Загадочная Шкиперия. 6 Зуб Земли

8 мая 2019

Оставив позади Аполлонию, с которой уже открывался вид на далекое море, мы спустились в плодородную долину. Дорога повела сперва вдоль сельскохозяйственного канала, а потом мы внезапно выскочили на строящуюся еще не открытую трассу. Пахло свежим асфальтом, лишь изредка проезжала дорожная техника. Скоростную автостраду А2 тянут на север в Дуррес, дорожная сеть активно развивается. «Ух ты! Поехали по трассе – движения-то нет», — предлагает Витя. И мы несемся с ветерком по только что уложенному асфальту.

Но я ожидала подвоха, и он случился. Трасса уперлась в недостроенную развязку там, где этот фрагмент должен соединяться с основной трассой до Влёры. Нам на магистраль было совсем не нужно, тем более что и на велосипеде-то по ней ехать запрещено. Нужно было как-то попасть на параллельно ей идущую старую дорогу SH8. Долго мы ковырялись на этой раскуроченной развязке и вышли на нужную дорогу по полю.

Старая дорога оказалась такого ужасного качества, что ехать по ней было одно мучение. Наша дорога шла вдоль железки, на удивление действующей, потому что по ней пронесся грузовой поезд с диким грохотом и постоянно сигналя. Пассажирского движения на этой ветке давно нет, а вот грузовое получается осталось. «Поехали бы лучше и дальше по трассе», — все ворчал Витя, страдая от дорожных ям. Асфальт был весь потрескавшийся и в дырах: «А в Карпатах это была бы федеральная трасса, и по ней носились бы фуры, обгоняя друг друга по встречке!» На наше счастье, почти никто по ней не ездил (рядом же есть нормальная дорога), и худо-бедно мы преодолели этот ужасный участок.

Дорога SH8

Затем мы попали в старые оливковые рощи, и ехать стало веселее. Вдоль пути росли древние буки, а оливы имели такие толстые стволы, что легко можно было представить, как эти сады высаживали еще римляне. А за садами взору открылась панорама большого города. Курортная Влёра раскинулась внизу на самом берегу моря. Наконец-то мы выехали на побережье! Так приятно вновь увидеть эти голубые берега Адриатики.

Влёра простирается от берега к холмам

Влёра оказалась такой огромной, что мы все ехали и ехали по ней, а она все не кончалась. Не так просто было выявить и центр города. Похоже, что центра здесь как такового нет, а туристическая жизнь распространяется от порта вдоль бульвара Исмаила Кемали. На бульваре идет ремонт – расширяют пешеходную зону, кладут новую плитку. Бульвар постепенно становится главной торговой улицей с дорогими бутиками, европейскими брендовыми магазинами и скоро наполнится толпами отдыхающих. Бульвар постепенно переходит в набережную с шикарной удобной велодорожкой. Совсем не чувствуешь, что ты в Албании, стране, которая совсем недавно была одной из беднейших стран в Европе. Велодорожка уводит нас прочь из города вдоль береговой линии, дорогих ресторанов и пляжей.

Историческая застройка древней Влёры не бросается в глаза потому, что город был сильно разрушен в 1920 году, в дни одной из самых странных войн в истории Европы — войны за Влёру.

Влёра, известная итальянцам как неаполитанская Валора, стала местом провозглашения независимости Албании в 1912 году и первой столицей свободного государства. Но даже по окончанию Первой мировой войны страны Антанты не спешили признавать Албанию. Более того — имелись планы по разделу ей территории между Сербией, Италией и Грецией. На Парижской мирной конференции мнения по Албании разделились, но все депутаты согласились с территориальными претензиями Италии на область Влёра. Строились эти претензии на давней исторической принадлежности земель к Неаполитанскому королевству.

Недолго думая, итальянцы поспешили отхватить такой лакомый кусок побережья с прекрасными гаванями и пляжами и ввели войска в область Влёра. Албанское правительство объявило о мобилизации. 4 июня 1920 года началась война, продлившаяся три месяца. Нужно сказать, что албанцы победили вопреки здравому смыслу. У них не было регулярной армии, только плохо вооруженное ополчение. Но эти фермеры с косами и дубинами в руках отважно бросались в атаку на приходящих в ужас от их вида итальянских солдат, захватывали орудия и аэропланы, освобождали деревни.

Мирному народу надоело веками тащить на своем горбу оккупантов.
«Мы слышим, на нашу Влёру
Итальянцы наступают на поездах и парашютах.
Но она не пала, и мы не допустим этого.
Вперёд, товарищи, в атаку!
Освободим нашу Влёру!» — распевали на улицах мужественные албанцы.

Италия отказалась от претензий под давлением международной общественности. Войска были выведены из Албании. А в наши дни итальянцы ездят в дешёвую Влёру отдохнуть на местных пляжах.

Тысячу лет назад здесь нежились в лучах солнца римские граждане, строившие свои виллы в окрестностях Авалонаса — так раньше именовалась Влёра. Важность Авалонаса, как морского порта возросла после упадка Аполлонии.  

Несмотря на приятную и курортную атмосферу, нам не хотелось оставаться во Влёре в гостинице. Погода радовала, мы давно мечтали поставить палаточку на диком пляже, как это делали в Хорватии и Греции, и наслаждаться закатом и рассветом с видом на море. Мысли о купании в холодной воде конечно не возникало, но от гостиниц мы уже устали.

Вся береговая линия до самого Орикума застроена и берег часто огорожен всеразличными заборами, охраняющими частные пляжи. Казалось бы, в такой ситуации и палатку поставить невозможно. Но пляжи были закрыты и казались пустыми, что было нам на руку. На карте я наметила несколько подходящих точек-пляжей, и мы ехали к ним. Наверняка поставить палатку там будет не проблема. Вдруг мы заметили на обочине одинокого велотуриста, нагруженного так, будто от собрался очень далеко. Это оказался Кристофер из Берлина. И действительно едет он уже два года: из родной Германии добрался до Сингапура, а теперь возвращается домой уже другим путём. Мы разговорились и решили переночевать вместе в палатках в красивом месте.

Встреча на дороге

Крис едет в противоположном направлении, но мы уверили, что ближе к Влёре подходящих для ночевки мест нет, и он вернулся с нами на пару километров назад, где мы нашли замечательную тихую поляну над обрывом.

«Ну вот здесь и будет сегодня мой дом»

Это был замечательный вечер. Витя приготовил гречку, а Крис сделал к ней фирменный соус из помидоров, бекона, лука и еще каких-то хитрых приправ. Мы долго сидели, разговаривали и наслаждались закатом, который в этот день был особенно прекрасным. Светлячки летали вокруг наших палаток, это был идеальный во всех смыслах вечер.

Двое мужчин готовят для одной женщины — мечта! 🙂

Крис угостил нас албанским вином, которое он купил где-то за три копейки. Но оно оказалось довольно ужасного качества. «А в Греции вино за такую цену вполне себе можно пить,» — сошлись мы с немцем в едином мнении. У Криса довольно дорогой кастомный велосипед на втулке Rolhoff и палатка Хиллеберг. Было интересно услышать мнение, насколько оправдано такое дорогое снаряжение в длинных путешествиях, еще от одного пользователя. Крис говорит, что все это стоит своих денег, за 30.000 километров ничего не сломалось и не требовало особого обслуживания, но в следующую поездку он возьмет палатку поменьше и полегче – задолбало его таскать лишний вес.

hIG9k7Q5Qa8

Кристофер выглядит довольно прилично для человека, который провёл в седле два года. Снаряжение у него дорогое и не сильно побитое, велосипед в порядке. Сам он весел и упитан даже — чуть наметился живот, румянец на щеках. Немец постоянно смеётся, восторгается природой, балканским алкоголем, людьми, дорогами и все, что его окружает. По профессии он учитель английского, путешествует уже двадцать лет. Единственный видавший виды элемент его снаряжения — задние сумки-ортлибы. «Я купил их в 1999, когда впервые сел на велосипед. Так и езжу с ними.» Но до велосипеда Кристофер дорос не сразу. Сначала он начал ездить по Европе на машине. Понял — не то. Пересел на мотоцикл. Долго гонял с байкерами, ходил в горы пешком, где-то сплавлялся. Но пришел к велотуризму как самому гармоничному способу познания мира. «Велосипед, путешествие на веле — это для души» — говорит мне Крис. В этом отношении мы находим друг друга, завязывается разговор. Сейчас Кристоферу 51. «У тебя есть семья, работа?» — спрашиваю его. «Нет. Семья мне не нужна. Я счастлив и так, — отвечает путешественник. — Работа есть периодически. Но путешествия важнее. Ведь жизнь так коротка.»

Не знаю, насколько искренен был немецкий велотурист, но его странствие — явно не «бомж-вариант». Видно, что материальных затруднений он не испытывает и я, ограбленный македонским банком, уволившийся с работы и считающий каждую копейку, немножечко ему завидую.

9 мая 2019   

Так уж получилось символически, что сегодняшний День Победы мы встретили на одной поляне с немецким велопутешественником. 80 лет назад была ужасная война, а сейчас мы мирно сидим вместе, угощаем друг друга вином, инжиром и финиками и все мирно и хорошо. Пока мы завтракали, к палаткам пришел пастух с небольшим стадом коров. Пастух был странный. Сказал, что он грек, стоял и просто смотрел на нас минут 20, как мы завтракаем и общаемся. Особое внимание пастуха привлек Крис, тот буквально следил за каждым его шагом, пока путешественник собирался.

Пастух, прибившийся к нам на утренней стоянке, запомнится мне надолго. В каком-то немом восхищении, по-другому не могу назвать это чувство, отразившееся на его лице, он стоял и смотрел на Кристофера. На меня и на Таню, что особенно странно, он не обращал особенного внимания. А вот Крис привлёк его каким-то магическим образом. Пастух не говорил по-английски, но с добродушным одобрением стоял и слушал длинные монологи немца, который что-то рассказывал нам с Таней. Немец стартовал первым (кстати, он долго сидел и ждал, пока проснётся Таня, уже дважды испил кофе, полюбовался всеми закатами и из приличия, видимо, не собирался, ждал, когда же мы вылезем из палатки). Грек-пастух бросался помогать ему вешать сумки на велосипед, пытался то ли взять автограф, то ли выпросить е-мейл. Как только Кристофер уехал, пастух собрал своих коров и ушел.

Этот немного загадочный случай навёл Таню на размышления о тайных знаках. Типа, как масоны узнают друг друга по значку, или перстню. Я же решил, что Кристофер владеет неким даром гипноза, или как-то воздействует на людей. На Дороге бывает и такое. Единственная странность, которую я заметил в этом человеке — его моложавость. На первый взгляд я бы дал ему лет тридцать пять. А вот потом, когда увидел его на фотографиях, подумал, что он выглядит именно на свои пятьдесят. Т.е. было нечто отвлекающее и очаровывающее в этом Крисе. Как будто мы встретили эдакого велосипедного Агасфера, или Филиппа Траума…

Такой романтичный и таинственный Кристофер Юнг

Наконец мы попрощались, Крис покрутил во Влёру, а мы своим путём на перевал Логара. «Ну ветер вам сегодня будет попутным, до верха доберетесь быстро», — подбодрил нас велопутешественник на прощание. Вероятно, он просто хотел нас немного поддержать, потому что всю дорогу ветер был встречным, а когда мы поднялись на высоту 500-600 метров над уровнем моря, стал таким сильным, что сносил нас с дороги вместе с велосипедами. Ехать мы при таком ветре не могли, шли пешком, пытаясь их удержать в руках.

Поднимаемся на перевал
Медленно набираем высоту
Удивительно, но все склоны здесь заселены. Как люди живут при таких ветрах?
Впереди видна гора Чика (2045 м). «Девчонка» не такая уж высокая, но со своим характером
Волшебные облака

На перевале мне стало нехорошо. Думаю, что из-за перепадов давления. Горная болезнь-мини. Хоть Логара и невысок по меркам гор — чуть больше километра — перевал этот особенный. Ветры закручиваются в его ущельях каким-то невероятным образом. Поднимаясь на перевал, мы видели облака странной формы, ветер временами достигал ураганных порывов. Я шел сзади, на тот случай, если Таню сдует вместе с велосипедом, чтобы успеть подхватить её.

Ветер вырывал велосипед из рук, больших усилий стоило его удержать

Горный регион Логара и перевал высотой 1050 метров объявили национальным парком. С северной стороны, откуда поднимались мы, подъем на него очень плавный и постепенный. Но все равно километр вертикального подъема занял у нас практически целый день. На высоте около 600 метров появился сосновый лес и моментально прикрыл нас от этого разрушительного ветра.

Ветер здесь дует практически всегда с юга-востока, и под его влиянием кроны сосен приняли определенную форму: ветви у них растут строго по ветру и как бы развеваются подобно флагу. Отчего сосны здесь получили собственное название – сосна-знамя. Самая старая из них даже огорожена заборчиком и является местной достопримечательностью.

Вот такие тут сосны-знамя
К самой старой сосне есть даже дорожный указатель

В национальном парке Логара, занимающем весь полуостров и часть материка, множество пешеходных маршрутов. Добраться ко многим местам полуострова – пещерам, уединенным бухтам и пляжам – можно только пешком. На перевале есть даже современный, совсем новый туристический центр, где можно получить информацию о маршрутах. В нем нас заинтересовал макет национального парка с подсветкой разных интересных точек. Витя заметил, что весь парк похож на огромный разрушенный зуб.

Географически самая высокая точка перевала, а смотровая площадка находится немного дальше на спуске

Прошлой ночью, на вершине бункера, со мной произошло очередное несчастье. Отвалилась старая пломба вместе с куском переднего верхнего зуба. Огромная полость напомнила пещеру в скале. Зубы рядом тоже уже подпорчены кариесом. Вид мой стал ужасен. Улыбаться нельзя. Ощущение во рту пренеприятное. Поэтому весь день все мои мысли занимают кариесы и прочие философские сентенции. Логар, оказавшийся огромной горой, обдуваемой какими-то постоянными местными ветрами напомнил мне огромный депульпированный зуб. Стенки его давно обрушились, корень умер, леса выросли на вековых слоях зубного камня. Это зуб Земли — старый, заброшенный и одинокий. Но всё еще грозный, как во времена его молодости, когда доводилось ему разгрызать мясные ломти кровавой добычи.

Добрались!

Всю дорогу до вершины Витя мучился больной головой. То ли перепад давления так на него подействовал, то ли какие-то магнитные бури. Наконец мы доползли до верха и поразились открывшейся картине: весь южный склон был абсолютно голым, без единого деревца и даже кустика, и по нему стелился гигантский серпантин, ведущий к морю. Норвежская Лестница троллей по сравнению с этой Логарой показалась нам просто детской горкой в аквапарке! Наверху был страшный колотун, температура опустилась градусов на 15 по сравнению с уровнем моря. С гор спускались облака и буквально затягивали серпантин прямо на глазах.

За несколько минут мы спустились на вертикальный километр на такой дикой скорости, что у меня отмерзло все что только можно, а особенно пальцы на руках. Спуск был сильно адреналиновый. Ощущение такое, будто бы летишь и вот-вот сорвешься вниз в пропасть. Машин на этой дороге совсем немного – основное движение идет по трассе, проложенной восточнее в долине реки Аос, а тут перевал стал преградой, ездят в основном туристы да местные из деревни в деревню.

Но на южной стороне перевала вопреки нашим ожиданиям дорога не стала проще и ровнее. Вновь пошли крутые подъемы. Берег тут сильно пересеченный, и дорога идет не вплотную к нему, а на высоте 200-300 метров над уровнем моря. К берегу и пляжам спускаются только ответвления. Витя сказал, что хочет сегодня остановиться в отеле, он замерз и у него болит голова. Доехав до деревни Дерми (Dhermi) мы поняли, что с палаткой тут делать абсолютно нечего. Деревня приткнулась на склоне скалы и некоторые дома там находятся буквально под дорогой. Я такое впервые вижу. И как они не обрушиваются при этом в пропасть? В деревне не было ни одной мечети, а повсюду торчали лишь кресты православных храмов. Мы стояли возле магазина и размышляли, как нам лучше поступить. В самой деревне гостиниц нет, все они находятся на пляже, к которому надо спуститься и отдать 200 метров высоты, чего делать нам совсем не хотелось после стольких трудов. Но дальше дорога уводила еще выше во все новые и новые деревни, и перспективы ночлега там впереди таяли на глазах. Из магазина вышел какой-то пьяный дед. «Ну вот сразу видно, что это греческая деревня! Появились пенсионеры-алконавты», — заметил Витя.

Горная деревня Дерми

Самым правильным решением было остаться здесь и искать отель ближе к пляжу. Мы вернулись и нашли отель не у самого пляжа, а на высоте 100 метров от моря. Отель был совсем новым и очень приятным: три звезды всего за 30 евро с завтраком. Мы были чуть ли не единственными постояльцами. Для пляжных отдыхающих такое расположение отеля не очень хорошо, а для нас наоборот прекрасно! Не сезон в Албании – прекрасное время для отдыха.

Наверное, летом пляж Дерми — очень приятное место для отдыха

Как только мы заселились, пошел сильный дождь – это туча с перевала спустилась сюда. А когда стемнело, температура снаружи упала до нуля, и мы лишний раз даже не открывали балкон, и без того было дико холодно. Витя приготовил ужин на горелке в ванной (гороховый супчик). Как же мы порадовались, что спим сегодня в тепле.

10 мая 2019    

Нам очень не хотелось останавливаться в отеле, но пришлось это сделать. И решение вновь было верным. Погода разбушевалась, очередная волна холода накрыла морское побережье. Перевал, с которого мы спустились, утонул во тьме грозовых облаков. Всю ночь хлестал мелкий дождь, кафельный пол в номере был ледяным, зато одеяло — большим и теплым. Утром немного распогодилось и мы продолжили путь.

Когда мы уезжали, хозяйка гостиницы подарила мне свежесрезанную в саду розу. Было очень приятно. Сегодняшняя дорога очень сложная, но нам совершенно необходимо именно сегодня добраться до Саранды – время нашего путешествия постепенно подходит к концу и остается всего два дня, чтобы доехать до греческой Игуменицы, откуда у нас уже куплен билет на паром. До нее остается около 150 км. Если бы у нас оставалось время, то я планировала сплавать на один день на греческий остров Корфу. Но уже стало понятно, что нет не только лишнего дня, а все вообще получается впритык, тем более с таким рельефом.

Ползем по бесконечному склону

Сложная, но при этом очень красивая дорога простиралась до Саранды. Изрезанный скалами берег придавал дороге такие немыслимые уклоны, что нам приходилось все время то набирать, то опять сбрасывать 200, а то и 300 метров под этими крутыми углами. Все эти подъемы жутко изматывали, к обеду мы преодолели только 20 с небольшим километров, добрались до Химары и дико устали.

Каньон Gjipe — еще одно популярное место для хайка на побережье. У нас на пеший поход туда не оставалось ни времени, ни желания
Новый поворот

Небольшие каньоны сложены из мягких горных пород

Чтобы немного разнообразить нагрузку и отдохнуть от тяжелого кручения педалей, идем смотреть замок Химара. Дядечка продает билеты прямо на обочине. Легко в этот город-замок на скале можно проникнуть и без билета, но мы уже привлекли внимание билетера. Мы ему заплатили скорее из своих корыстных побуждений, чтобы он присмотрел за великами.

Замком назвать это было сложно, скорее развалины старой греческой деревни. Но мне понравилось гулять по этим руинам. Особенно запомнилась церковь с необычным деревянным расписным иконостасом.

И вот мы готовы ехать дальше, время сильно поджимает. Нужно проехать еще 50 километров сложной дороги, а конец дня уже близок. В Химаре мы припарковали велосипеды у бордюра возле супермаркета, я зашла купить сладкой воды, а Витя остался на улице. Подхожу с водой к кассе и слышу какой-то удар, грохот на улице и отборный русский мат. Выбегаю и вижу, как огромный черный джип Мерседес, врезавшийся в дерево и сбитые велики лежат на тротуаре. За рулем сидела тупая овца. Витя уже ругался с ней великим русским трёхэтажным. Первая моя мысль была: «Ну все, велики всмятку, никуда мы больше не поедем. Все закончилось здесь и сейчас.»

Я сказала, что будем вызывать полицию, засняла все случившиеся на телефон. Дура дико испугалась того, что натворила, стала плакать и говорить «я вам все оплачу». Но потом появился какой-то очень бородатый мусульманский мужик (видимо, ее муж), и после разговора с ним у овцы исчезли слезы с лица, она перестала трястись, а вскоре и вообще исчезла с поля зрения. Мужик сел за руль большого черного авто и припарковал машину на другой стороне улицы так, как будто ничего и не было. Правда из разбитого бампера торчала ветка с листьями.

Хотя мелкие неприятности преследовали меня с самого начала путешествия, это можно было пережить. А вот помирать молодым — увольте! Не хочу! Но в городке Химара от гибели или травмы меня спасло лишь тонкое дерево, оказавшееся между мной и бампером автомобиля. Две подруги, не особенно обращая внимание на стоящие в зоне парковки велосипеды начали практиковаться в вождении автомобиля. Как я понял, у одной из них просто не было прав, вторая же вызвалась ее научить. Закончилось все тем, что машина потеряла управление, понеслась прямо на меня и ударилась в дерево, защитившее меня от удара. Я успел отскочить в последнюю секунду. Дерево согнулось до земли, задержав машину, но бампер всё равно ударил прямо в заднее колесо моего велосипеда. Оба велосипеда упали. Из магазина выскочила Таня. Мы довольно импульсивно набросились на албанок. Какие-то люди пытались защитить их. Появился супруг, хозяин машины. Разгоралась нешуточная потасовка. Закончилось все в отделении полиции. С нами были крайне вежливы, даже, я бы сказал, сочувственно-приветливы. Если честно, я, увидев, что сильных повреждений наше имущество не потерпело, предпочёл бы уйти от конфликта и просто тихо уехать. Таня же решила довести дело до завершения. Она настояла на приезде полиции, дала показания в участке, расположенном неподалеку, заполнила по-английски протокол. Мужик, владевший машиной, всячески отрицал, что за рулем была женщина, утверждал, что это он совершил наезд. Выражал недовольство нашей реакцией. Мол, ничего же не пострадало, чего кричать? Однако, мелкие повреждения этот наезд все-таки нам доставил. Закреплённая на танином руле видеокамера ударилась о землю. Появились царапины. Повезло, что земля была мягкой, иначе — прощайте немалые деньги (камера-то 4к) А моё заднее колесо, в которое легонько, на излёте ударил бампер машины, получило небольшую восьмёрку. Ехать можно, но факт налицо. После получасовых разборок договорились о мировой. Албанец заплатил мне небольшую сумму за колесо, мы извинились друг перед другом и разошлись.

В полицейском участке я поняла, что искать справедливости в албанских селениях не стоит. Мы иностранцы и нам просто повезло, что овца не раздавила Витю насмерть. Мужик врал офицеру полиции не краснея, и тот слушал только своего земляка, я же общалась через переводчицу по-английски. Сначала мужик категорически отказывался что-либо возмещать, но я предъявила полиции фотофакты и настаивала на составлении протокола. Витя отговаривал: «Поехали, только время тут потеряем.» Но я решила довести дело до конца и стрясти с бородатого гада компенсацию за колесо — все равно его придется править в мастерской. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

В общем нам повезло, что все обошлось малой кровью. Колесо крутится, ехать можно, деньга в витином кармане немного компенсировала прошлые и настоящие беды и невзгоды. Но час своего времени мы потратили в полиции и были готовы поскорее скрыться из этой Химары-Хибары.

До Саранды оставалось еще километров 50, а времени до заката часа три. Готовимся ехать в темноте и не унываем! Пошли деревни с православными названиями — Борщ и Луково. «Так хочется борща с чесночком да пампушками», — восклицает Витя. Эти селения дались нам непросто.

И снова вверх!
Живописные бухточки радуют глаз
Борщ с чесночком и пампушками

Луково оказалось последним форпостом ада. За ним эти бесконечные подъемы и спуски заканчивались. К этому моменту мою майку можно было выжимать от пота.

Витя прикармливает осликов

Солнце садилось за горизонт, а Саранда оставалась еще где-то далеко за горизонтом. Зато с каким удовольствием было ехать на закате, это лучшее время для любого фотографа.

Ti9CI7FfgoU

82A7rw6Kpjg

В сумерках мы заметили, что горы наконец-то остались позади, и перед нами открылась сверкающая ночными огнями долина. В ней и лежала Саранда. Оставалось только спуститься туда при свете фар.

Витин фонарь был закопан где-то глубоко на дней сумки, мне пришлось достать свой со сломанным креплением. Ну что ж, фонарь у нас один на двоих. Я держала фару в одной руке, рулила и тормозила другой, а Витя следовал за мной. В темноте на нас напали охотничьи собаки, выскочившие из какой-то неожиданной одинокой овчарни. Но вот сложный уровень с собаками был пройден, и мы наконец въехали в черту Саранды.

Из тихой ночи на горной дороге мы тут же попали в атмосферу ночной жизни большого курортного города. Отели и бары, гуляющие люди и дискотечная музыка. Мы были такими измотанными, что готовы были упасть в первом попавшемся отеле. Тут Витя усмотрел вывеску: «О, отель Татьяна! Все, это знак, идем туда!» Я была не против: «Только не Татьяна, а Titania.» Мы посмеялись и остались в нем. Трудный и насыщенный день наконец-то подошел к концу.

60205447_2335314416743925_4531827604138754048_o

Продолжение >

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s