Берег Скелетов. 12 Один день в столице

22 августа 2019

Итак, с возвращением в столицу у меня в итоге все вышло хорошо и даже остался еще один день на прогулку по городу. Вылет завтра рано утром, а сегодня можно расслабиться и проникнуться атмосферой большого города. Погулять я решила пешком. Так удобнее, да и после вчерашних колючек снова обнаружила спущенным переднее колесо. Почему-то именно с передним мне не везет, оно первым принимает на себя удар. Ну и ладно, велосипед мне больше не понадобится, запакую как есть. Все равно в самолет колеса спускать, вот одно уже и спущено без лишних усилий.

Пешеходная улица Post Street Mall, центр исторической части города

Начинаю как обычно с самого сердца исторического города — улицы Post Street Mall. И сразу же внимание мое привлекают необычне камни на постаментах. Это осколки метеорита, найденные недалеко от деревни Гибеон (Gibeon). Метеоритный дождь прошел еще в доисторические времена на довольно обширной территории 100 на 275 километров. Нама давно обнаружили эти содержащие железо осколки и нашли им применение в хозяйстве: делали оружие и различные инструменты.

Gibeon Meteorite

Но только в 19-ом веке было установлено внеземное происхождение этих камней. В начале 20-го века 33 камня были вывезены в Виндхук и выложены кучкой в центре города на всеобщее обозрение. Но это была бы не Африка, если бы не украли четыре камушка. С 1975 года 29 оставшихся метеоритов и по сей день стоят на постаментах фонтана на Post Street Mall. Только вот воды в этом фонтане давно уже нет, так что назовем это просто скульптурной композицией.

Я не раз читала о том, что на африканском континенте почему-то большая концентрация упавших метеоритов. Находят как огромные валуны, так и относительно небольшие камни, подобные Гибеонским. Хотя можно ли назвать небольшим камушек весом в 200 килограммов? Так или иначе, в Намибии есть еще один знаменитый метеорит — Гоба. Вот он-то вообще является самым большим монолитным метеоритом, найденным на Земле.

Приятно гулять в тени высоких зданий. Для африканского города, скинувшего оковы колониализма, старая архитектура Виндхука выглядит на удивление ухоженной и прекрасно сохранившейся. Город в центре чистый и опрятный, никакой разрухи и облупившейся краски. Все старые здания, построенные по немецким эскизам, покрашены и отреставрированы.

Одним из архитектурных шедевров начала 20-го века является здание железнодорожного вокзала Виндхука. Вообще вся железнодорожная инфраструктура в Африке — это самый настоящий музей под открытым небом. Ведь с колониальных времен ничего не перестраивалось и не менялось. Я люблю атмосферу старых железных дорог, еще неэлектрифицированных, период их бурного расцвета в эпоху парового двигателя. Многие африканские города — это рай для исследователя исторических железных дорог. С теплотой вспоминаю железнодорожный музей в замбийском Ливингстоне, где совершенно бесплатно можно было полазить по старым паровозам и вагонам, просто стоящим на путях. Мета фаната стимпанка! Вспоминаю вокзал в Хараре, построенный англичанами. И вот теперь мне довелось побывать и на вокзале Виндхука.

Вокзал был построен в 1912 году в стиле кабо-голландской архитектуры, присущей больше Южной Африке и разраставшейся из Капской колонии. Внутри как будто бы ничего не поменялось за сто лет. Билеты все также продаются в специальном окошке и купить их через интернет фактически нельзя, только в офисе пассажирского сервиса StarLine.

Железная дорога в Намибии насчитывает больше 2000 тысяч километров и имеет более чем столетнюю историю. В Википедии и на различных сайтах рассказывается о том, как бурно развивается здесь железная дорога, как строятся новые пути и как все хорошо у монопольной компании TransNamib. На самом деле на сегодняшний день пассажирское движение сохраняется только на небольших участках, поезда ходят не каждый день с большими задержками и опозданиями, а сквозного движения через всю страну нет. Из Виндхука можно уехать только на запад в Уолфиш Бэй или на юг в Китмансхуп. Отдельно на севере страны функционирует короткая пассажирская ветка Ондангва-Цумеб, а вот из Цумеба в Виндхук движения нет с 2009 года.

Расписание поездов на вокзале Виндхука

Месяц назад (в июле 2019 года) возобновилось движение туристического суперсовременного поезда Desert Express. Раз в неделю, в пятницу, поезд везет белых туристов в Свакопмунд, а субботним вечером возвращается обратно. Это ночной поезд с чистыми простнями и вагонами для сна, ВИП-обслуживанием и развлечениями. 300 километров поезд идет почти сутки, никуда не спешит, ведь главная его цель не добраться поскорее до пункта назначения, а выудить из белых сэров побольше купюр за дополнительные услуги. Да и сам билет стоит просто космических денег.

Рядом с вокзалом есть небольшой железнодорожный музей. Никакой концепции в нем нет, просто отслужившие своей век локомотивы и вагоны хаотично стоят на путях. В основном тепловозы еще того периода, когда Намибия была частью ЮАР, а ее железные дороги быль частью единой южноафриканской сети. То есть им всем в районе пятидесяти лет. А вот паровозов и совсем уж древней старины я там так и не обнаружила.

Деревянный вагон начала 20-го века сняли с колес и теперь он используется для тусовок молодежи, селфи и детских игр

После тишины и прохлады железнодорожного вокзала я вновь отправилась на жаркие улицы города. Солнце было уже в зените и прилично напекало. Самое время побродить по музеям, которых в Виндхуке не так уж и много.

Turnhalle — здание суда 1913 года
Проспект Роберта Мугабе — бывшего президента Зимбабве. На момент этого фото он был еще жив и скончался буквально через пару недель после моего возвращения из Намибии. Мне тогда показалось немного странным называть один из главных проспектов города именем живого президента соседней страны. Это как если бы у нас был проспект Путина или, например, Лукашенко

В Виндхуке не так много музеев и мест, где можно культурно провести время. Точнее сказать, я нашла всего три таких места. Это Национальная галерея Намибии, в которой собраны немногочисленные работы местных художников и скульпторов, Франко-намибийский культурный центр и Национальный музей Намибии. Я посетила только галерею и музей.

Вход в галерею бесплатный. На огромной территории выставлены несколько странные на мой взгляд работы. В глаза сразу бросается пустота и незаполненность пространства, а к каждой картине или скульптуре прикреплен ценник. Видимо, в Намибии острая нехватка творческой интеллигенции и хороших художников. Я мало разбираюсь в визуальном искусстве, но на мой скромный взгляд скульптуры ничего особенного из себя не представляют, а лишь изображают африканских животных или каких-нибудь аборигенистых женщин. То есть это всего лишь более качественные работы, чем можно купить на сувенирном рынке обычных пылесборников.

В Национальной галерее Намибии

Осмотр галереи не занял у меня много времени, как и не очень впечатлил. Но вот Национальный музей Намибии, несмотря на то что имеет очень неоднозначные отзывы на туристических сайтах, в целом понравился и чем-то зацепил. Поэтому хочу остановиться на нем поподробнее. Начну, пожалуй, с печальных и неприятных сторон. Вход в музей как бы бесплатный. Почему «как бы»? Формально никакую плату за вход не берут, но когда ты уже осмотрел всю экспозицию и выходишь, смотрительницы останавливают тебя и буквально заставляют сделать «donation», подсовывая под нос коробочку с прорезью.

— Мы такие бедные и несчастные, правительство нас не финансирует, а нам срочно нужно делать ремонт. Посмотрите, в каком все состоянии, лампочки нужно менять, стекла, поэтому подайте, мы просим пожертвование.

Вход в Национальный музей Намибии

Я достала из кошелька купюру в 20 долларов (это чуть больше доллара США): «Ой, а мы не принимаем пожертвования меньше 50. Когда мы говорим «пожертвование» мы имеем в виду 50″. Пятидесяти у меня не было, о чем я и сообщила. С большим презрением девушка приняла мою двадцатку и просунула в дырочку. Конечно мне не жалко сделать пожертвование музею, но почему-то весь процесс больше похож на вымогательство, а не расчет на добрую волю дающего. Музей действительно находится в очень плачевном состоянии. Ремонта в нем не было уже лет пятьдесят. Старые разваливающиеся выставочные шкафы, в которых с экспонатов даже не вытирают пыль. В некоторых витринах нет света, причем очень давно, так что и не разглядеть что там находится. Интересно, чем же там занимаются смотрители? По всей видимости только смотрят. Моих 20 долларов уже хватит на то, чтобы купить одну лампочу. Может быть «донэйшены» так и не доходят непосредственно до экспозиции? То ли оседают в кармане администрации, то ли в конце дня их забирают себе работники в качестве зарплаты? Многие европейские музеи живут на пожертвования, но в них нет такой разрухи, а пожертвования действительно добровольны, хоть и составляют иногда фиксированную плату.

Помните игру Bantumi на Nokia 3310? Вот намибийский вариант этой древней африканской игры. Такие же каменные доски я видела и в Зимбабве. Похоже, в нее играют по всей южной Африке

А теперь о хорошем. О смысле и содержании. Музей неплохо раскрывает традиции и особенности народов, живущих на территории страны. Я с интересом рассматривала экспонаты, читала комментарии к фотографиям и вещам. И наверное даже хорошо, что я посетила музей в самом конце своего путешествия, когда уже в реальности встретилась с этими народами. Экспонаты закрыли определенные пробелы в моих знаниях и ответили на многие вопросы, которые возникли в голове в процессе естественного взаимодействия с живой культурой. А когда я видела знакомые вещи или читала о том, что наблюдала в реальности, то всплывали воспоминания о разных моментах путешествия.

Плоды нары, которыми меня угощали дети Малеты в Анисабе, оказывается уже больше 8 тысяч лет служат пищей для аборигенов. Их не купить в супермаркете, а можно только найти в пустыне

Музей поделен на несколько секций, в каждой из которых рассказывается о жизни какого-нибудь коренного племени: дамара, нама, хереро, химба или бушмены (сан). Самые интересные — это конечно же химба и бушмены, поскольку только они сохранили древний уклад жизни до нынешних времен. Но и этот уклад под натиском современной цивилизации находится под угрозой исчезновения. Если в деревне химба еще можно окунуться в атмосферу, то живых бушменов уже не так просто найти. Химба уходят в города и продаются туристам, бушмены гибнуют от зеленого змия.

Хижина племени нама
Люди из племени кваньяма традиционно возделывают омахангу (жемчужное просо), из которого делают кашу, хлеб и алкоголь. Этот тропический злак распространен также в Индии и юго-восточной Азии. Костюмы, кстати, настоящие и их носили еще 70 лет назад

Когда я только зашла сюда, то вспомнила музей в городе Ливингстоне в Замбии, недалеко от водопада Виктория. Там под стеклом были выставлены страшные чучела черепах, обшитые бисером, веревками и какими-то перьями. Это были специальные амулеты, наподобие куклы вуду, используемые шаманами-заклинателями для черной магии. В Замбии все эти оккультные вещи до сих пор очень распространены и, говорят, что с помощью такого заговоренного чучела можно убить человека. Даже приводились реальные случаи с именами людей, умерших по вине злых шаманов. Так или иначе, от этих витрин действительно исходила какая-то негативная энергия и находиться рядом было неприятно. Эти штуки может быть своим жутким видом, а может и энергетикой прямо-таки отталкивали от себя. Но здесь в Виндхуке ничего подобного не было. Конечно, люди и здесь обращаются ко всяким народным лекарям, но наверное постеснялись выставлять всякую жуть в музее на всеобщее обозрение.

Необычный музыкальный инструмент
Как правильно ловить суслика
Очень трогательные чучела животных

Из музея я вышла несколько расстроенной случаем с настойчивым вымоганием доната, как вдруг на одной из центральных улиц за мной увязался мальчишка. Одет он был довольно прилично, но в его пристойном внешнем виде не хватало только одной детали — обуви. Босоногий паренек хватал меня за футболку и причитал: «Мама, купи мне ботинки! Мама, купи мне ботинки! Я хочу пить». На что я ответила, чтобы он шел к своей настоящей маме и просил все это у нее. Он бежал за мной несколько кварталов, долго и нудно канючил, но мое жестокое каменное сердце так и не удалось растопить. В Виндхуке, как в любом большом африканском городе, много попрошаек. Вряд ли дети по своей воле занимаются подобным, во всем видна четкая продуманная тактика взрослого наставника.

Церковь Христа — историческая церковь с часовой башней

Еще одно интересное, на мой взгляд, место — это парк Зоо (Цоо) в самом центре Виндхука. Несмотря на свое название «Zoopark», навевающий определенные ассоциации русскоязычному (и не только) уху, никакого зоопарка тут никогда не было. Хотя, если верить археологам, на территории парка нашли кости доисторического слона. Разве что только этот факт роднит парк с животными.

Когда я в первый раз увидела название, то надеялась найти здесь вольеры с животными. Но как ни всматривалась, кроме сидящих на траве людей так никого и не было. Возникла мысль: «Может при немцах тут был зоопарк, а после революции всех животных выпустили на свободу из-под гнета империалистов». Но нет. Это всего лишь небольшой городской парк, окруженный стеклянными офисами банков.

Фонтан в парке Зоо (Цоо) почему-то не работает

После всех этих приключений вдали от цивилизации было так непривычно возвращаться в городскую суету, быть окруженной людьми. И в то же время я поняла, что бесконечно устала от этих непредсказуемых событий, безумной жары, никогда не исчезающего днем солнца, липнущих мух, песка и колючек. Эти три недели были трудными и напряженными, это совсем не было отдыхом. Только теперь я могу позволить себе отдохнуть, съесть мороженое в кафе и спокойно выпить холодной кока-колы.

«Не курить табак или марихуану». Да ладно, это же Африка — тут все можно!

Упаковка велосипеда и вещей заняла весь вечер. Я нашла визитку Марио, таксиста, который вез меня из аэропорта в город три недели назад, и позвонила. Он вспомнил меня и с радостью в голосе согласился вновь отвезти в аэропорт завтра утром. Последний день в Африке подходил к концу.

Я соскучилась по дому, устала морально и физически и долго размышляла в самолете о том, что это, пожалуй, было самым безумным моим путешествием. Что снова в сорокаградусную пустыню на велосипеде я не сунусь больше никогда! Но так всегда думает еще не остывшая от впечатлений голова. И сейчас, когда я пишу эти строки, спустя три месяца приключений в Патагонии и Новой Зеландии, когда череда жизненных событий закрутилась и поменяла мир вокруг, меня снова тянет туда. Туда, где первозданная душа мира открывается через нетронутое человеком широкое пространство гор и песка.

Витя испек вкусный пирог в честь моего возвращения из Африки. А колючки из переднего колеса фэтбайка я выковыривала еще долго и все заклеивала и заклеивала дырочки в камере, одну за другой, одну за другой…

Берег Скелетов. 12 Один день в столице: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s