Три путешествия барона Келлес-Крауза

Герой нашего повествования, штабс-капитан фон Келлес-Крауз носил при жизни пышное имя – Вандалин Михал Антоний Вильгельм Элегард. Но после ухода путешественника из жизни не только имя его оказалось полностью забытым, но даже дата смерти не установлена. Так же затруднительно пролить свет на многие моменты его жизни и приключений. Что поделаешь? Писать об иностранных пионерах-велосипедистах намного легче – не смотря на войны, многие из них оставили воспоминания, о них мало, но писали. Подвиги же первых русских велопутешественников оказались стёрты огнем революции, сами они исчезли в жерновах репрессий, либо оказались в тени новой, советской жизни. Самое печальное – исчезли дневники, не были изданы книги, остались нереализованными новые планы… Но всё же память уничтожить невозможно, ведь услышав о рейдах капитана Келлес-Крауза трудно их не оценить по достоинству.

333

Я не оговорился – обладатель нерусского имени Вандалин фон Келлес-Крауз был русским велопутешественником. По крайней мере, русским подданным. Хотя его можно считать и первым литовским или польским велодальнобойщиком.

Келлес-Краузы, как и все прибалтийские дворянские фамилии, были потомками Ливонских рыцарей, присягнувших на верность Польской короне. В конце XV в. Келлес-Краузы имели земли в Курляндии (современная область Курземе в Латвии) и в Инфлянтах (Латгаллия, район современного Даугавпилса). Их наследники жили на территории современных Литвы, Беларуси и Польши. Герб рода – «лелива» был общим для многих белорусских и польских шляхетских семей. Интересно, что этот же герб имел первый велосипедист Минска и городской голова граф Эмерик фон Гуттен-Чапский.

180px-POL_COA_Leliwa_II.svg

Рыцарский род был древним, но небогатым. Баронами Келлес-Краузы стали в начале XVI века. «Грамотами Польских королей Стефана, от 18 февраля 1585 года, и Сигизмунда III, от 26 декабря 1587 года, Элегард фон-Келлескрауз подтвержден, с нисходящим его потомством, в баронском королевства Польского достоинстве, пожалованном ему королем Польским Сигизмундом-Августом.» — читаем на сайте, посвященном баронским родам в Российской империи. С того времени по традиции родовое имя Элегард носили практически все мужчины в семье.

Предки Келлес-Крауза принимали участие в знаменитом Великом сейме Польши в 1789 и 1790 гг и Генеральной конфедерации — попытке установления демократии в гибнущем государстве. Но после присоединения Польши Российской империей они оказались русскими поддаными. В документах находим первое упоминание имени будущего путешественника:»Высочайше утвержденным, 21 декабря 1857 года, мнением Государственного Совета признаны в баронском достоинстве, со внесением в V часть Родословной Книги,бароны Келлес-Крауз…Михаил-Викентий Антонович с сыновьями Вандалином -Михаилом-Антоном-Вильгельмом-Элегардом и Антоном-Михаилом-Готлибом-Егором-Элегардом».

e68a68119990aede6aa8f2606f2062db_XL
Дворец Пилсудских-Келлес-Краузов в Утене, где прошло детство путешественника. Фото с сайта udietna.l

Вандалин был старшим сыном в большой семье. В его родословной значатся десять братьев и сестёр. Родился в 1849 году в имении Медикони (современный Паневежский уезд Литвы). Большим поместьем с мельницей, лесом и пятистами десятинами земли руководил арендатор. Владелец жил в отдельном особняке. Детские годы Вандалина прошли на природе.

Любопытно, что его мать, Людвика, была родственницей будущего диктатора Польши Юзефа Пилсудского. Дед Вандалина – граф Боэль-Плятер. Бабка – из не менее знаменитого рода князей Гедройцев.

Когда Вандалин был еще совсем маленьким, его отец получил от своего тестя Станислава Пилсудского в управление богатую усадьбу Утена и переселился туда. Барон Михал был человеком резким, обращался с крестьянами очень жестоко. Это послужило поводом к восстанию против него жителей окрестных деревень. Рассказывают, что крестьяне, ненавидевшие барона, якобы подговорили кормилицу, смотревшую за новорожденным братом Вандалина, бросить ребёнка голодным в холодной комнате, чтобы он умер и таким образом отомстить барину. Ребёнок выжил, но пришедший в ярость барон развернул против крестьян настоящие репрессии. Среди них нашлись грамотные люди, которые написали жалобу сначала в Вильно, генерал-губернатору, а затем в Петербург. Крестьяне даже ухитрились передать прошение лично императору Александру II, проезжавшему через Утены во время осмотра строившейся дороги Варшава-Москва. Для усмирения восставших в Утену были отправлены войска, зачинщиков восстания посадили в тюрьму. Но и сам Михал Келлес-Крауз не избежал судебных разбирательств, которые продолжались несколько лет.

Юный Вандалин избрал профессию военного. Отец отправил его учиться в Петербург, в котором, кстати, имел недвижимость. Спустя несколько лет молодой офицер начал службу в артиллерии.

IMG_0821
Крепость Ковно. X форт. На таких укреплённых позициях размещалась артиллерия. Фото автора 2019 г.

Неизвестно, как складывалась карьера барона. На фото, сделанном в 1890 году, ему 41 год, но он всё ещё штабс-капитан. Служба его проходила в родных краях, в качестве офицера крепостной артиллерии крепости Ковно (сегодня – Каунас в Литве). Не удалось найти упоминание был ли фон Келлес-Крауз женат и имел ли детей. Зато сохранилось написанная бароном большая статья «Несколько слов о применении велосипедов в крепостных частях», опубликованная в «Военном вестнике» за 1892 год. И перед нами неожиданно предстаёт офицер, безумно влюблённый …в велосипед.

В Россию первые велосипеды иностранного производства попали еще в 60-х годах XIX века. Русские постепенно учились ездить, возникали велосипедные сообщества. Одно из первых – в близкой к Европе Варшаве. Оттуда и до Ковно рукой подать. Возможно, Келлес-Краус впервые познакомился с двухколёсной машиной и приобрёл её именно в польской столице. Не случайно именно из Варшавы начали своё распространение по России популярные в то время «безопасные» велосипеды фримы Swift. В том же 1890 году, когда барон уже катил по русским просторам, инженер Константин Андреев привёз велосипед Swift из Варшавы во Владикавказ и совершил на нём беспрецеденый 800-километровый поход по Военно-осетинской дороге. Это событие стало началом велодвижения на Кавказе. Но Келлес-Краус полюбил двухколёсную машину ещё раньше и стал одним из инициаторов внедрения самоката, как тогда называли велосипед, на армейскую службу.

1887-SWIFT-Coventry-Machinists-Co-20
На таком велосипеде — Swift, модель 1887 года путешествовал барон Келлес-Краус

«Яростным энтузиастом «военной велосипедии» был гонщик русской армии офицер Келлескраус. — пишет в своей книге «Легенды и были об экомобиле» Сергей Охлябинин, — Он устраивал своему облегченному самокату весьма тяжелые испытания на выносливость. Круглый год, в любую погоду Келлескраус гонял между батареями и укреплениями на расстояния в несколько десятков километров. В результате скорость его велосипеда возросла до 20 километров в час — утомленный всад­ник ездит почти в два раза медленнее. Если, скажем, потребуется отправить срочный пакет с нарочным, можно ли использовать не верхового, а самокатчика? Такой опыт проделали. Оказалось, что за сутки удается проезжать около 200 верст».

Келлес-Краус считал, что подготовленный самокатчик вполне способен заменить кавалериста, а в некоторых случаях и превзойдёт его. Ведь стальной конь не нуждается в корме, длительном уходе и отдыхе, а в бою никогда не обнаружит себя ржанием.

yZvb5ET
Русские военные «самокатчики»

Нужно сказать, что идеи барона и других энтузиастов самоката нашли-таки отклик в высших армейских кругах. Тем более, что в армиях других государств велосипеды тоже начинали использоваться для разведки, доставки депеш и т. п.

В 1887 году князь Б. Потёмкин издаёт книгу «Велосипед и его применение в военном деле». В 1891 г. году военное ведомство рекомендует закупать самокаты для использования в армейских частях. В 1897 году появляются и первые подразделения русских самокатчиков. Кроме того, командование начинает признавать полезность велосипедного спорта для поднятия боевого духа и физического укрепления личного состава. Начинают проводиться первые велосипедные состязания в среде военных. Их участником становится и капитан Ковенской крепостной артиллерии Вандалин Келлес-Крауз.

Нам неизвестны все предпосылки организации путешествий барона. Возможно это действительно было соревнование. Тем более, что вопросами разработки и внедрения самокатов в то время занималось именно артиллерийское ведомство в Санкт-Петербурге. Очевидно, Крауз получил своего рода командировку и временное освобождение от службы в гарнизоне. Началось его первое путешествие.

В 1889 году поручик Мартос из Кронштадта отправляется на велосипеде из Петербурга в Лондон. За 52 дня офицер успешно преодолел более 3 тысяч километров. Вандалин Келлес-Крауз принимает вызов коллеги и направляется из Ковно в Париж.

Старт был назначен на 2 августа 1889 года. Велосипедом, на котором барон намеревался покорить европейские дороги, был уже знакомый нам «безопасный» Swift. Багаж, который капитан вез на раме, весил 12 килограмм. Из Ковно капитан направился в Кёнигсберг, далее в Берлин, Кёльн, Льеж, Брюссель и Амьен. Без особых поломок и происшествий велосипедист достиг Парижа. За 33 дня он преодолел более 2500 километров.

Короткий отдых во Франции, и Келлес-Крауз отправляется в обратный путь. Финишировать он собирался в Петербурге. Любопытно, что во Франции барон свёл знакомство с очень интересным человеком — доктором Эдуардом Мари Хеккелем, ботаником, исследователем тропических растений и африканских болезней. Доктор Хеккель оставил свой след в истории. Именно он открыл и впервые описал тонизирующие свойства африканского растения кола. Как оказалось, барон-велосипедист принял самое непосредственное участие в исследованиях ботаника. Хеккель снабдил путешественника печеньями, в которых содержалась кола и попросил испробовать их, так сказать, в условиях экстремальных нагрузок на организм. В своей монографии «Африканская кола» доктор приводит письмо фон Келлес-Крауза:

« Спешу сообщить вам результаты, которые я получил в отношении Колы, полученной от вас. Усталость и напряжение — единственная причина, по которой эти плитки с успехом заменили почти все мои утренние приемы пищи, а иногда даже обеды во время моей поездки. Устав из-за ужасного дождя и ужасного ветра, который я должен был вынести, я употреблял каждую четверть часа печенье, то есть четыре печенья в час. Так же я принимал два или три с чаем во время привала. Так как у меня всегда был при себе небольшой запас еды, взятый из моей страны, этого было достаточно, чтобы заменить обильный ужин. В дополнение к этим питательным качествам я обнаружил, что эти кола-печенья возбуждают и поддерживают физические силы.

Однажды … после тяжелого дня езды на велосипеде в ужасную погоду я внезапно почувствовал себя подавленным. Без сил я проглотил печенье и словно по волшебству моя слабость исчезла. Я разрешаю вам, месье, охотно использовать то, что, как вам кажется, ценно в этом сообщении, и если вы хотите получить более подробную информацию, я рад быть в вашем распоряжении как русский друг для своего французского друга.

Подписано: V KELLESKRAUSS Ковно, 20 ноября 1891 г.

260px-Edouard_Heckel
Доктор Эдуард Мари Хеккель, «французский друг» барона

Успешное завершение миссии штабс-капитана принесло ему большую известность в кругу почитателей велоспорта. Очевидно, командование было удовлетворено, поскольку немного передохнув и восстановив силы, барон затевает новое путешествие, которое началось 25 июля 1890 года.

Оценив неплохое качество европейских дорог и мягкий климат Франции, Келлес-Крауз решается испытать колёсами велосипеда российское бездорожье. Стартовав у стен Ковенской крепости он намеревался достичь столицы Сибири — Тобольска.

5 августа 1890 года путешественник прибыл в Петербург. Затем повернул на юг, в сторону Москвы. Вначале всё шло не так уж плохо. Но барона поджидали первые трудности. Неожиданно он почувствовал сильное недомогание. Простуда свалила его и вынудила задержаться в Вышнем Волочке. 26 августа, едва оправившийся от болезни, ослабленный, Крауз уснул в поле далеко от жилья. И внезапно оказался окружен неизвестными, попытавшимися ограбить и избить его. Нападавших было восемь. Но недаром капитан был потомком тевтонских рыцарей. Отстреливаясь из револьвера, Вандалин сумел отогнать разбойников. Те поняли, что со странным путником лучше не связываться и исчезли в темноте…

Отдохнув два дня в Нижнем Новгороде, барон отправился дальше. По его словам, самым трудным участком была дорога до Казани. Сплошной песок, затруднявший движение и непроходимые леса постоянно заставляли его слезать с велосипеда и тащить его на себе.

Однажды на дороге капитану повстречались крестьяне, поднявшие его на смех. Они предложили спортсмену на спор потягаться с их телегой, запряженной тройкой лошадей. Барон без труда обогнал несущийся во весь опор экипаж. Изумление крестьян было так велико, что они сняли шапки и вызвались сопровождать капитана до следующего города.

17 сентября 1890 года Келлес-Крауз въехал в Пермь. Постепенно слух об офицере на «самокате» распространился по всей Сибири. В Екатеринбурге и Тюмени барона встречали толпы любопытствующих. Местные циклисты провожали его почётными кортежами.

Совершенно измотанный, он прибыл в Тобольск 5 октября. Путешествие продлилось 42 дня. За это время капитан одолел 3607 километров, из которых только 1500 проходили по большой дороге.

«Таких фактов достаточно, чтобы пролить свет на то упорство, которое питает энергию выносливости, составляющей одну из главных черт славянской расы и русского народа» – писала об экспедиции Келлес-Крауза одна из зарубежных газет.

_1._02
Тобольск. Дореволюционное фото

Но отважный артиллерист не успокоился на достигнутом. Впереди его ждало третье, самое долгое путешествие.

«Известный велосипедист, штабс-капитан артиллерии барон Келлескраус пробудет в Петербурге около месяца, а затем, как передает «Гражданин», переехав в Ковно, намеревается оттуда предпринять новое далекое путешествие на велосипеде. Барон намеревается отправиться в Канн, и далее, переехав в Африку, совершить на велосипеде поездку в Абиссинию. Неутомимый велосипедист желает доказать возможность езды на велосипеде по всяким дорогам и при бездорожье, во всякое время дня и ночи и при всевозможных климатических и атмосферических условиях.» — сообщал журнал «Вокруг света» в 1890 году.

Далёкая Африка! Она манила многих велопутешественников. Продолжает манить и сегодня. По сложности дорог и климата, по количеству опастностей это одно из самых лучших мест, где отважный путешественник может испытать себя на прочность.

NL32-abissinia-strada-Asmara-AddisAbeba-passo-Toselli
Дорога в Абиссинии. Фото 20-х гг прошлого века

Из газетных заметок того времени узнаём, что барону удалось его предприятие. Четыре месяца он ехал через Францию, Испанию, Марокко, Алжир. Побывал и в Абиссинии. Проехав вдоль побережья Вахемере (Средиземного моря) достиг Египта, откуда вернулся в Европу. Италия, Австрия, Гремания, Польша остались за плечами. «Он вернулся из путешествия, полного странных приключений» – писали газеты. В Африке Келлес-Крауза свалила лихорадка. Шесть недель он сражался с болезнью, потеряв больше 9 килограмм веса. Ежедневно капитан проезжал от 30 до 60 миль, в зависимости от погоды и состояния дороги. Вернувшись в Петербург, Келлес-Крауз сообщил журналистам, что чувствует себя прекрасно и, вполне удовлетворившись достигнутым, собирается продолжать ездить на велосипеде, в ближайшее время планируя посетить Москву.

К сожалению, на этом история барона-велосипедиста обрывается. Как сложилась дальнейшая судьба этого незаурядного и храброго человека, мы не знаем. Вышел ли он в отставку и поселился в родовом имении, или продолжил служить в крепостной артиллерии крепости Ковно? Была ли у него семья и дети? Возможно, ответ скрыт в архивах и старых семейных фотоальбомах Келлес-Краузов, многие из которых оставили свой след в истории Польши, где до сих пор живут потомки баронского рода. Несомненно одно – три путешествия русского барона из Литвы сделали его, по словам одной из французских газет того времени «самым выдающимся из выдающихся путешественников своего времени».

Виктор Попов

В публикации использованы материалы изданий:

Science progrès, la nature: 1891, Part 1 с. 82

Žaldokas S. Pasvalio krašto bajorai XIX amžiaus viduryje ir antrojoje pusėje // Šiaurietiški atsivėrimai. – 2012, Nr. 2 (33), p. 9–16

Охлябинин С. Легенды и были об экомобиле, М. 1987, с. 68

Les kolas africains: monographie botanique, chimique, thérapeutique, physiologique et pharmaceutique (emploi stratégique et alimentaire) By Edouard Heckel c 344-345

The Wheel and Cycling Trade Review, Volume 7 p.449

Eesti Postimees ehk Näddalaleht : ma- ja linnarahvale, nr. 14, 13 aprill 1891

У воина на воружении//Юный техник, 2009 № 09

Сайтов:

baronss.ru

jpilsudski.org

pasvalia.lt

udietna.l

goskatalog.ru

 

 

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s