Загадочная Шкиперия. 7 К Святому Николаю

11 мая 2019

Итак, мы в Саранде. До Игуменицы остается всего-то ничего 65 километров, а до греческой границы итого меньше – около 40-ка. Проехали мы почти всю Албанию, и сегодня последний день на великах. Все складывается благополучно, везде успеваем, рельеф сегодня спокойный (ноу стресс), ровный и без резких подъемов. Маршрут до Игуменицы тоже хорошо известен – поедем по Евровело 8 через национальный парк Бутринт и погранпереход Qafë Botë — Sagiada Mavromati.

Пышная, курортная Саранда

Саранда, прочно слившаяся в моём сознании с испанским танцем сарабанда, очень понравилась. Приморский курортный городок с большой гаванью, обилием парусных яхт и прогулочных судов у причала. Настоящий адриатический шумный порт. Жаль, что нет времени побыть здесь дольше. Дорога к Бутринту живописна. Ноги сами едут вперёд, движение после двух дней напряжённого сражения с рельефом кажется быстрым и лёгким. Доезжаем до Бутринта с ветерком. Титания — Таня, оправившаяся полностью от болезни, повеселела и даже перестала кашлять.

Заезжаем в пару сувенирных магазинов: покупаем коньяк Скандербег в подарок друзьям и медную турку для кофе. Оставляю немного албанских денег, чтобы хватило на вход в Бутринт и какой-нибудь мелкий сувенир оттуда. Выезд из Саранды был долгим – все не кончались отели и плотная застройка побережья. И вот наконец мы на тихой дороге, окруженной скалами справа и каким-то озером слева. Вдруг понимаю, что это и не озеро вовсе, а залив, отделенный от моря лишь небольшим проливом в районе античного Бутринта. Витя где-то прочитал, что дорогу, по которой мы едем, построили в 1959 году к приезду Хрущева в Албанию на тот случай, если он вдруг захочет посетить Бутринт. Хрущев так и не приехал, а дорога осталась.

Из тех 2000 лек, что я оставляла на билеты и сувениры, на билеты ушло 1400 (по 700 лек за каждый). Не ожидала, что такой дорогой будет вход. А вот сувенирных лавок мы так и не обнаружили – их там просто нет, что довольно странно. Хотя, учитывая специфику места, это уже странным не кажется: туристов завозят сюда группами на автобусах из Саранды вместе с гидами, и группы следуют одна за другой по стандартному маршруту без перерыва. Это одно из самых посещаемых туристами мест в Албании. К несчастью, мы как раз попали в момент наплыва этих автобусных групп и нам пришлось сначала протискиваться между группой французских пенсионеров и англоязычной группой в кассу, а потом ухитряться перемещаться между двумя этими группами от одного объекта к другому.

Национальный парк Бутринт включает в себя не только античный город, но и природный резерват с заливами удивительного цвета
Знаменитый баптистерий Бутринта. В нем сохранился мозаичный пол, но к моменту нашего посещения его засыпали песком — слишком много туристов ходили по мозаикам, несмотря на запрет

Бутринт, или Бутринти (так называется современная деревня неподалеку от руин города) расположен в двух километрах от побережья Ионического моря, на берегу одноимённого озера. В античные времена озеро было бухтой и греческие колонисты основали здесь свой полис — Бутротон. Римляне переименовали его в Бутротум. Расположение для города было выбрано очень удачно. Вода окружала город со всех сторон, скалы защищали от непогоды. Место действительно тихое и приспособленное для обороны. Во времена Рима Бутротум процветал, благодаря торговле. Здесь возникают монументальные постройки, руины которых дошли до нашего времени. Правда, в V веке город разрушили вестготы, но пустовал он недолго. Вторую жизнь захиревшему было Бутринти дали венецианцы. Крылатый лев властвовал над колонией вплоть до турецкого завоевания. А вот турки селиться здесь не захотели, и Бутринт превратился сначала в рыбацкую деревню, а потом и вовсе исчез в зарослях и был поглощен наступавшим болотом. Именно из этого болота до сих пор вытягивают античные стены археологи.

Античные руины погрязли в тине, среди древних камней квакали лягушки и плавали черепашки. Затянулась бурой тиной гладь старинного пруда… И среди этого старинного пруда бродили в тенистых лабиринтах толпы туристов. Было в этом что-то романтичное. Заболоченные руины среди поросших густыми кронами деревьев холмов.

Затопленное святилище
Фрагмент мозаики в базилике

В Бутринте у Вити произошло очередное несчастье – умерла зеркалка, служившая верой и правдой много лет. Сломался затвор, отработав свой положенный срок.

Ворота городской стены показывают мощнейшую каменную кладку и вызывают мысли о титанах

Больше всего в Бутринте мне запомнился античный театр и знаменитые Львиные ворота. Мы спорили с Витей, что это не лев, а бык. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это лев, который грызет голову быка.

Сфотографировать Львиные ворота было той еще задачей. Место это нереально популярно, вереницы групп одна за другой создают у ворот пробки из людей

На холме возвышался новодельный венецианский замок, в подвале которого находился небольшой археологический музей. Витя замечает, что крепость эту тоже, видимо, строили к приезду Хрущева.

Мне запомнились развалины римских терм. Хорошо сохранился форум, примыкающий к греческому еще театру. Стены построек украшены скульптурами и многочисленными надписями на греческом и латыни. Великолепное чувство единения с историей! Термы продолжает питать вода из древнего водопровода. Правда, пар остыл уж много веков назад. Но на солнце в термах нежатся стаи черепах, которых здесь сотни…

Редкое фото вместе в амфитеатре
В термах греются на солнце черепашки

Когда мы покидали античный город, все группы внезапно разъехались и наступила неожиданная тишина. Мне даже захотелось пройти еще раз по всем этим тенистым улицам и насладиться развалинами в тишине без звенящих голосов экскурсоводов на непонятных языках. Но нам еще сегодня предстоит долгий путь. Все бабули, торговавшие клубникой у входа, в отсутствии пакетных туристов накинулись на нас: «Купите клубнику!» — целое клубничное нашествие. Хоть клубника в Албании удивительно вкусна и сладка, мы уже наелись ей сполна и отбивались от бабулек как могли.

С удивлением мы обнаружили, что дальнейший наш путь соединяет небольшой паром. На него помещается пара легковых машин, пешеходы и велосипедисты, и канат перетягивает паром на другой берег. Большие туристические автобусы, едущие из Саранды, он не перевозит, и они уезжают обратно в Саранду. Потому на другом берегу наступает удивительная тишина. Отдав по 150 лек с носа паромщику за велосипеды, мы едем дальше по совершенно прекрасной тихой дороге.

Паром соединяет остров, на котором стоит город, с противоположным берегом озера. Здесь грозно высятся стены «треугольного форта», построенного венецианцами. Кстати, стены и башни, возведённые Венецией вокруг Бутринта сохранились очень хорошо. Но впечатляют все-таки не они, а стены греческого полиса с Львиными воротами. Сложены они из идеально подогнанных друг к другу плит, отполированных с потрясающей точностью. В очередной раз восторгаемся мастерством «бригады титанов», владевшей циркулярными пилами и шлифовальными машинами. По сравнению с этими стенами венецианские постройки XIV века кажутся неказистыми и недолговечными.

А венецианскую треугольную крепость местные пастухи теперь используют по своему назначению
Евровело ведет дальше по совершенно тихим, пустым дорогам

В последней албанской деревне в пяти километрах от границы мы спустили в баре последние албанские деньги на пиво, чипсы и мороженое – больше там не было ничего. И со спокойной душой и пустыми карманами отправились в новую страну. Пропускной пункт стоит на холме, когда поднимаешься вверх по дороге его не видно, и вот он неожиданно возникает из-за поворота. Движение небольшое, никаких очередей на границе, и мы въезжаем в уже полюбившуюся нам Элладу.

Последние километры Албании
И последний перед границей бар
А за теми холмами впереди уже Евросоюз

Сразу же по въезде в Грецию, хотя внешне ничего особенно не изменилось, мы чувствуем, что вернулись к реалиям прошлогоднего путешествия по Пелопоннесу. Появляются пресловутые греческие собаки, лохматые чудовища, бросающиеся на велосипедистов из-за заборов, предательски подкрадывающиеся и оглушающие своим лаем Церберы.

В Греции стало больше желтых цветов и непривязанных собак. Греческие деревни заметно отличаются от албанских по своему устройству. Здесь уже никто не пасет стада овец и вряд ли вообще можно встретить пастухов. Зато много виноградных и апельсиновых плантаций. В Албании апельсины почему-то не выращивают. И вот мы снова вспомнили, что такое греческие собаки. В Албании с пастушьими собаками мы проблем почти не имели, разве что вчера ночью, когда ехали мимо овчарни. Албанские собаки спокойны и флегматичны, на велосипедистов не кидаются. Пастушьи псы послушны и всегда слушают своего хозяина, который строго следит за четвероногими помощниками. Греческие же собаки совершенно невоспитанные. В Греции не принято ворота закрывать, а собак привязывать – вот они и носятся по двору и выскакивают на дорогу, кидаются на машины и на таких проносящихся мимо велосипедистов.

Ровные ряды апельсиновых деревьев не встретишь в Албании. Интересно, что маршрут Евровело упорно уводил нас с основной асфальтовой дороги прямо в эти плантации. Но главная дорога была почти без трафика, и мы ехали по ней
Постоянно попадались указатели на деревню Смертос

В одной деревне на нас накинулась целая стая огромных алабаев. Витя отбивался от собак, а я заметив их издалека даже не стала подъезжать близко, а вместо этого отправилась в кусты на поиски огромной палки. Хозяин оказывается сидел все это время во дворе, наблюдал за происходящим и даже глазом не повел.

Это фото конечно постановочное. Та собака была на удивление абсолютно мирная, но палку я не выпускала из рук до самой Игуменицы

В Игуменицу въезжаем уже почти на закате. Оказалось не так просто найти терминал порта, откуда отправлялся наш паром. Здесь построен так называемый Новый порт, расположенный в паре километров от центральной гавани. Хотя времени до парома оставалось много и мы успевали переодеться, поужинать и отдохнуть, какое-то чутьё заставило меня сверить часы с местным временем. Таня поначалу отмахнулась от меня — «время здесь одно и то же, такое же как в Италии и Албании». Но оказалось, что чутьё не обмануло. По какой-то причине у греков стрелки часов были переведены на час вперед! Мы совершенно не были подготовлены к такому казусу и, если бы вовремя не обратили внимание на него, точно опоздали бы на паром. Ужинаем в какой-то простой забегаловке сытным гиросом и сувлаками. Теперь осталось дождаться парома.

Победное прибытие в Игуменицу

В Игуменице мы сначала приехали не в тот порт, который в центре города. Но оказалось, что оттуда отправляются только местные паромы на греческие острова Корфу и Паксос. Был бы у нас еще хотя бы один лишний денек, обязательно съездили бы на Корфу! Ну ничего, как-нибудь в следующий раз. А международный Новый порт, откуда отправляются паромы в Италию, находится на самой южной окраине города. Паром мы ждали долго. Наконец из темноты показался красивый сияющий огнями паром Grimaldi Lines. Люди на пристани засуетились, но это оказался не наш паром, а наш паром в Бари оказался внешне не таким красивым.

На пароме наши места третьего класса. Простые кресла со спинками, как в кинотеатре. Здесь плывёт народ попроще — азиаты, темнокожие, какие-то арабы. Мужичок низкого роста, севший рядом с нами, оказывается грузином, давно эмигрировавшим в Европу и перебивающимся случайными заработками. По-русски он говорит плохо, с очевидным трудом вспоминая слова и путая их то ли с македонскими, то ли с сербскими. «Свм ходом на рругу? Бллдд, ага» — странно спрашивает грузин. «Да, сами все проехали, на велосипедах, точно» — невозмутимо отвечает Таня. У меня глаза лезут на лоб. Как она с первого раза поняла, что сказал этот человек? Видимо, вращение в македонской лингвистической среде приносит свои плоды. Наученные опытом товарищей туристов, плывших здесь раньше, раскладываем в углу спальники и сладко засыпаем. Нас ждёт итальянский берег и славный город Бари. Идти морем долго, всю ночь, есть время выспаться и восстановить силы.

Вечером, при въезде на паром, я замечаю странный внедорожник, украшенный двумя громадными флагами на деревянных древках. Один из них российский, а второй — какой-то незнакомый. Как оказалось, это был флаг Таджикистана. Меня было перекосило от внезапно нахлынувшего ощущения «русского мира». Так иногда носятся по Москве на УАЗах-Патриот какие-то женщины неопределённого возраста, видел своими глазами. Но оказалось, что водитель внедорожника — личность чрезвычайно неординарная. Это Саид-Ахмад Давлахмадов, который путешествует по миру на автомобиле уже больше тридцати лет!

Длинная белая борода аксакала, камуфляжная форма и белые кроссовки Nike — таким мы его запомнили. Человек аккуратно снимает флаги с автомобиля, въезжает на паром. Услышав русскую речь, вступает в разговор. Сейчас Саид-Ахмаду за семьдесят. Он может показаться чудаковатым стариком, несущим чепуху, но это, скорее, эксцентричный стиль общения с людьми. Таджик по национальности, он много лет прожил во Владивостоке, служил и работал на флоте. Вырастил детей, имеет жену и дом. В перестройку занялся бизнесом. Всё, на первый взгляд, обычно. Но, выйдя на пенсию, Саид понял, что сидеть дома не хочет. И большую часть своего времени стал посвящать путешествиям. На автомобиле. Ещё в 1982 году на «москвиче» проехал весь СССР от Владивостока до Мурманска. А за последние годы на джипе «Nissan Safari», который подарил ему богатый японец, впечатлённый планами автомобильной кругосветки, обклеенном логотипами спонсоров, исколесил Иран, Пакистан, Китай, Таиланд, Сингапур, Индонезию, Афганистан, Северную и Южную Корею, Шри-Ланку, Индию и еще много стран. Саид-Ахмад — личность довольно неординарная. Набожный мусульманин, знающий несколько языков, в том числе фарси, он называет себя послом мира и везде проповедует мир, общность истории разных народов. Правда, как я понял, взгляды путешественника на историю и мировое устройство в чём-то схожи с небезызвестными теориями Фоменко и питаются какими-то мистическими откровениями. Но нужно отдать ему должное. Он смог собрать средства и найти силы на кругосветное путешествие с целью объехать все страны мира. И Азию с Европой уже победил. Саид рассказывал нам, как его грабили и обсчитывали в Индии, как не пускали в Афганистан, как едва не избили до полусмерти в Пакистане. Все трудности пути автомобильный старец преодолел с честью. Попутного ветра и хороших дорог, аксакал Саид-Ахмад!

12 мая 2019

Погода в Бари совсем не велосипедная. На море шторм

Мы в Бари. Город святого Николая встречает нас холодом и проливным тяжёлым дождём. Но всё равно, радостно ступить на итальянскую землю, завершая путешествие. Для меня побывать в Бари и поклониться мощам святого Николая было давней мечтой. И своего рода завершением некого этапа пути, начавшегося в Ликии, на родине святителя. Нам повезло. Мы попали на литургию, которую служили священники, приехавшие из Молдовы с группой паломников. Торжественный храм, вокруг которого расположился крохотный исторический центр Бари — один из маяков христианского мира в Европе. Сюда, к мощам одного из самых чтимых святых ежедневно прибывают сотни и тысячи паломников. В душе осталось светлое и хорошее чувство.

Базилика Святого Николая такая огромная, что поместить ее в кадр целиком среди тесных улочкек Бари практически невозможно

В отличие от Вити я в Бари уже второй раз. Несколько лет назад я уже бывала у гроба святителя Николая со своей коллегой. Но тогда службы никакой не было, и нам не удалось подойти к гробнице близко — ведь она находится в крипте за решеткой, которую открывают для паломников только во время службы. А сегодня нам повезло прикоснуться к гробу. И я была довольна, ведь несмотря на скептическое отношение к религиям, Николай — это мой любимый святой, покровитель путешественников.

Литургия на гробе Святого Николая

Немного покатались мы по мокрому дождливому городу, улицы которого совсем не перегружены толпами туристов. Почему-то несмотря на всю свою богатую историю и средневековую архитектуру, Бари не пользуется большой популярностью у туристов. «Смотреть там нечего», — пишут люди на различных форумах. Может быть оно и так, ведь кроме Базилики Святого Николая, десятка других менее значимых церквей и замка Штауфенов, как таковых достопримечательностей здесь нет. Избалованы люди другими, более яркими итальянскими городками и уже не замечают в старинных белых камнях красоты.

Но мы прокатились и заметили. Как по пустынным сырым улицам разлетались звуки аккордеона, как смотрели с фасадов домов на нас каменные лица, как вели неторопливый разговор за чашкой кофе в кофейне местные модные бабули.

Пока не пришло время уезжать в аэропорт. Как раз к этому моменту на выезде из города нас накрыло очередной волной сильного дождя. Мы еще надеялись найти хоть один единственный открытый магазин, чтобы купить в нем продуктов и скотч для упаковки велосипедов. Но сегодня воскресенье, и надеяться на то, что хоть один магазин будет открыт, абсолютно бесполезно.

Даже заправки были закрыты на самообслуживание и принимали только банковские карточки для заправки топливом. Аэропорт Бари находится всего лишь в каких-то 10-ти километрах от старого города. Потому добрались мы до него быстро через неприглядные пригороды, попутно подыскивая не размокшие под таким сильным дождем картонки для упаковки великов. Даже сложно было поверить, что эти серые индустриальные и спальные пригороды — это тоже все еще Италия, такую не европейскую тоску они наводили на меня.

Почти у самого аэропорта наткнулись на руины, напоминающие какую-то этрусскую гробницу. Витя пожелал фото на ее фоне. Древности тут повсюду, даже посреди индустриального пейзажа!

Приятным завершением нашего путешествия оказался аэропорт Фьюмичино в Риме, в котором в зале выдачи багажа устроены специальные ячейки для негабарита и спортивного снаряжения. И все это в дополнение к тому, что Alitalia перевозит велосипеды бесплатно, если они укладываются в стандартные 23 кг веса багажа.

До новых встреч на новых дорогах!

Реклама

Загадочная Шкиперия. 7 К Святому Николаю: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s