Перевалами Пелопоннеса. 4 В спартанских условиях

5 мая 2018

Сегодня половина дня ушла на осмотр замечательной Монемвасии. Очень интересный средневековый византийский город-крепость, позже захваченный венецианцами. Город расположен на выступающей в море скале, с материком ее соединяет только узкий мост – неприступная крепость!

Таня назвала остров Монемвасия «греческим Гибралтаром», настолько он её поразил. Осмотр этого места стал одним из самых ярких впечатлений нашей греческой поездки. История этого места началась в IV столетии, когда сильное землетрясение изменило очертания береговой линии Пелопоннеса. Огромная скала рухнула в море, образовав остров, отделённый от материка только узким проливом в пару сотен метров. Современный автомобильный мост, по которому можно подъехать к парковке у ворот крепости, построен только в 1971 году. Ранее на протяжении столетий лёгкая деревянная переправа могла разбираться в случае нападения неприятеля, после чего проникнуть на остров становилось попросту невозможно.

Монемвасия — «греческий Гибралтар»

До конца X века на Монемвасию несколько раз пытались напасть арабы, обосновавшиеся на Крите. Но византийцы укрепили скалу неприступными стенами, создав здесь идеальную базу для своего флота. Как знать, не спрятаны ли ещё в не раскопанных подземельях города-крепости тайны греческого огня и секретные артефакты великой империи?

Мощные венецианские стены

В начале XIII века Монемвасию три года осаждали войска крестоносцев, захватившие перед этим Константинополь. И оголодавшая крепость в конце концов сдалась. После падения Византии осиротевший город несколько раз переходил из рук турок к венецианцам. А в 1821 году освобождавшие Грецию от турок патриоты три месяца осаждали крепость. Захватив, наконец, сдавшуюся Монемвасию, разбушевавшиеся греки перебили всех, кто там находился, не оставив в живых ни одного человека…

Главная площадь нижнего города

Обо всём этом я думал, поднимаясь по дороге, ведущей к воротам Монемвасии. Велосипеды по моему предложению мы пристегнули к скамеечкам в тени деревьев внизу, сразу за мостом. Таня сначала ворчала, что мы могли бы заехать в город верхом, а теперь по моей вине «полкилометра нужно переться». Но быстро успокоилась, почувствовав уклон дороги и увидев верхнюю парковку, забитую людьми и автобусами.

Ядра, оставшиеся от бесконечных осад

Монемвасия – как из души и тела, состоит из двух неотъемлемых частей. Нижний город – старая рыбацкая деревня, сохранившая следы былого величия византийского города. Поразительно, здесь со времени ромеев полностью сохранилась планировка улиц, площадей и фундаменты всех без исключения зданий. Многие дома так же дожили до нашего времени практически без изменений. Из-за миниатюрности крохотного городка в ладони бухты под нависшей скалой придумать что-то лучшее, чем проложенные византийцами улицы было невозможно. Османы и венецианцы попросту заменяли обветшавшие стены новыми, придав облику города лишь лёгкий налёт эклектики.

В нижнем городе приятно бродить по узким средневековым улицам и разглядывать детали

Нижняя часть города сохранилась лучше, так как она была перестроена в венецианский период и все еще использовалась захватчиками, а верхняя часть с крепостью осталась полуразрушенной. Наверху особенно поразила церковь Айя София с византийскими фресками 12-го века, ради которой стоило карабкаться на эту гору. Наслоения византийской, итальянской, оттоманской архитектуры, втиснутые на крохотной скале с тесными улочками делают этот город абсолютно уникальным и ни на что не похожим. Хотя подобный город-остров есть и во Франции (Мон-Сен-Мишель), и я тоже бывала там несколько лет назад, Монемвасия совсем на него не похожа.

Вид с нижнего города на верхний
Лестница, ведущая к верхней крепости

Венецианские бастионы и пристани омываемы ласковыми волнами, узкие улочки упираются в стены церквей. Повсюду сувенирные магазины, таверны и, конечно же, магазаки с вином! Дело в том, что при венецианцах игрушечная Монемвасия превратилась в центр торговли вином особого сорта, из винограда, произраставшего в окрестных горах. Вино это, оставившее в истории человечества знаменательный след, получило название мальвасии. Это сладкое вино с очень необычным вкусом в средние века было одним из дефицитнейших экспортных товаров. На Руси с X века оно использовалось для литургии в богатых храмах, и было украшением княжеской и царской трапезы. Вино стоило больших денег, но ценилось, как благородный напиток. Нужно сказать, в Греции мальвасия стоит не меньше, чем в Средневековой Европе. Поэтому мы не стали покупать именно это вино, тем паче, что в лавке нам предложили бюджетные, но не менее вкусные сорта вин. У Тани потекли слюнки. Она ухватила некое вино, которое мы взяли с собой, чтобы отведать за ужином.

В таверне

В Монемвасии потрясающие таверны. Всем оказавшимся здесь могу порекомендовать зайти в одну из них и отведать блюда местной кухни. Цены были невысокими. Мы заказали мусаку – традиционную греческую запеканку с макаронами, картофелем и мясом, жареный сыр и, конечно же – охтоподи! Охтоподи – свежевыловленный осьминог, пожаренный в масле на сковородке. Я читал, что ради того нежнейшего вкуса, которым славится осьминог, его нужно хорошенько отколошматить свежепойманным. Избитый, но еще живой охтоподи обиженно пускает в воду белую молочную жидкость, после чего, смирившись, уже готов отправиться на стол к повару.

Вид сверху на нижний город

Душа Монемвасии – город верхний, расположенный на вершине скалы, окруженный остатками древних стен. Здесь никто не селился много столетий. В результате войн и эпидемий население Монемвасии в средние века сократилось настолько, что половина города превратилась в пустырь. Но именно здесь без изменений и перестроек сохранились потрясающей красоты византийские базилики, остатки общественных и жилых зданий, крепостные укрепления. На вершине скалы высится собор Святой Софии, Премудрости Божией. Долго поднимаемся к нему через сеть тропинок. Эта старая греческая церковь над морем стала одним из главных даров этого дня – под намоленными сводами нас встречают тончайшей работы фрески, источенный тысячами ног камни порога, колонны и запах фимиама.

У стен Айя Софии
Тончайшая византийская резьба по камню
Фрески XII века — главная ценность храма

День сегодня выдался на редкость жаркий. Очень даже хорошо, что самую жару мы провели на тенистых улицах средневекового города и вышли на дорогу поздно. На обратном пути остановились у супермаркета и купили новых продуктов. Я наконец разжилась суперклеем для заклейки очков. Веломастерской здесь нет, придется Вите потерпеть до самой Спарты с его разваливающейся на глазах втулкой.

В Греции грех не пить вино!
Когда мы уезжали, даже нижняя парковка уже была полностью забита туристами

Выехали мы из Монемвасии поздно, только в 3 часа дня, но пляжи опять притягивали нас со страшной силой. Мы решили сегодня опять ночевать у моря и держали курс на ближайший пляж, до которого надо было всего лишь несколько раз перемахнуть через горы и проехать каких-то 40 километров. О, что это 40 километров через горы по жаре! Сначала ехали по трассе, но чуть не умерли там – ни тенечка! Потом свернули на более тихую дорогу, окруженную деревьями, которые создавали приятную тень. Дорога была очень приятной и шла через небольшие горы высотой метров 300, не больше.

Дорога без тени

Ниже появились апельсиновые плантации, и мы вновь набрали апельсинов на радостях. Доехав до первого пляжа в Glifada, мы обнаружили там неожиданный запрет на установку палаток. Дальше сплошная населенка, надо оставаться здесь, да и стемнеет скоро.

Внезапный запрет заставил нас углубиться дальше по этой дорожке в дикие заросли

Продираемся дальше по тропе вдоль берега мимо чьих-то огородов. Огороды кончились, начались дикие берега из песчаника и скал с зарослями можжевельника. Ветер дул довольно сильный, поэтому пристроили палатку за большим деревом, которое закрывала нас от ветра с моря. С виду место было очень романтичным, но вскоре начались проблемы. Весь единственно ровный клочок земли, который мы присмотрели для палатки, был усеян сухими колючками. Да они прямо тут и растут — огромная колючка на маленьком стебельке. Их тут просто тысячи! А у меня коврик-самонадувайка. Примерно час я потратила на то, чтобы тщательно расчистить поляну, чтобы ни одна вражеская колючка не проникла! Под дно палатки для надежности положили велочехлы, а под коврик напихали одежды – живем.

Витя начал, а я продолжила тщательную борьбу с колючками на поляне
В тамбуре у нас сегодня растет куст

Но на этом проблемы не закончились. Выпив вина, которое мы заботливо везли из Монемвасии, я тут же отключилась и уснула. Среди ночи слышу витины крики: «уходи!», «пошел отсюда!» Потом крики прекратились. Я проснулась и долго не могла уснуть, но сил из спальника вылезать у меня не было. Ведь со мной большой и сильный мужчина, защитит и разбудит в случае чего. Я тогда ночью подумала, что пришел человек, ведь прямо над нами на утесе стоял чей-то дом, но нас не было оттуда видно. Утром оказалось (со слов Вити), что это приходил какой-то дикий наглый зверь, шипел и рычал, пытался залезть в палатку. Витя долго отгонял его и в итоге отогнал. Оба мы не выспались и проснулись совершенно разбитыми, еще и греческое вино добавило боли в голову.

На фото наше место ночлега не выглядит таким уж плохим, каким оно было на самом деле

 6 мая 2018

После бессонной ночи в проклятом месте мы даже завтракать толком не смогли, только выпили кофе с хлебом. Собирались долго и медленно, как в замедленном кино. Короче, тормозили по полной. Утром я заметила нору под утесом, совсем не далеко от того места, где стояла наша палатка. В сумерках и уставшие мы ее не заметили. Наверное, это и есть логово тогда самого загадочного зверя.

Ночь была беспокойной. Обычно я выбираю место для установки палатки, руководствуясь инстинктом, ощущением места. Вечером мне показалось приемлемым место внизу, в небольшом овраге у ручейка, впадающего в море. Но Тане место это по вкусу не пришлось. Второпях мы нашли укрытие под небольшим обрывом на песчаном берегу, в десяти метрах от частных домов, но в месте, где увидеть нас было бы сложно. Единственным недостатком этого местечка оказалось то, что всю ночь меня не покидало чувство тревоги и какого-то неудобства. На ментальном уровне я чувствовал, что рядом есть какой-то беспокойный сосед. Я долго ворочался, прежде чем погрузился в тяжёлый сон. Среди ночи меня разбудило ощущение присутствия кого-то враждебного в метре от меня. Я услышал рычание и резкий, громкий крик неизвестного зверя. Он рвал зубами мусорный пакет, который вытащил из-под тента палатки. Криком я отогнал зверюгу и до утра так и не смог сомкнуть глаз, ворочаясь на кочках.

Причудливые формы скал между деревнями Elea и Kokkinia

Так же медленно и дико тормозя мы сели на велосипеды и поехали. Время тянулось резиной, как и бесконечные апельсиновые плантации, раскинувшиеся слева и справа от дороги. Боль в голове постепенно проходила, но на апельсины я уже смотреть не могла.

На пляже между двумя деревнями Селиница и Глосса лежит давно севший на мель корабль Димитриос, который привлекает туристов своей фотогеничной ржавчиной. Многие самостоятельные путешественники ездят туда, место известное. Для нас поездка к кораблю была большим крюком, потому что путь мы держали к Спарте и надеялись доехать до нее сегодня, чтобы починить витин велик. Вроде и хотелось на него взглянуть, но в итоге решили этого не делать, а свернули сразу на трассу, ведущую прямо в Спарту.

И правильно, что не поехали. Переднее колесо у Вити совсем перестало крутиться. Они расстроился и уже практически впал в состояние, близкое к панике и отчаянию. Я предложила ему перебрать втулку, почистить ее – вдруг заработает. «Не поможет! Я знаю свой велосипед, там стерлись конусы и это все, конец». Все же я уговорила его попробовать разобрать и собрать обратно втулку, ведь нам надо как-то доехать до Спарты, не сидеть же тут на дороге. Витя перебрал колесо и вроде бы стало немного получше, по крайней мере ехать дальше уже можно.

Всё время поражаюсь, насколько просто в глазах Тани стать слабаком и паникёром! Всё-таки мужчина не должен в критической ситуации допускать и тени скепсиса, ибо женщина немедленно истолкует это как слабость. Делаю для себя выводы на будущее – держаться надо до конца, как истинный спартанец — молча! Вспоминаю свое состояние, когда пытался крутить педали с клинящим колесом по бесконечным горкам спартанских предместий. Внутри скорее назревала злость и нервное напряжение. Начинаю ругать ситуацию вслух. Но сдаваться мы не собирались. Трогать велосипед не хочется, чтобы не стало хуже. Всё-таки берусь за ключ и пытаюсь перебрать втулку. Сильно это не помогает, конуса действительно сточились, один из меленьких шариков подшипника на скорости заскочил в щель между движущимися частями и окончательно деформировал втулку. Не долго думая, вынимаю часть вываливающихся шариков, остальное густо замазываю смазкой и собираю втулку. Порядок!

Собирается гроза, пора упаковываться

От накопившейся усталость хотелось поскорее заселиться в гостиницу в Спарте и наконец выспаться. И больше ничего. На подъезде к городу нас застала гроза, идущая с гор. Давненько я не видела такого мощного дождя.

Подъезжаем к Спарте, дождь уже утих

Промокшие насквозь мы наконец доехали до Спарты и заселились в отель. Да, это Спарта! Никак многовековая суровая аура города накликает на нас одни неприятности. Готовить ужасно не хотелось, и мы пошли ужинать в ресторан. Подходящего ресторана все не находилось – то дорого, то меню не нравится, то одно, то другое. Прямо напасть какая-то. Набрели наконец на пончиковую. Я хотела пончик с яблоком, но их как назло не оказалось. Остались только с изюмом, которые я не люблю. Наконец упали в одном из ресторанов, но ужин удовольствия не доставил. Уснули быстро без задних ног. Как же нам был необходим отдых в гостинице именно сегодня.

Современная Спарта — город машин, высоких зданий и прямых улиц

7 мая 2018

Спарта нас сегодня весь день притягивает и никак не хочет отпускать. Первым делом отдали с утра витин велик в мастерскую, а сами пошли гулять по древней Спарте. Бывший спортсмен, который держит мастерскую, обещал исправить колесо к обеду.

Археологические раскопки античной Спарты оказались бесплатными, но там и денег брать не за что – практически ничего не сохранилось. Несколько фундаментов церквей, агора, амфитеатр, весь поросший травой, и загадочная мегалитическая круглая постройка. Однако бродить по полузаброшенным развалинам мне понравилось. Среди оливкового сада то и дело попадаются античные колонны, древние камни, а практически полное отсутствие здесь туристов позволяет наслаждаться видом на современную Спарту и торчащие за ней горы.

В поросшем травой амфитеатре когда-то проходили представления — круть!
Дикие оливки невкусные, горьковатые и вяжут

От здешних древностей, безусловно, осталось немного, но мощь скрытого культурным слоем города ощущается повсюду. Античная Спарта разрушена гораздо сильнее, чем древнегреческие полисы, к примеру, Турции. На месте руин сто лет тому назад был разбит оливковый сад. В стороне от руин полиса в 19 столетии отстроен новый город, в колониально-ампирном стиле.

Загадочная круглая мегалитическая постройка — наиболее хорошо сохранившаяся часть античной Спарты
Старый и новый город

На обратном пути мы посетили еще одну загадочную достопримечательность – могилу Леонида, царя Спарты. Она сложена из больших каменных блоков и тоже представляет собой мегалитическое сооружение, сложенное все теми же циклопами или титанами, что и Тиринф.

Могила Леонида
Как? Как делались такие огромные ровные блоки в древнем мире?

Уже к полудню мы почувствовали, что посмотрели все то, что может предложить Спарта туристам. Есть здесь и некий археологический музей, и музей оливок, но это уже как-то не привлекало. Современная Спарта – довольно крупный и в целом ничем не примечательный город. Куда больше хотелось поскорее увидеть расположенную неподалеку Мистру – еще один древний византийский город.

Я временно распрощался с Таней и отправился разбираться с велосипедом. В веломастерской я познакомился с ее владельцем, бывшим велогонщиком и чемпионом Греции. Слегка пожелтевшая веломайка лидера висела в запылённой рамке на стене. Там же ютились кубки и медали. Окружал все это невообразимый хаос, составлявший одновременно и магазин и мастерскую. Имя владельца, к сожалению, выскочило мгновенно из головы. Парень фактически не говорил по-английски, но понял, что к чему и взялся наладить велосипед к обеду. Его пыльная мастерская-веломагазин далека от совершенства, но там нашлось всё, что необходимо для ремонта поломки. Уже когда забирал велосипед, разговорился в мастерской с другом хозяина, местным байкером, который специально пришел посмотреть на залетного велотуриста. Товарищ сносно говорил по-английски — уж точно получше, чем я – и переводил нас с мастером друг-другу. Рассказал, что сам на велосипеде объехал всю Европу, посоветовал насчёт перевалов, что путь в Каламату займёт у нас весь день и потребует активного вращения педалей. Рассказал не без гордости, что спартанцы тоже любят крутить педали и не только. Один местный парень, 60 лет от роду как раз в то время, когда мы достигли Спарты, уже доехал на мотоцикле из Греции на Памир и продолжал двигаться в сторону Японии. Мастер наладил, как мог заднее колесо, но предупредил, что надолго его не хватит, и надо менять все колесо полностью. «Тысячу километров-то я хоть на нём проеду?» — спросил я на прощание. «Тысячу проедешь, это же совсем немного» — гарантировал успешное завершение путешествия деловитый грек.

Гостиниц в Спарте немного и все дорогие. Отель Maniatis можем рекомендовать как недорогой относительно других (50 евро за номер) и в то же время байкер-френдли

Витя вернулся из мастерской с велосипедом только в час, пока я ждала его в холле гостиницы с вещами. Вернулся радостный – все починили, говорит, теперь проблем не будет! В веломастерской Вите сказали, что в горах плохая погода и прогноз на сегодня-завтра в Каламате неутешительный. И что возможно нам не стоит сегодня ехать на перевал Лангада, а лучше остаться в Спарте еще на день и переждать. В любом случае половина дня уже позади, осмотр Мистры тоже отнимет довольно много времени. Тут нам бы конечно сразу надо было остановиться еще на одну ночь в районе Спарты. Не в гостинице конечно, а хотя бы в ближайшем к Мистре кемпинге, и съездить в Мистру налегке. Вместо этого мы решили просто не ехать в Каламату через перевал, а изменить планы. Раз в горах дождь – значит мы туда не поедем, а поедем другой дорогой на север!

Продолжение >

Перевалами Пелопоннеса. 4 В спартанских условиях: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s