Аляскинская одиссея. 15 Очарование тундры

24 июля 2018. День 31

Утро было прекрасным и безоблачным. Я спустилась ниже в распадок и запустила дрон. Но это было плохой идеей. Комары не дремлют: замешкаешься, и они тут же набрасываются и облепляют все неприкрытые части тела. На одежду не садятся — ткань, пропитанная перметрином, их отпугивает. Когда едешь на большой скорости, болше 15 километров в час, то их присутствие почти не ощущается. Главное не оглядываться: ведь за мной погоня. Целый рой преследует, но никак не может догнать. Наконец, сдавшись, рой рассасывается. Ха-ха, съели?! Но стоит только остановиться, чтобы сделать фото, живая масса вновь появляется из ниоткуда. Освоила накомарник. Ехать в нем жарко и ничего не видно сквозь сетку, поэтому натягиваю его только на остановках.

Тундра в северной части хребта Брукс

Растительность «поглощает» гору

Крутые горы вскоре исчезают, и вот уже не видно заснеженных скал слева и справа, а остаются только покрытые тундрой холмы. Моей ближайшей целью сейчас является озеро Галбрайт. Там обозначен кемпинг, а значит есть мусорка. Мусор теперь приходится возить по два дня подряд. Но этот кемпинг при ближайшем рассмотрении оказался очень далеко от дороги, и я не стала наматывать лишние мили ради мусора.

Насосная станция номер 4

Сегодня я вновь встретила того австрийского парня, Майка, который ставит велорекорд. Он ехал навстречу уже на шоссейном велике, а за ним следовал тот самый фургон сопровождения. Получается, что за вчерашний день своего старта он проехал больше 200-от километров, пока я колбасилась на перевале. Но для него дорога была ровной, интересно, сколько он проедет сегодня. Молодец, выглядит свежо и бодро, если и дальше поедет таким темпом, то рекорд у него в кармане. Майк вновь пожал мне руку и пожаловался, что его дико заели комары, которых все больше по мере приближения к Дэдхорсу. Мы снова пожелали друг другу удачи.

Возле озера Галбрайт я вновь встретила человека, туриста. Это был дедушка, плохо ориентирующийся в пространстве. Я долго объясняла ему несколько раз, откуда и куда я еду, и что у меня осталось три дня до Дэдхорса. «Да как же ты доедешь туда за три дня, ведь это же очень далеко, больше 300 миль!» Я еще несколько раз объяснила, что осталось всего 150 миль, и доехать вполне реально. Встретить в тундре человека и не поговорить — это нонсенс, но эта беседа меня и правда утомила. Дед ходил куда-то в горы пешком (удивительно, как он там не заблудился, может у него была только карта небольшого участка), а теперь ловил попутку с самого утра. Эта была последняя встреча с туристом до самого Дэдхорса.

Без репеллента

Вскоре после этой встречи внезапно налетели тучи, и я решила переждать дождь. Быстро свернула к трубе и спряталась под ней. Защита из трубы хреновая, дождь туда все равно проникает, но все равно вымокла не так сильно. Заодно и перекусила.

Резкая перемена погоды
Так себе крыша над головой

За озером Галбрайт хребет Брукс заканчивается, и появляются холмы. Мечты об абсолютно плоской тундре сбудутся, но не сегодня. По этим холмам едешь вниз-вверх, снова как там на юге Далтона. Но это уже не так страшно, как те холмы на стероидах. С велосипеда слезать не приходится, только знай себе крути педали и наслаждайся просторами.

Озеро Галбрайт

Животный мир по эту сторону хребта тоже сильно изменился, как и ландшафт. Если всего пару дней назад я ночевала в компании диких кроликов, то здесь они уже не живут. Зато вновь появились земляные белки, которые то и дело пищат у дороги. Карибу я видела два раза. Первый раз олень прошел мимо меня, когда я пережидала дождь под трубой. Второй раз он долго и медленно шел вдоль пустынной дороги, а потом свернул в тундру. В тундре животных много и их видно издалека, им тут негде спрятаться от человеческих глаз.

Вместе с тем в тундре растет и ощущение своей уязвимости и беспомощности. Это чисто психологический эффект. Хоть головой-то понимаешь, что медведя тут увидишь раньше, чем в тайге, в лесу, и у тебя будет больше времени принять решение. Дорога не просто приняла меня, я уже вросла в нее и в свой велосипед, стала с ними единым целым. Они уже часть меня, ноги сами крутят педали и несут меня вдаль.

По плану я должа доехать сегодня до 300-ой мили и отметить приблизительные 3/4 Далтона. Как только я пересекла мильный столб «300», то поняла: палатку здесь уже где попало не поставишь. Вокруг сплошные болота. И нужно пользоваться рельефом, пока еще не кончились холмы. Нужно ночевать на возвышенности, там и комаров меньше — выдувает ветром. Проверенной стратегией вновь свернула к трубе по сервисной дороге, и там на возвышенности поставила палатку с видом на последнюю большую гору на моем пути. Пока ставила палатку, увидела вдалеке еще одного оленя. Но медвежьих следов нет, можно спать спокойно.

Гора, у подножия которой я сегодня буду ночевать

25 июля 2018. День 32

Всемирный день грязи. Вселенная, пожалуй, решила, что если Далтон не искупает меня в грязи с ног до головы, то мои впечатления от этой дороги и от Аляски будут неполными. Как уже повелось, утро было сонечным. Как говорится, «ничего не предвещало». Буквально за полчаса с горы спустилась туча, и небо стало затягивать сплошной пеленой. Это уже надолго, надо готовиться к худшему. Я не стала затягивать сборы, наскоро собрала палатку и тронулась в путь. Да и вообще тундра почему-то не способствовала тому, чтобы где-то задерживаться. Она как бы сама гонит в дорогу. А может быть я уже подсознательно хочу поскорее доехать до океана.

Солнечное утро
А это фото той же горы сделано через полчаса после предыдущего

Впереди чернела огромная туча. Но небо здесь висит так низко, а тучи перемещаются так хаотично, что невозможно предсказать, когда ты окажешься в полосе дождя. Вот я еду под пасмурным небом, и вот раз-два-три, и меня накрывает стена дождя. Я беспомощно свернула к насосной станции номер три, но ворота оказались закрыты, въезд только по пропускам, и никто не спешил открывать ворота передо мной. Эта подсознательная тяга к людям, в укрытие, здесь уже не работает. Надо привыкать к другой реальности.

Красивая цифра
Перед дождем

Буквально за час я вымокла насквозь, а дорогу размыло так, что грязь покрывала не только велик целиком вместе с сумками, но и меня с ног до головы. Больше всего я ненавидела спуски. Скорости перестали переключаться, а тормоза клинило. Внезапно заработал велокомпьютер, а потом так же внезапно и умер. Молоциклисты, едущие навстречу, сочувственно приветствовали меня. Но мне было совсершенно не до них. Зато комаров нет, ха-ха!

Тучи в этом северном небе похожи на слоеный пирог

Дорога вышла в долину реки Сэг. Далтон будет следовать за рекой до самого Дэдхорса, но никогда не подойдет к ней слишко близко

Через три или четыре часа я наконец выехала из полосы дождя. Впереди виднелась последняя большая горка на Далтоне под названием Ice Cut. Въехать в нее оказалось несложно даже по размокшей грязи, но за ней снова начались спуски и подъемы, постепенно сходящие на нет. На очередном спуске у меня совсем отказали тормоза (видимо, грязь в них уже засохла), и пришлось тормозить ботинком, чтобы не соскользнуть в кювет. Подошва чуть не отвалилась, и стерлась половина заглушки, которая закрывает место крепления контакта. Закончился дождь, и снова возникли комары. Из-за них останавливаться я старалась как можно реже, даже толком не пообедала и решила не делать сегодня традиционный привал «на чаеварение».

Когда грязь на велике обсохла, все стало еще хуже. Цепь крутилась с таким душераздирающим скрежетом, что казалось вот-вот развалится на кусочки. Итак, у меня нет скоростей, тормозов, а цепь еле крутится. Но зато стало совсем ровно и появился асфальт! Откуда он здесь среди тундры-то? Я свернула к ближайшему водоему и помыла велик, сумки и верхнюю одежду, не снимая с себя. Воду я высматривала довольно долго, но у всех озер берега заболоченные и к ним оказалось не подойти. А этот водоем был каким-то техническим, из него торчал шланг насоса. Ну вот теперь намного лучше, и ехать приятно!

Никогда я еще не была такой грязной, как свинья

Хочу поскорее доехать до Дэдхорса, гоню, как сумасшедшая. Куда я так спешу? Надо бы ехать медленнее и наслаждатся этой непередаваемой тишиной. Будто что-то подгоняет меня: то ли тоска по дому, то ли преследующие комары. Чем севернее, тем их больше. Рои все плотнее и сочнее. Я уже умываюсь ими, лезут в уши и в нос, но не кусают.

Лисичка у дороги. В этих местах живут уже и полярные лисы, белые, но мне не удалось их встретить

Сегодня я спешила в Сагвон. На другом берегу реки Сэг на карте обозначен аэродром. Дороги к нему на тот берег я так и не нашла, и решила, что летом к нему проезда нет, только по зимнику. Палатку сегодня я поставила на холме, но гнуса все равно много. Главное, что не на болоте. Воды рядом тоже нет, нужно везти ее запас с собой. Здесь уже невозможно поставить лагерь у воды, озера окружают болота, а до самой реки Сэг очень далеко надо ползти по тундре, дорога идет далеко от ее берега.

Несколько миль грубого асфальта быстро закончились
Живописные берега реки Сэг. В путеводителе написано, что в этом месте обитают овцебыки
Хорошее место для медитации

Сухую еду удобно заливать, сидя в палатке. А больше у меня никакой фактически и не осталось. На завтра у меня один пакет Mountain House, немного омлетной смеси и всякая мелочь типа батончиков — всего по чуть-чуть. До Дэдхорса остается всего-то 100 километров, а самолет послезавтра. Смогу ли я проехать все 100 за один день или лучше сделать еще одну ночевку на самом севере? Если завтра с погодой повезет и вообще. Еще одного дня грязи я, наверное, не выдержу.

Продолжение >

Реклама

Аляскинская одиссея. 15 Очарование тундры: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s