Аляскинская одиссея. 12 Зачем тебе туда?

18 июля 2018. День 25                

Вода из той речки, у которой я сегодня ночевала, даже после фильтрации оставалась желтой. Такой цвет воды здесь у многих ручьев, но мне пока не приходилось ее пить. И вот настал момент. Все равно побаиваюсь, оставила ее на потом, а пока допиваю старые запасы.

Здесь виден цвет воды в бутылке

Пройдя пешком очередной подъем, на спуске я обнаружила асфальт. Это было весьма неожиданно увидеть на Далтоне! А остановившись полюбоваться пейзажем у ручья Хесс, я заметила еще одного едущего навстречу одинокого велосипедиста. Швейцарец Дэниел пообещал, что до самого Юкона будет в основном асфальт, прерывающийся местами. Едет он довольно быстро, сегодня его седьмой день от Дэдхорса. У меня же остается десять дней до туда. Еще до недавнего времени я была абсолютно уверена в том, что авантюра моя обречена на провал. Градиенты, погода и ужасное покрытие убивали, а ведь я еще не доехала до полярного круга! Но после встречи с Даном вчера забрезжила надежда на успех, а сегодня Дэниел еще больше укрепил меня в мыслях о положительном исходе одиссеи. Встает он в 4 утра и успевает за день проехать большой километраж, спит мало. Говорит, что выбрал такую стратегию на автономный участок, чтобы сократить количество и вес еды. Но все же мужчина он большой, и еды ему надо больше, чем мне. Ест он полноценно три раза в день, обед тоже готовит на горелке, в то время как я традиционно не обедаю, а перебиваюсь шоколадками.

Правда Дэниел похож на молодого Шварценеггера?

Снова в разговоре всплывает упоминание мифической женщины на фэтбайке, которая, как и я, едет на север. Я слышала о ней еще дней 20 назад от дорожных рабочих, а вчера от Дэна и Адама. И вот теперь оказалось, что Дэниел ее встретил вроде бы в Дэдхорсе, и она поведала ему, что сдулась на перевале Атигун и подбросилась автостопом:

—  Резина у нее такая злая, широкая. Дождь пошел – грязь облепила все, и она встряла намертво. Но у тебя протектор нормальный, ты проедешь! Мне вот повезло, я проскочил его в хорошую погоду. Видел там снежного барса!

Вид со смотровой площадки у ручья Хесс. На стендах написано много полезной информации о тундре, вечной мерзлоте и почему на одних склонах растут деревья, а на других нет

Дэниел остался готовить обед, а я как обычно перекусила шоколадкой и отправилась дальше. Но швейцарец натолкнул меня на хорошую мысль. А почему бы и мне не начать готовить? Может быть не полноценный обед (на это я запасы не рассчитывала), а хотя бы останавливаться и кипятить на горелке чай. Так отдых получается более полноценным: пока чай греется, успеваешь посидеть и помедитировать. В этом есть определенный смысл. С сегодняшнего дня я стала делать обеденные перерывы «на чаеварение». И они мне здорово помогли.

Впереди уже виднеются горы Брукс
А дорога продолжает виться вверх и вниз

Карабкаясь в очередную горку, я подумала: а ведь похоже, что на этой дороге совсем нет дилетантов и новичков. Все велотуристы, которые мне встречаются, — это люди очень опытные, уверенные в своих силах, настоящие велопутешественники мирового уровня. Кругосветчики, профессионалы. Дорога сама проверяет, насколько ты готов к ней. И с каждым днем, за каждым новым холмом в тебе растет уверенность в себе и самооценка. Может быть и я чего-то да стою?

На этой дороге много таких могилок

Теперь на Далтоне и водители фур стали более дружелюбны. Они стали здороваться кивком головы, приветственно махать рукой, а кто-то даже снимать шапку (у кого она есть). Раньше я такого за ними не замечала. Думают, наверное, что раз уж эта девчонка на своем велосипеде забралась так далеко и все еще не сдулась, то надо отдать ей дань уважения.

Эти холмы я уже преодолела
Почему-то градиент указывают только на спусках, подъемы же почти никак не обозначаются. Наверное, для фур спуски более опасны и неожиданны

Впереди образовалось новое испытание – двойной перевал. Про себя я назвала его верблюжьим горбом. Первый горб я преодолела успешно, а на середине второго силы внезапно покинули меня. Даже толкать велосипед стало невыносимо тяжело, ноги заплетались, руль все время выскальзывал из рук, тяжеленный велосипед падал, и я поднимала его из последних сил снова из снова. Даже секретное оружие — батончик со вкусом арахисовой пасты — сгорело в топке организма и не помогло. Терпеть не могу арахисовую пасту, бич американской кулинарии (как и сгущенку – бич русской кулинарии), но с этим приходится мириться, потому что она жутко калорийная.

Нефтепровод живописно тянется справа от дороги на некотором отдалении. Сперва может показаться, что это еще одна параллельная дорога

И вот я уже стою, ведь сил хватает только чтобы держать велосипед. Долго не было машин, а тут притормаживает пикап. Мужик неожиданно протягивает в окно коробку:

— Пиццу будешь?

Я не могла поверить своим глазам и взяла только один кусочек. Ну как я повезу целую коробку? И хочется, и колется… Пицца была холодная, засохшая и дико острая. Но в этот момент я даже не могла представить себе ничего вкуснее, моментально заглотила ее и доползла наконец до верхушки.

Спасительная пицца от Вселенной

Уже в 10-ом часу вечера я спустилась к великому Юкону. Эта река, воспетая Джеком Лондоном, действительно оказалась очень широкой и могучей. Когда-то по ней ходили пароходы, доставляя золотоискателей в эти края, а я пересекла эту красивую реку по мосту, мощеному деревянными досками. На другом берегу Юкона есть небольшое кафе, которое было открыто, но еду там почему-то не предлагали (что я слышала также и от других путешественников, которые проезжали это место в дневное время). Зато есть холодильник с кока-колой, что тоже не могло не радовать после стольких страданий. Рядом с дорогой стоит дом, сколоченный наспех из фанеры, и парочка стариков-хиппи продают там самодельные сувениры. Вот и весь Yukon Crossing.

В живую Юкон выглядит очень впечатляюще на фоне северного неба на закате. Никак не передать эту мощь!

На мосту
Сувениры в Юкон Кроссинг. Еды нет 😦

Палатку на берегу Юкона оказалось ставить запрещено. Везде висят знаки «No camping», да и желания такого если честно, глядя на все это, не возникает. После стольких красивых ночевок в одиночестве среди дикой природы это место показалось мне неожиданно слишком людным. Какие-то рабочие, парковка с траками… И несмотря на глубоко поздний час, я еду дальше. В 8-ми километрах к северу обозначен кемпинг Five Mile – пять миль от Юкона. Дорога на другом берегу неожиданно выровнялась, и я с редким наслаждением доехала до этого кемпинга в надежде на более приятную ночевку. Кемпинг представляет из себя ровную открытую поляну, на которой стояла пара кемперов и туалет. Но на опушке в лесу я нашла единственный столик, никем не занятый, и расположилась возле него.

Плюшка кемпинга еще и в том, что рядом с ним есть артезианская скважина с чистейшей водой

19 июля 2018. День 26

Сперва мне казалось, что после пересечения Юкона рельеф станет более плоским. Я долго ждала этого момента и думала, что наконец расслаблюсь. Но этого не случилось.

Напротив, дорога после кемпинга сразу повела в какую-то очередную дикую горку. Эту дорогу однозначно строили не для людей, а исключительно для трубы. И сегодняшний участок как никогда наглядно это демонстрировал. Вместо того, чтобы удобно огибать гору по склону с комфортным градиентом или же серпантином, дорога идет напрямик по холму параллельно трубе. И уклоны образуются просто убийственные. Дальнобойщики еще в 70-ые годы дали названия некоторым самым крутым и опасным холмам на этом участке: Sand Hill, Roller Coaster, Mackey Hill и Beaver Slide. К тому же сегодня ко всему этому бесконечному безобразию добавился довольно крепкий встречный ветер.

Поле слева — это взлетная полоса аэродрома Five Mile
И снова холмы, холмы…
А выглядит на фото совсем не страшно… Но все самое интересное начинается как всегда за поворотом!

После пересечения Юкона многое изменилось. Стало заметно холоднее, леса поредели, появился ветер. А сандалии, которые я опрометчиво надела утром, соблазнившись кратковременным солнышком, очень быстро пришлось сменить на ботинки. Вскоре ветер надул зловещие тучи. Теперь я остро чувствую приближение Арктики и полностью нахожусь во власти бушующих стихий.

Самый долгожданный знак!
Эту дорогу строили не для людей, а для трубы!

С одеждой все совсем стало непонятно. Пока ползешь в гору, двигаешься, потеешь – хочется раздеться. А на спуске дико холодно, и вся эта мокрая от пота одежда только во вред. Думаю только о том, как бы не простудиться. Иначе мне конец. После преодоления нескольких самых крутых горок появилось странное ощущение в спине, как будто футболка прилипла к левой лопатке и создает дискомфорт. Пытаюсь сдвинуть одежду рукой, но это чувство «прилипания» продолжается снова и снова. Думаю, что пора помыться и это должно помочь.

Километры сегодня ползут бесконечно медленно, а время тянется резиной вместе с этими крутыми холмами. Ощущение дежавю, что я стою на месте и каждый раз медленно и упорно втаскиваю велосипед все в одну и ту же горку. Какого черта, ведь я уже давно ее преодолела и опять она? Но я не в силах ничего изменить.

Приятно только то, что дальнобойщики стали здороваться, притормаживать и махать рукой: «Я тебя вижу, молодец!» Участок опасный и здесь просто так принято во избежание аварий, но это в конце концов еще и приятно. А в моем случае некоторые еще и сами останавливаются, предлагают воду. Вот и сегодня на очередном подъеме возле меня притормозила обычная легковушка. По акценту я поняла, что в ней двое иностранцев. Туристы, кажется, итальянцы или испанцы. Показалось, что сидят они в машине в велоформе. Это было странным, ведь велосипедов при себе у них не было, и я списала это на глюки от усталости.

— Тебе что-нибудь нужно, еда или вода?

От еды я отказалась, а от воды не стала. Чистая вода всегда пригодится. Я развожу в ней таблетки ароматизированного изотоника. Хоть и пить на холоде совсем не хочется — буквально заставляю себя.

Под конец дня Аляска преподнесла мне подарок: мегагору с резким подъемом вверх примерно на 200 метров всего за 1 километр. То есть градиент там был около 18% — такого я в своей жизни еще не встречала и даже сначала не поверила карте и своим расчетам! Но все когда-нибудь приходится делать в первый раз. Толкала я туда велик часа два. Протолкну до следующего столбика на счет «раз-два-три-раз-два», отдохну две секунды. И снова, и снова. А еще ветер дует в морду, ну просто все тридцать три удовольствия! На самой верхушке мегахолма ждал сюрприз: дорога превратилась в грязную кашку из-за только что прошедшего там локального дождя. Сперва я продолжала идти пешком по инерции, боясь засорить трансмиссию. А потом меня это разозлило: «Ты хочешь куда-то сегодня доехать или остаться чистой?» Я набралась смелости, надавила на педаль и понеслась вниз вместе с летящей грязью.

Дождь превращает Далтон в жидкое месиво

На спуске на такой кашке заносит основательно, и страшновато улететь под колеса фуре. Мимо меня пронеслась группа мотоциклистов. Двое притормозили, один поднял палец вверх, а второй поднял визор на шлеме и посмотрел мне в лицо с такими удивленными и широко открытыми глазами (что называется «по пять копеек»), что мне стало так смешно. Я рассмеялась, не удержавшись, и от смеха чуть не подскользнулась. Всюду подстерегают опасности!

Внезапно грязная кашка закончилась асфальтом. Это было настолько удивительно и неожиданно, что теперь круглые глаза были у меня. Я даже обрадоваться не успела, остановилась и долго вглядывалась в полотно, пытаясь понять, не мираж ли это. Да и рано радоваться, вдруг скоро закончится? Но похоже, что это действительно асфальт и это надолго. Пока я рассматривала дорогу, возле меня притормозил мотоциклист. Обычно они проносятся мимо не останавливаясь, но этот был какой-то особенный. Вопросы и удивленные возгласы только и сыпались из него:

— Как??? Как ты это проехала? Меня там так сильно занесло, что я еле удержал руль! Это не дорога, а полное дерьмо!
— Да меня там тоже занесло, — призналась я. Так я познакомилась с Энди, и с этого момента начался период приятных встреч с мотоциклистами Далтона.

Сам он румын, но живет в Канаде, из Монреаля он доехал сюда на мотоцикле. Несмотря на то, что Энди (это обамериканенная форма его имени Андрас) ехал сегодня в Колдфут, он предложил поставить палатки где-нибудь вместе недалеко от места встречи и поболтать за ужином. Я предложила доехать до ближайшего сервисного отворота, ведущего к трубе, и разбить лагерь там. Эта идея возникла очень кстати, потому что шел уже восьмой час, я дико устала и сама собиралась искать местечко для отдыха. Мы свернули на ближайшую сервисную дорогу. Эти доступы к трубе закрыты красными железными шлагбаумами. Для велосипедиста объехать такой шлагбаум слева или справа не составляет большого труда, что я мигом и сделала. А вот Энди на своей тяжеловесной туринговой Ямахе зацепился днищем за огромный корень и застрял. Давит на газ – не сдвинуться ни вперед, ни назад. Минут двадцать мы вместе выталкивали Ямаху из этой ямки с корнем: «Приключения!» За это время мы подружились и поладили. Совместное преодоление трудностей способствует единению между народами!

Отвороты к трубе закрыты такими красными шлагбаумами. Для велосипедиста обойти не составит большого труда

Труба в этом месте уходила под землю, оставляя над собой абсолютно ровную полоску земли с цветочками. Мы поставили палатки прямо на трубе и устроили романтический вечер за ужином с рассказами о жизни, философскими размышлениями и обменом опытом путешествий. Андрасу где-то за 40, как сказали бы американцы «around 50-ish». Я еще никогда близко не была знакома с мотобайкерами-путешественниками, среди моих друзей таковых нет, а краткие дорожные встречи с ними у меня вызывали как правило только негатив и разочарование, ну в лучшем случае ничего. Мне казалось, что перемещаются они слишком быстро, никогда не останавливаются на дороге чтобы познакомиться и обменяться впечатлениями. Что для них главное скорость, адреналин и показуха, а не изучение мира и его красоты как таковое. Шумные бородатые компании, пиво и еда в барах, ночевки по мотелям – им не знакома романтика ночлега в дикой природе, единение с ней и недоступные грунтовые тропы. Даже шлагбаум обойти с мотоциклом потребовалось столько усилий!

Романтическая ночевка прямо на трубе

Но через взгляд Энди на вещи и историю его жизни мне удалось понять, что как и велопутешественники, все мотопутешесвтенники разные. Это всего лишь способ, подходящий кому-то по тем или иным причинам. А главное – это то, что толкает человека исследовать мир.

— На велосипеде я перемещаюсь с естественной для себя скоростью, успеваю рассмотреть все то, что мне интересно. Мне некуда спешить.
— А я часто говорю другим байкерам: куда вы так спешите? Остановитесь и замедлитесь, ведь не обязательно ехать быстро. Иногда нужно наслаждаться дорогой, в этом и есть свобода. Мотоцикл дает тебе возможность ехать быстро или медленно, когда ты этого хочешь.

Энди проникся моим способом, но остался при своем увлечении.

— Мы по-разному путешествуем, но знаешь, ведь у нас есть что-то общее? – заключает Энди.
— Что?
— Дорога!

20 июля 2018. День 27    

Вот уже который день у меня по утрам сильно опухает лицо. Организм плохо справляется с большими нагрузками, но за пару часов бодрствования вся эта припухлость спадает. Когда я ехала одна, мне было в общем-то все равно, как я выгляжу по утрам. Отсутствие зеркала оставляло в сладком неведении реальной ситуации, ведь только ощупав лицо руками я понимала, что меня будто пчелы покусали. Но сегодня я долго старалась не выходить из палатки, чтобы не предстать перед своим новым знакомым в ужасном виде. Все потому, что наконец догадалась сфотографировать себя в палатке после пробуждения, и увидев этот кошмар, решила не рисковать. Нет, это точно не я! Вдруг Энди подумает, что меня ночью инопланетяне подменили. В общем долго паковалась внутри, пока не решилась выйти на свет. Байкер и глазом не моргнул, только посетовал, чего это я там так долго вожусь, он-то уже и палатку свою успел собрать.

Пусть это останется только между нами!

За завтраком мы немного поговорили о политике: о Советском Союзе и Румынии времен Чаушеску, о современном Западе и России. Мне показалось, что Энди немного ностальгирует по временам социализма и ему психологически тяжело живется в Канаде, где все зафиксировано на деньгах. Перед выездом я помыла, прочистила и смазала цепь. Андрас подарил мне тряпочку из микрофибры, чтобы протирать велик. Тряпочка оказалась очень кстати, ведь теперь мыть его приходится каждый день, иначе далеко не уедешь – грязь засыхает и буквально бетонирует трансмиссию.

Когда мы уже готовы были выезжать, вдруг послышались звуки моторов. Вдоль трубы ехали двое рабочих на квадрациклах, инспектирующих трубу. Это были даже не квадрациклы, а машины о шести колесах с небольшим кузовом, они приблизились к нам. Рабочие, инспектирующие трубу, прочитали дружелюбную лекцию о том, что на трубе и возле нее ночевать вроде как можно, но нужно получать какую-то бумажку типа спецразрешение, показав при этом своё «ай-ди». А сделать это можно на насосной станции у дежурного. Ближайшая к нам – пятая станция, но все равно до нее ехать мне еще пару дней. То есть светила как минимум еще одна полулегальная ночевка. Да и вообще расстояния между этими насосными станциями довольно немаленькие — иногда больше ста километров. Не долго думая, мысленно я решила на это разрешение забить, тем более что никаких санкций за его отсутствие не предусматривалось. Все велотуристы ночуют вдоль Далтона возле нефтепровода, потому что это самые удобные места для палатки.

— Вот видишь, на этом грёбаном западе всё под контролем, — подмигивает мне Энди, и на этой забавной ноте мы расстаемся и едем каждый своей дорогой.

Договариваемся встретиться, когда Энди поедет обратно. Он обещает рассказать, что там с дорогой на перевале. Энди быстро скрывается за горизонтом, и я даже на мгновение завидую ему, когда медленно карабкаюсь в свой очередной подъем. Но тут сзади появляется еще один мотоцикл, сбавляет скорость и кричит сквозь ветер:

— Давай возьму тебя на буксир!
— Ты шутишь что ли? Да тут осталось всего сто метров проползти, так что если хочешь – подожди меня на вершине.

Байкер представился как Эш. Уж не знаю имя это или байкерская кличка (типа «Пепел»), а может мне вообще послышалось, но по акценту я раскусила в нем британца. Да и внешность сильно выдавала в нем ирландские корни. Мы обменялись впечатлениями о дороге.

«Эш» на дороге, в своей стихии

— Я восхищен твоим путешествием. Не представляю, как ты делаешь это на велосипеде, мне и на мотоцикле хватает острых ощущений. Все-таки мы все такие разные и это прекрасно. Мир был бы скучный, если бы люди были одинаковыми. Эта дорога – настоящая wilderness. Не знаю, в каком еще уголке мира можно ощутить это в такой мере. Для меня Аляска и эта дорога вся вокруг преодоления стихий – ты находишься в полной их власти!

Байкер пожелал мне удачи и спросил напоследок:

— Скажи, а зачем тебе туда, к океану? Там же ничего нет. Зачем вообще ты это делаешь?

Я ответила честно и банально, то что уже давно знала про себя. Что хочу увидеть то, что там на краю света. Ведь это так прекрасно и увлекательно ехать за горизонт, постепенно подбираться к нему, открывая новое, а в какой-то момент понять, что больше ехать некуда, дорога закончилась.

Наша встреча произошла недалеко от главной достопримечательности этих мест — Finger Mountain — «скалы-пальца», представляющей собой останец. Сама скала находится немного в отдалении от дороги
А рядом есть еще несколько таких скальных формирований, торчащих из земли то тут, то там

Когда Эш уехал, и рев его мотора скрылся за холмом, я призадумалась глубже. Действительно, зачем? И потекли рекой мысли, что эта дорога на самом деле вообще концентрация всего. Здесь время течет своим чередом и восприятие пространства иное. Ты живешь будто в другом измерении, в одном ритме с дорогой. Все чувства будто на острие, на пике: вся боль, отчаяние, страдание и страхи такие яркие и настоящие и они так быстро сменяются светлыми чувствами: надеждой на хорошую погоду, верой в себя и свои силы. Чувствуешь себя по-настоящему живой. Тебе не нужен интернет и все эти соцсети, мой телефон уже несколько дней лежит выключенным бесполезным кирпичом, а потребность в электронных вещах, плеере и сериалах, которыми я развлекала себя вечерами раньше, и вовсе отпала. Это такая хорошая прочистка мозгов! От тебя постепенно отваливается ненужная скорлупа и обнажается важное. Вместе со всем этим погружением любопытство только крепнет: а какой там пейзаж за очередным холмом?

Там, где дорога пересекается с трубой

И ведь пейзажи действительно изменились. Стало меньше леса, пространство захватила открытая лесотундра, и она спускается на все более низкие высоты. Высота здесь не такая уж большая – 300-600 метров, но в Денали такие виды были только на высотах больше 1000. За каждым перевалом открывается что-то новое, возникают новые чувства.

Открытые пространства тундры

С этими мыслями я повстречала еще одного путешественника — как вовремя он появился! Вернее, их было теоретически двое. На очередном подъеме навстречу несся велосипедист налегке. Багажа у него не было вообще, и он был один – подозрительно. Ну он-то ехал вниз, и несмотря на большую скорость резко затормозил и направился прямо ко мне:

— Привет! Помнишь, мы видели тебя вчера? Мы двое были на машине, предлагали тебе воду?

Конечно я вспомнила вчерашних людей в велоформе за рулем авто. Оказалось, что два друга-итальянца решили прокатиться по Далтону и стартовали в Дэдхорсе. Но подготовились они недостаточно хорошо, взяли мало еды и теплой одежды. А через три дня пути как раз в районе зловещего Атигуна попали в непогоду и быстро сдулись. Поймали попутку до Фэрбенкса, арендовали там машину и решили, что велопокатушки по Аляске с грузом – это слишком для них тяжело и холодно, и машина будет лучшим способом передвижения.

— Представляешь, мы ехали в гору со всем этим барахлом, велосумками, палатками, спальниками. Ехали слишком медленно из-за груза. Я думал, что умру прямо на дороге. И тут пошел дождь, потом дождь превратился в белую крупу, стало резко очень холодно, ноги мои стали ужасно мерзнуть и мгновенно задеревенели. И вот перед нами уже абсолютно белая дорога, ничего не видно. Тут у меня где-то фотки были, сейчас покажу. Решили не рисковать, ведь это безумие ехать дальше! Метель длилась 12 часов, – Марко рассказывал очень эмоционально.
— Да, могу себе представить! Мне-то, к счастью, пока везло с погодой.
— И вот вчера встретили тебя на дороге. Мы с другом тебя весь вечер обсуждали, никак не могли забыть. В итоге я решил, что все-таки хочу проехать эту дорогу на велосипеде. Но только не с грузом! Так вот мой друг едет за мной на машине сопровождения, все вещи сгрузили туда.

Марко и его облегченный вариант путешествия по Далтону

Марко попросил прокатиться на моём велосипеде, потом приподнял его, и глаза его стали совсем большими:

— Как же ты едешь со всем этим барахлом??? У тебя же тут килограмм 50! Да ты просто монстр!

Я была польщена тем, что не только меня вдохновляют встреченные путешественники, но и я могу быть для кого-то вдохновением. Безусловно приятно, что кто-то, глядя на меня, решил совершить свой подвиг. Но в голове все же роилось множество вопросов и не укладывались некоторые вещи. Большие, здоровые и накачанные мужики, спортсмены, сдулись только потому, что везти груз по этой трудной дороге слишком тяжело! Сколько раз эти ребята проехали Далтон на машине туда и обратно, уже изучили досконально каждый крутой поворот. И какой теперь смысл проезжать ее еще раз на велосипеде? Ничего нового ты на ней уже не увидишь, все будет знакомо. Получается, что это уже не путешествие, а чисто спортивный интерес. Конечно, у каждого своя правда. Но для меня если сдулся значит сдулся, какие тут оправдания? Что бы сделала я, попав в метель? Поставила бы палатку и переждала в ней, запасные сутки есть. Нет, все же именно неизвестность, лежащая впереди, и толкает этот тяжелый груз в гору. Только бы с погодой повезло!

Асфальтовое покрытие здесь представляет собой так называемый chipseal — крупный гравий, залитый гудроном
Снова долгожданный спуск с указанием градиента

Через час я пересекла полярный круг. Это еще одна важная веха моей одиссеи на пути к Ледовитому океану. Вот теперь-то начинается самое интересное – Арктика! Теперь-то будет тундра и комарики, думала я. До Дэдхорса остается 300 миль или 480 км Арктики.

Продолжение >

Реклама

Аляскинская одиссея. 12 Зачем тебе туда?: 2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s