, выбраться теперь с этой трассы. Навигатор предложил объезд полевыми дорогами. Я ехала и радовалась, несмотря на бесконечные холмы. Явно этот маршрут создан с той целью, чтобы ни в коем случае не показать европейцам наши полевые дороги! Вокруг все утопало в ковре бело-желтых одуванчиков. Некоторые уже отцвели, а некоторые еще нет, создавая цветную палитру. За Паново тропинка уводила вдоль речки Малиновка. Накатана машинами, но стали появляться грязные лужи. Тропинка привела к реке и следы шин закончились. Рыбаки. Дальше дорога была заросшей с уже человеческими следами, а на карте появилось зловещее название: «тропа эндуро». «Ну наверное ходит кто-то в ту деревню пешком», — подумала я. И зря. Потратила целый час, ободрала ноги крапивой, порадовала комаров, а человечьи следы исчезли в болоте и сменились лосиными. Надо возвращаться и выходить на адскую трассу, звук самосвалов на которой был слышен даже с тропинки. Благо возвращаться до очередного съезда было недалеко. Пыльная трасса дала мощного стресса! Она же ещё и не плоская, зараза. Ползешь вверх, а сзади тебе сигналит очередной грузовик. В груди защекотало, начался кашель. Дышать тяжело и ехать в гору тоже. Не могу больше. А вдруг это тот самый Ковид? Да нет, ерунда, просто пыли надышалась. Ну её в пень эту Рузу, надо уходить на проселки до Волоколамска через Никольское. Но и туда ехали эти чертовы самосвалы! Они везде… Я свернула в первый попавшийся лес и поставила палатку. Выбрала самое ровное место, но когда все уже было готово, под полом обнаружились торчащие корни. Пришлось подлезать под дно и на корячках выпиливать их микро-пилой. Поранила руку и вся измазалась. А полчища комаров вокруг только радуются: еда приехала. Сил больше моих нет! Что за день такой. Несмотря на все красивые места, меня не покидает ощущение какого-то замкнутого круга, бесконечного круга спешащих куда-то машин, из которого я все никак не могу вырваться…
Вчерашний день не принёс облегчения. Чувствую я себя лучше, и уже не так злюсь на тех, кто придумал этот бестолковый евромаршрут. Но на Подмосковье обрушились дожди. Говорят, это самый мокрый день в мае.

Заливные луга
Игольный завод в Колюбакино
Колюбакино
Дорога не для веломаршрута. Поток самосвалов не утихает ни на минуту. Здесь играет песня «Highway to hell»
Велотуризм должен выглядеть так. Штатив с собой не брала, так что все фото меня будут снизу
Весенний полевой ковер

Начало зловещей эндуро-тропы

29-30 мая 2020
Руза — Волоколамск

Потоп

Вчера ночью пошёл сильный дождь. И целые сутки он не прекращался. Ну я и подумала: а чего мокнуть, пережду в палатке. Да хоть и весь день, у меня нынче полная свобода, а не дни отпуска наперечет. Рисовала альтернативные маршруты. Читала Радищева, «Путешествие из Петербурга в Москву». Он там прямо пишет: «Небо, не спросясь со мною, разверзло облако, и дождь лил ведром. – С погодою не сладишь; по пословице: тише едешь – дале будешь, – вылез я из кибитки и убежал в первую избу.» Вот и я провалялась в палатке весь день. Обед и чай готовила на дождевой воде, подставив кастрюлю под тент. Хоть какая польза от дождя. Но сегодня ночью «небо разверзло облако» особо сильно, и я проснулась в четвёртом часу утра от звука льющейся реки. Мне снился плот, но открыв глаза и аккуратно привстав, я поняла, что река течёт подо мной. Надо отдать должное палатке, аквариум был только в одном углу, где плавали запасные ботинки… Ну и так, по мелочи. Я принялась вычерпывать воду кружкой, как на тонущей лодке, чтобы спастись. Стало светать, и тогда я огляделась и поняла, что усилия тщетны. Озеро было вокруг, а я плаваю в его центре. Лес больше не способен впитывать потоки с неба. Чудом удалось спасти пуховый спальник. Часа три я аккуратно делила вещи по сумкам: мокрые в одну, сухие в другую, влажные в третью. Потом отковыривала слизней, мокриц и прочий зоопарк, поселившийся в палатке за день. Наконец выбралась и этого леса и двинулась на Волоколамское шоссе. После суток сильнейшего дождя грунтовки раскисли, и альтернатива асфальту уже не казалась мне привлекательной. Скорее бы выбраться из циклона.

Руза не особо впечатлила и запомнилась только пьяными мужиками, хромыми собаками и рекламой ритуальных услуг на каждом углу. А дальше унылая Волоколамка. Было пару видов на Рузское водохранилище, но лень было пересекать трассу ради фото. Погода все равно пасмурная. В Осташево посмотрела усадьбу и Биг-Бен, а потом снова много движений ногами против ветра и без удовольствия до Волоколамска.

Сегодня мне написал письмо автор R1 Detlef Kaden. Оказывается, путеводитель рекомендует проезжать участок Волоколамск-Москва на электричке! Что все знают, какие там загруженные шоссе. Но я продублирую свой ответ и сюда. Я считаю, что веломаршрут должен быть комфортно проезжаем полностью на велосипеде. Без ужасов и поездов. Если нет — то он плохо проработан. Разнообразных дорог в Подмосковье достаточно. И я уверена, что можно комфортно доехать до Волоколамска. Нужно только хорошо изучить вопрос и провести разведку.

Потоп в тамбуре. Кастрюлька воды, кстати, стояла под тентом и полностью набралась за 6 часов
Угол палатки, который больше всех пострадал
Руза
Волоколамское шоссе. И я гляжу на это дело с древне-русской тоской…
Приусадебная церковь в Осташево, в которой сейчас краеведческий музей, в народе называется Биг Бен
Усадьба заброшена, внутри много битых стекол
Гора против ветра с обгоном по встречке — все, как я люблю!
Вид на Волоколамск с вала кремля
Куба — любовь моя!

31 мая – 1 июня 2020
Волоколамск – Старица

Проклятие озера Большое Соколово

Каждый, кто путешествовал по центральной России, знает, что из достопримечательностей у нас одни церкви да усадьбы. Наследие дворянской России, расцвет которой пришелся на 19-ый век. Это то, что от неё осталось. На пути от Волоколамска до Старицы было достаточно и того, и другого. Вчера я посмотрела целых четыре усадьбы, две из них были даже в одном месте. Ивановское, Федоровское в Ханево и две в Яропольце. Когда я ехала по подмосковным трассам, у меня не было ощущения места, а в путешествии мне очень важно чувствовать эту пространствено-историческую связь. И вот места пошли интересные, усадьбы Гончаровых, некогда богатые с целыми дворцами. В Яропольце кроме двух усадеб (одной повезло, а второй нет) сохранилась уникальная Ярополецкая ГЭС. Это была первая сельская электростанция, построенная при содействии Ленина в 1919 году в рамках программы «Лампочка Ильича». Легенда это или нет, но неподалёку в Кашино сохранился дом, в котором жил Владимир Ильич с Надеждой Константиновой, когда «лично на месте» контролировал строительство ГЭС. Там даже музей сделали при советах, но сейчас он был закрыт. А сама электростанция стала главной изюминкой дня.

Дорога до Лотошино была все ещё загружена, но ради интересных мест я мирилась с этим. Дальше я решила не заезжать в Микулино по трассе, по которой фуры едут на Тверь, а поехать другой дорогой, через Афанасово. Для ночёвки выбрала озеро Большое Соколово. На месте оказалось, что из-за дождей все низины вокруг озера затоплены и подъезды по полям тоже. Но один съезд был, прямо у дороги. Я поставила палатку на пригорке, на самом высоком месте. Ночью по прогнозу ведь опять сильный дождь и похолодание. Вокруг деревья были повалены бобрами, но бобров не было. Ночью проснулась от холода снизу. Что такое? А это сдулся коврик Thermarest. Пришлось ещё два раза за ночь просыпаться и поддувать его. Самое поганое, что ночь и правда была холодная, около 5 градусов. Ну привет, лето!
Утром я изучила ковёр и не нашла на нем никаких следов проколов. Да и неоткуда им взяться — подо мной листья и трава. Может клапан травит… Не иначе это озеро проклятое! А ведь коврик служил мне верой и правдой всего 7 лет. Ехать ещё долго, буду выкручиваться как-то.

Через Афанасово ехалось прекрасно! Идеальный асфальт в Московской области, а в Тверской отличная песчано-гравийка. Совершенно тихая дорога, наконец можно не жаться к обочине, а получать удовольствие от езды. Ведь дорога теперь вся моя! А вот с асфальтом в Тверской области беда — он весь в дырах как после бомбежки. До Старицы ехала медленно и часто по обочине, да еще попала в проливной дождь. Наконец пошли нормальные деревни с курами, коровами и бабушками на завалинках. А не дачные посёлки с металлическими заборами. Хотя эта заборная зараза медленно просачивается и сюда…

Усадьбе Ивановское не так сильно повезло…
А вот в усадьбе Гончаровых в Яропольце сейчас какой-то пансионат — с лечением 🙂
Дом, где жил Ленин при строительстве ГЭС. Рядом знак: «Коммунизм — это электрификация всей страны!»
Ярополецкая ГЭС больше похожа на избушку, я удивилась. Очень интересный объект, хоть и пишут, что восстановлена после войны
Озеро Большое Соколово. Не иначе проклятое…
Бобры погрызли все вокруг
Новая область — всегда радость. Несмотря на холод и дожди. Привет, лето!

Тверские дороги…

2-3 июня 2020
Старица — Торжок

Балканской циклон

В Старице я поставила палатку на высоком берегу Волги с шикарным видом на Свято-Успенский монастырь и бесконечную реку. Только место было очень ветреное и ставить пришлось под сильным дождём, палатка так и норовила улететь в Волгу. Чувствую себя как альпинист на скале, ветер полощет тент, а я уже внутри в тепле завариваю чай. Не могу поверить в то, что доехала из дома аж до самой Волги. На сдутом коврике, оказывается, тоже можно спать. Только холодно, твёрдо и спина побаливает утром. Зато этот дырявый коврик и спальник — островок сухости и тепла в этом холодном мире.

В Красном недалеко от Старицы есть красивая церковь в псевдоготическом стиле. Я поехала на неё посмотреть. В посёлке остановилась под козырьком какого-то сельсовета, чтобы передохнуть от мороси. Из-за угла возникла тётя, там оказалась её палатка с одеждой и всякой бытовой мелочью. «А что, уже самоизоляцию отменили?» Стала расспрашивать откуда и куда. Я было хотела подколоть: «А что, уже торговлю разрешили?», но не стала. Обычно люди реагируют на меня совершенно обычно. Жизнь в глубинке идёт своим нормальным чередом, но здесь начало разговора как-то располагало к тому, чтобы поскорее убраться. Что я и сделала. Пообедать решила уже на источнике в Маслово, в 4-ех километрах от Красного. Источник известен с давних времён и на нем две часовни. Одна с «живой» водой, которая помогает при желудочных заболеваниях, а вторая с «мёртвой» — для промывания глаз, чтобы прозреть.

Главной интригой дня для меня оставалась дорога из Красного в Климово. Это была логичная срезка изгиба основной дороги, ужасно разбитой. Витя накануне прислал фото из гугла участка Налёткино-Климово, на котором среди заболоченной лужи гордо стоял внедорожник, с комментарием: «Не едь!» Но как же не ехать, если неизвестность и делает путешествие интересным. Все оказалось лучше, чем я думала, даже под дождём. Я уже готовилась к километрам болот и буреломов. Но лужи были только в лесу и метров 500 пришлось пройти пешком, а в остальном обычная полевая дорожка. Зато путь из Климово в Берново считается самой плохой дорогой в Тверской области — тоже достопримечательность же, надо посетить! Ну встречала я и похуже, зато на этой глухой дороге я увидела оленя, а потом и огромного кабана. Сначала услышала страшное хрюканье, а потом и он сам стоял за придорожной канавой, совсем близко. А уж кабаньих следов там было не счесть.

Берново известно усадьбой Вульфов, в которой часто бывал Пушкин и даже написал там много лучших своих произведений: «Я помню чудное мгновенье» и другие. В главном доме усадьбы сейчас музей Пушкина, который был закрыт. Но прекрасный усадебный парк с древними липами, которые ещё помнят Александра Сергеевича, открыт и совершенно пуст. Я прокатилась по тихим аллеям. В моей жизни многое связано с именем Пушкина: улица, на которой я жила 20 лет в Перми, и школа, в которой я училась 10 лет. Так что такие места вызывают ностальгические воспоминания о школьных пушкинских балах.

Переночевала я на берегу реки Нашига, разместив палатку на заросшем возвышении — возможной насыпи старого моста. Такие насыпи были на обоих берегах, и там земля была ровной. А утром прогноз вновь не обещал ничего хорошего — циклон разбушевался. Час я не решалась выехать, сидя в палатке на уже собранных вещах, но понятно уже было, что это на весь день. Опасаясь очередного потопа, я все же запихала мокрую палатку. Теперь уже никаких дорожных экспериментов, еду по асфальту до Торжка. Дорога оказалась на счастье тихая, правда почти без достопримечательностей. В такую погоду и не до них — добраться бы до Торжка! А те места, что были, попали в настроение: руины усадьбы Ртищевых, полностью захваченные деревенским кладбищем, загадочный памятник с арабской вязью, речка Тьма… А может путешествие по России и должно быть таким? С холодными дождями, дырявыми и раскисшими дорогами, страданиями и преодолениями, а не приятной прогулкой? Но я верю, что все ещё наладится! С этой верой так и живем вот уж сколько веков подряд.

Шикарный вид на Волгу с очень ветреного места в Старице. Задние ворота монастыря, кстати, были открыты, и я проникла туда и пофоткала, только в храмы не заходила. Внутри совсем никого не было
Дороги в Старицком районе самых плохие. Вскоре я увидела, как их чинят: кучку гравия в яме прижигают расплавленным гудроном. Получается липкий бугор, в общем какой-то ужас
Церковь в Красном
Вдоль дороги Налёткино-Климово стоят охотничьи вышки. Кабаны тут ещё как есть!

Старые липы, хоть и согнулись в три погибели, но все ещё помнят Александра Сергеевича
От «Торжокского» остался только «Ржокский»

Загадочный памятник с надписью «Эльби». Так и представилось, что ехал какой-нибудь османский путешественник да и помер в тверской глуши…

4 июня 2020
Торжок

В Торжок я приехала после целого дня под сильным дождём. Нашла работающий хостел и решила остаться на две ночи. Нужно было все просушить, заклеить коврик, погрузив его в воду. Да и надувная подушка, которую подарил мне Витя, оказалась то ли бракованная, то ли прокололась, но она тоже превратилась в тряпочку весом в 40 грамм, надо заклеивать. Ну и конечно мне хотелось посмотреть этот старинный город, дату основания которого не знают даже историки. Утром опять лило, а после обеда и всех важных дел я пошла гулять по городу без туристов. Да и я сама старалась мимикрировать под местную, хотя туристическая одежда и фотоаппарат под кофтой выдавали.

Торжок прекрасен своей естественностью. Кто-то посмотрит на облупившиеся храмы, разваливающиеся старые здания и возмутится, почему нет реставрации. Так и стареет Торжок вместе со своими домами, почти без «пластических операций». Да и я, признаюсь, была местами возмущена состоянием, к примеру, путевого дворца Екатерина Великой, в которой нынче частная организация, но здание выглядит будто под снос. А к нему ещё и не пускают охранники: «Девушка, куда вы идёте? Видите, тут написано «Вход воспрещён»? Заходишь за угол — мусор и цыгане сушат одежду на берегу Тверцы, в ней же видать и стирают. Гостиница Пожарских, в которой Пушкин ел котлеты, так и стоит на реставрации.

Хоть музеи и храмы были закрыты, а едальни работали на вынос, никаких особых ограничений тут больше и не было. Борисоглебский монастырь был открыт. А ещё я наконец увидела ту уникальную старинную деревянную Вознесенскую церковь!

Путевой дворец Екатерины Великой разваливается. Пришлось пролезать «с тыла», с фасада фоткать не пускают
Очень вкусные куриные бургеры, рекомендую!

Борисоглебский монастырь. На башню можно подняться

Вознесенская церковь хоть и построена с гвоздями, но полностью деревянная!
Борисоглебский монастырь
Кремль в Торжке не представляет из себя ничего особенного — городище на горе с новодельным частоколом
Пожарские котлетки хоть и на вынос, но так же вкусны, как и при Александре Сергеевиче

5-6 июня 2020
Торжок – Верхние Котицы (Селигер)

Творения архитектора Львова

Из Торжка я выехала 5-го числа и сразу же решила ехать не по скучной трассе, где идёт маршрут R1, а через Никольское и Таложню — старинными интересными деревнями. Вышла на тихую дорогу Торжок-Яконово с идеальным асфальтом, по которой, кстати, проходит маршрут гонки Tour Unite (сегмент Конаково-Петрозаводск). Вокруг разливались живописные болота. И первой остановкой была деревня Пятница Плот. Здесь у храма похоронен известный артиллерист Николай Маевский. В деревне была фамильная усадьба, тут же и похоронена вся семья.

Дальше Тур Юнайт уходит на север, а я сворачиваю на запад к имению Никольское-Черенчицы. Усадьба необычная, ведь построил её креативный архитектор Львов, автор многих зданий в Торжке. А тут он сам жил и дом для себя выстроил экспериментальный. Одна сторона круглая, другая прямоугольная, лестница на второй этаж поднимается под немыслимыми углами и даже оконные рамы скошены так, чтобы освещение было максимально естественным. Внутри было даже печное отопление. Этакий «дом чудес». Особняк сейчас лежит в руинах, никакой охраны — внутри можно полазить и увидеть остатки настенной росписи и паркета. Лестница на второй этаж деревянная и скоро развалится. А рядом с усадьбой сохранился погреб в виде пирамиды. Пирамида довольно большая, прямо как в Гизе! Просто удивительное сооружение.

Рядом в Арпачево ещё одно творение Львова — колокольня-маяк. Она круглая и построена по всем канонам маяка. И тоже заброшена.
В Якшино я попала в грозу и забралась переждать её в заброшенный дом. Покинутых домов в деревнях достаточно. Где-то уже крыша рухнула, а где-то сруб цел, но местные растащили полы и все, что можно унести. За Якшино был небольшой брод. Я его прошла, даже ноги не замочив, по камням. А дальше очень старая деревня Таложня, за ней и другие не менее интересные тянутся. За Таложней на грунтовке навстречу попался древний дед на старом велосипеде, с доброй хитрецой глянул на меня и улыбнулся: «Туристы». Я потом видела его след ещё километров 20 через несколько деревень. Непростой, видать, дедок. Подумала, что может у него за спиной подвиги не хуже Травина, о которых никто не знает.

Вообще деревни здесь все живые. Есть большие и есть маленькие. На окраинах много брошенных домов, но всегда видно, что деревня очень даже жилая и нет ощущения уныния. Огороды, трактора, коровы… Я не видела ни одной полностью исчезнувшей. Да, уже не так много людей осталось в деревнях и много приезжих на лето, но тверская глубинка живет!

В этот вечер я долго искала место для ночлега: поля и низины были все еще затоплены и сухое место долго не попадалось. И я поставила палатку прямо в поле.
Утро было жарким, а в Кувшиново небо совсем затянуло. Когда-то здесь была узкоколейка, но её разобрали и теперь не осталось ничего интересного. Я решила вернуться на трассу на маршрут R1. Хватит дорожных экспериментов. До самого Осташкова больше не будет ничего интересного, и весь этот унылый участок я проехала под дождём. Дорога была странная: разбитый асфальт в ямах чередовался с новым и ровным через каждые километр или два. По трассе куда-то спешили лесовозы, груженые бревнами. Неужели нельзя сделать нормальную дорогу? У меня уже этот R1 стал ассоциироваться со скукой и стрессом от трафика. Я даже придумала девиз: «R1 — stress all the way!»

Живописные болота на маршруте Тур Юнайт
Могила Николая Маевского — основоположника баллистики
Круглый мавзолей-храм Львовых в имении Никольское-Черенчицы
Пирамида-погреб с тремя этажами внутри. И зимой, и летом можно было хранить различные продукты, а в беседке на самом верху распивать вино
Колокольня-маяк
Пережидаю грозу в заброшенном доме. Полы уже местные растащили
Единственный сухой кусочек поля в округе
Автолавка приехала
Единственная достопримечательность на унылом шоссе Кувшиново-Осташков — это монастырь 17-го века в Могилевке

Путь на Север. 2 По Новгородчине — родине предков >>

Путь на Север. 1 Побег из Москвы немецким маршрутом: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s