Аляскинская одиссея. 9 Три за два

Дорога до Хили была мне уже известна, и сегодня я запланировала ночевку в том же самом кемпинге, куда меня отвозили ребята Маргарет и Чендлер. Трасса к Хили шла вверх под небольшим уклоном. Небо впереди чернело пугающими тучами. Стало понятно, что дождя мне не избежать, и я храбро ехала прямо в эту самую черноту. Навстречу неслись двое велосипедистов-легкоходов, убегали от дождя. Мы даже перекинулись парой слов. Все-таки велотуристов на Аляске не так уж много, и почти не бывает так, что ты встретил коллегу, а он не остановился и не поздоровался. Начали они в Фэрбенксе и удивились, что я собираюсь до самого Дэдхорса. Но что-то они слишком сухие, неужели там впереди нет дождя? Или они его переждали где-то, непонятно… Только я с ними попрощалась и успела надеть штормовку и штаны, как ливанул такой дождь, что на мне вмиг не осталось ни единого сухого пятнышка!

 

Нехорошие предчувствия

До самого Хили я ехала под этим дождем и дико радовалась, что утром догадалась сразу надеть мембранные носки и их не пришлось переодевать на трассе. Утром в них было жарковато, когда солнце светило в парке, а теперь в самый раз! Штормовка такой сильный дождь уже не держит, тут уже и гортекс не особо справляется. Но насквозь не дает промокнуть – уже хорошо. А ноги вообще в двойной броне – ботинки на гортексе и носки с мембраной, относительно сухо и тепло. Через лодыжку вода все равно в ботинок заливается, и тут уж носок справляется, система работает.

Под трассой идет железнодорожная ветка на Фэрбенкс

Вот наконец и долгожданная заправка, сразу за которой находится кемпинг. Тут же на кассе кемпинг и оплачивается. В такой дождь готовить на горелке не хотелось, к счастью на заправке предлагали недорогой ужин из pulled pork c разными гарнирами на выбор – тушеной фасолью, пюре или овощами. Не знаю, как будет по-русски это pulled pork, я у нас нигде такого способа приготовления мяса не встречала. Это не совсем тушеная (тушеный — это stewed), а приготовленная на медленном огне свинина таким образом, что она становится мягкой и распадается на волокна. На Аляске эта свинина повсеместно. Ее кладут в бургеры, роллы или просто с гарниром можно взять и соусом барбекю.

Пока я ужинала и обсыхала, решила заглянуть в интернет и посмотреть, есть ли тут какое-нибудь дешевое жилье под крышей. Ведь я уже как 18 дней не спала на кровати, а такая непогода как раз была поводом к тому, чтобы спрятаться в тепло. Хили — довольно большой для Аляски город, рядом национальный парк, должно что-то найтись. Но увы, вокруг одни только лоджи по $200 за ночь, и при этом еще и мест нигде нет. Американцы готовы платить такие бешеные деньги ради того, чтобы увидеть Денали в тепле и комфорте! Просто немыслимо. Ну ничего, посплю в палатке и под дождем, не сахарная. Надо привыкать и готовиться к Арктике. Там-то теплых заправок с кемпингами уже не будет, где можно отогреться и скушать заботливо приготовленную кем-то свининку. Пока я платила за кемпинг, дождь закончился. Ну и отлично, пока он снова не пошел, надо срочно ставить палатку.

Когда я спустилась к своему палаточному месту, то обнаружила вместо поляны огромную лужу. Кемпинг залило так, что многие палатки стояли наполовину в воде. Рядом был припаркован чей-то мотоцикл, а палатка неудачливого байкера буквально плавала в огромной луже! Жалею, что не сфотографировала эту картину, торопилась обустроить лагерь. Я выбрала место посуше на небольшом бугорке и как только затащила вещи под тент, дождь ударил с новой силой. Вот уж повезло так повезло. Хорошо, что поела на заправке, не надо горелку кочегарить в тамбуре. Теперь уж из палатки вылезать не буду. Как же тепло и сухо в спальнике, когда вокруг такая мерзопакостная погода!

12 июля 2018. День 19                  

Дождь так и лил всю ночь, а к утру по заведенному аляскинскому обычаю чудесно прояснилось. Но тучи ходили, и непонятно было, надолго ли это прояснение. Тут вообще ничего нельзя предсказать. Поэтому я наскоро собрала лагерь, схватила мокрую палатку в охапку и снова двинулась на заправку завтракать. Заодно и палатка просохнет под козырьком. На завтрак предлагался только некий брэкфаст буррито – в лепешку завернут омлет, картошка и какое-то страшное мясо в виде фарша (может, медведь?). Ужасно невкусно, осилила только половину. Только зря 5 баксов отдала.

Буквально в трёх километрах к северу от Хили начинается знаменитая Stampede trail. Слово «stampede» переводится как «стихийное массовое движение» и конечно имеет отношение к золотой лихорадке. Золотоискателей тут называли stampeders. Но знаменита эта тропа стала лишь после выхода книги Джона Кракауэра «В диких условиях» в 1996 году. Книга, рассказывающая об Алексе Супербродяге, погибшем от голода в «Волшебном автобусе» в 1992-ом году, стала настоящим бестселлером и вызвала массовое паломничество к автобусу по труднопроходимой тропе, ведь это реально существующее место. В книге описано и как в тайгу попал автобус, и как Алекс (Крис Маккандлес) вел там свой отшельнической образ жизни. Паломничество началось еще задолго до выхода голливудского фильма, и книга, по моему мнению, намного лучше фильма. А уже после выхода фильма в 2007-ом году началась новая волна. С тех пор прошло уже много лет, но Волшебный автобус до сих пор привлекает искателей приключений, поклонников Супербродяги.

Автобус стоит в конце тропы и сейчас, но говорят, что серьезно растащили его туристы за все эти годы по кусочкам. Власти Аляски были обеспокоены таким массовым наплывом в это мрачное место, ведь туда шли и люди, совершенно неопытные, не подготовленные к многодневному походу, без достаточного снаряжения и не осознающие опасности. Ведь на этой тропе нужно преодолеть два брода – через реки Сэвидж и Текланику. Алекс погиб еще и потому, что не смог перейти Текланику в высокую воду и вовремя выйти к цивилизации. Были уже более поздние трагические случаи. Кажется, в 2011-ом году в Текланике утонула девушка. Аляска не прощает ошибок. Всех этих туристов, ищущих острых ощущений, можно тоже назвать stampeders, а тропа снова оправдывает свое название.

Путь до Волшебного автобуса по тропе длиною 42 километра занимает в среднем три дня. Пешком туда и обратно нужно преодолеть в общей сложности 84 км, и велосипед не сильно ускоряет прохождение, а является только обузой, потому что тропа часто идет по заболоченным поймам ручьев, а еще его как-то надо переправлять через Текланику.

На ютьюбе есть даже видео прохождения тропы к автобусу на велосипеде. Но это скорее «с», а не «на». У меня лишних трех дней нет. Хоть я и задумывалась о том, где можно выкроить пару дней, но вчерашний сильный дождь поспособствовал тому, что я отказалась от этих натянутых планов. Текланика наверняка после дождя разлилась, да и сыро там сейчас, не стоит оно того. Скорее вперед к главной цели – Дэдхорсу! Не стоит сейчас размениваться на второстепенные цели. Я решила ограничиться посещением копии автобуса, которая стоит во дворе бара «49th state». Автобус абсолютно такой же и обстановка внутри него воссоздана похожая специально для съемок фильма «В диких условиях».

Ворота во двор бара открываются в 11. Пришлось немного подождать, чтобы осмотреть автобус. Он конечно очень мрачен. От него веет какой-то безысходностью и обреченностью. Смертью. Я зашла внутрь и поняла, что мне некомфортно там находиться. К настоящему Мэджик басу я теперь точно не хочу идти. Внутри висят фотографии, цитаты из дневников и писем Криса. Несмотря на все цитаты о том, как он любит жизнь и как благодарен ей за все, думаешь, что что-то тут не так. Мотивы его ухода от цивилизации сами по себе какие-то ненормальные. Существует множество туристов и выживальщиков, которые уходят в автономку на недели и даже месяцы, но мотивы у них другие — светлые, позитивные. Они не сидят на месте, двигаются, исследуют. А тут чувствуется какой-то надлом, психологические проблемы, ведь главная цель была именно уйти от людей. Такой радикальный способ решения проблем и привел к печальному исходу. Он не хотел умирать, но в итоге вроде как смерть была для него освобождением. И от проблем, и от общения с людьми. Впрочем, не мне об этом судить. Ведь я, наверное, тоже в чем-то ненормальная и тоже слишком часто ищу уединения.

Кровать, на которой нашли труп Криса Маккандлеса.
Последнее письмо
«Наша земля — весь мир, наш единственный закон — свобода»

Напоследок решила сделать традиционное фото на фоне автобуса. Какая-то женщина подходит и спрашивает, что значит стул и эта поза. Она совсем не в теме. Может, это и к лучшему. Потому что мне от этого всего только тяжело на душе. Весь этот Хили, и мерзкая погода в нем, и автобус только вызывают депрессию. Скорее прочь отсюда, вперед на север!

Улыбайся

У поворота на Stampede trail стоит парень, голосует. Издалека он очень похож на Алекса Супертрампа: такие же черные растрепанные волосы, легкая небритость. Мне даже на секунду показалось, что это он сам. Выжил и ловит попутку в Фэрбенкс. Чертовщина какая-то.

— Садись, подвезу! – шучу я и похлопываю по сумке на багажнике. Хочется ему чем-то помочь, — За пару дней доберемся. Ты ходил к Мэджик басу?
— Ага.
— И как оно?
— Фантастически!
— Сколько же дней это заняло?
— Три. День туда, второй там, а третий обратно.
— А дорога как, как броды?
— Да терпимо, только в некоторых местах чуть подзаболочено.
— Я с таким грузом не решусь! Ну давай, удачи! Тут много машин идет в Фэрбенкс, быстро доберешься.

За Хили дорога совсем становится плоской, начинается равнина, совсем не характерная для Аляски. Я снимаю с себя все лишние слои одежды, очищаюсь как луковица. Вскоре становится совсем жарко. Какая разная погода на хребте и здесь на равнине. Дорога впереди лежит на редкость скучная. Трасса и лес, глазу зацепиться абсолютно не за что. Какой-то кемпинг с сувенирными лавками, мост через Ненану и снова долгие ровные километры пустоты.

Вот показались березки. На мгновение представила, что я в России. Вдруг на березе совершенно из ниоткуда возникает американский флаг. Нет, не в России. Нашла еще один отвалившийся мотоциклетный номер штата Аляска. Теперь у меня их целых три, могу раздавать на сувениры. На обочине видела огромную птицу, похожую на глухаря. Но разглядеть толком не успела – она быстро ускакала в лес.

Юбилейная, 300-ая миля трассы номер три. Мили, вроде, считают от самого Анкориджа
Рекорд

Вот уже показалась и Ненана. Проехала сегодня аж 95 километров! Ну пора сделать остановку. Город Ненана по меркам Аляски оказался не такой уж и маленький. Люди до сих пор живут в бревенчатых хижинах. У дороги стоит деревянная баржа Taku Chief, которая полвека вплоть до 70-ых годов ходила по рекам Юкон и Ненана. Оборудование с нее сняли, остался только корпус и стены с облупившейся краской.

Дети продают лимонад возле информационного центра, зарабатывают первые доллары
Баржа Taku Chief
Внутри баржи

В Ненане обнаружился прекрасный кемпинг. Стоит $15, душ в нем очень хороший и безлимитный. Я поспешила его принять. Какое счастье после девяти дней без душа снова быть чистой! За кемпинг отдавать деньги сейчас не жалко, дальше после Фэрбенкса их не будет совсем, так хоть последние дни попользуюсь комфортом цивилизации.

Сегодня 19-ая ночь в палатке, рекорд. Как ни странно, я нисколько не устала от палаточных ночевок и готова спать в ней и дальше. Кроме того, я довольно сильно похудела и пришла в неплохую спортивную форму. Сейчас это стало заметно: мышцы окрепли, штаны сваливаются, ремень затягиваю все больше, но расстояния и подъемы преодолевать становится все легче. Из-за хороших физических нагрузок много есть не хочется.

На дорогу от Хили до Фэрбенкса я изначально закладывала три дня. Между ними примерно 180 км, и на два дня это казалось как-то многовато. Но сегодня я уже половину проехала, и до Фэрбенкса осталось еще 90. Несмотря на то, что впереди уже вырисовывался какой-никакой рельеф, я решила преодолеть это расстояние за один день и забронировала гестхаус в Фэрбенксе на две следующие ночи. Ну чтобы отступать уже было некуда. Третий день тогда высвободится под дневку в Фэрбенксе. А она мне очень нужна для подготовки к последнему арктическому этапу – марш-броску до Дэдхорса.

13 июля 2018. День 20

Проснулась сегодня с непреодолимым желанием поскорее оказаться в Фэрбенксе, посмотреть город и немного отдохнуть. Арктический этап тоже манит меня со страшной силой, сегодня как никогда чувствую его скорейшее приближение. Только бы проехать сегодня эти 90 километров. Большинство велотуристов начинают или заканчивают свое путешествие в Фэрбенксе. Я бы тоже могла доехать сегодня до города, завтра посмотреть на него, а в воскресенье уже улететь в Москву. Но не это моя главная цель. Я безумно рада, что еду дальше на север. Арктика будоражит воображение, одновременно манит и пугает.

Традиционный завтрак. Маффин только не каждый раз попадается, скорее роскошь
Буккроссинг в Ненане
Много интересных книжек. Я одну даже взяла с собой — Умберто Эко. Не знаю, будет ли время читать.

Ненана знаменита на всю Аляску тотализатором под названием Nenana Ice Classic. По всему городу расклеена реклама этого мероприятия, висят плакаты. Я долго думала и гадала, что же это такое. А потом мне местные рассказали, что это оказывается лотерея со сто-летней историей. Смысл в том, чтобы угадать точный день и время, когда река Танана в Ненане вскроется и освободится ото льда. В 1917-ом году железнодорожники поспорили, когда сойдет лед. Потом стали продавать лотерейные билеты среди жителей Ненаны. А теперь их можно купить по всей Аляске. Ставки начинают принимать при помощи продажи билетов с февраля по апрель, а река обычно вскрывается в конце апреля-мае. Победитель срывает джек-пот. Чтобы определить точное время движения льда, на лед у моста устанавливают специальную конструкцию-треногу. Она как-то соединена с часами. Когда лед тронулся — часы останавливаются, а эта тренога падает в реку.

Тренога Nenana Ice Classic стоит возле того места, где зимой ее ставят на лед
Недействующее железнодорожное депо в Ненане. Сейчас в нем музей
Историческая багажная тележка
Супермаркет с граффити
Похоже, что коренное население здесь — сплошные индейцы
Локальный транспорт

День начался с хорошей погоды, но оказался для меня очень тяжелым. Я конечно видела по карте, что начинаются холмы и трасса буквально идет по гребню хребта, но не представляла, что будет настолько тяжело. Раза три я то набирала, то сбрасывала 300 метров высоты. И вроде бы сам по себе каждый тягун в отдельности не представлял из себя ничего сложного, да и асфальт, погода хорошая – кати не хочу. Но то ли из-за вчерашнего большого километража, то ли еще чего-то каждый подъем давался мне такой кровью и невероятными затратами сил, что было как-то не по себе.

Мост посвящен индейцам, которые служили в американской армии
Убийственные тягуны…

Через каждые примерно 20 миль на трассе расположены зоны для отдыха с туалетами. До первой такой «rest area» я доехала еще нормально, и там выпила кофе эспрессо из Старбакса. Они продаются в таких маленьких алюминиевых баночках. Думала, он меня взбодрит. А меня наоборот с него дико потянуло в сон, да еще и живот прихватило. Отравленный какой-то попался. А ехать надо, 90 же километров надо сделать за день, некогда тут страдать животом!

И вот тащу я велик в гору, борюсь со сном на ходу, держусь периодически за живот. Нехорошо мне, перед глазами все плывет. А вокруг такая красота – стрекозы летают! Откуда-то здесь много стрекоз и все время попадаются сбитые машинами на обочине. Ну все, думаю, вообще не доеду до Фэрбенкса. Остановилась, съела имодиум, сижу на обочине и жду положительного эффекта. Рядом со мной мертвая стрекоза. И мысль в голове: вот сейчас умру, и будем вместе лежать на обочине трассы.

Окружающие пейзажи вместе со стрекозами напомнили мне Коми и мое детство у бабушки в деревне. Она жила в поселке Емва. Широта здесь примерно та же, климат похожий, и там тоже были стрекозы. Мне было лет пять или шесть, стрекозы эти врезались в память. Как мы с братом их ловили, а потом он замачивал их в формалине и выставлял в красивых баночках на полку, как в Кунсткамере. Я разрезала алюминиевую банку из-под кофе пополам и положила туда мертвую стрекозу – будет сувенир на память. В Перми, где я жила с родителями, стрекоз уже не было. Может им климат не нравится, и они предпочитают севернее. Так жаль, что мы редко ездили к бабушке после развала Союза. А теперь нет ни бабушки, ни деда, ни их дома в деревне. Эти светлые воспоминания остались в прошлом, а сбитая стрекоза на дороге олицетворяет детство.

Очередной тягун
Силы на исходе
Виды после всего увиденного на Аляске уже не впечатляли

Наконец меня немного отпустило. Подъемы продолжались и казались бесконечными. За каждым поворотом открывался все новый и новый виток. Ладно бы они вознаграждались прекрасными видами, но нет. Вот уже почти 70 километров длится это мучение. И вот за очередным подъемом последовал долгий спуск, за ним возникла велодорожка и дома вдоль дороги. Я обрадовалась – въезжаю в городскую черту! Но до центра Фэрбенкса еще ехать и ехать.

Вроде вниз?
Слева началась велодорожка, и я по ней еду

Город мне сразу понравился! Сперва меня покорила велодорожка через сосны, ведущая прямо в центр одноэтажного города. Здесь нет высоких зданий, на улицах много деревьев и вообще он весь зеленый и хорошо вписан в ландшафт. Уютно в нем как-то. Хотя за все эти дни я так отвыкла от населенки, что улицы со светофорами меня даже немного пугали. Но самое-то главное, что я доехала! Все потом, потом… а сейчас пора спать.

Кампус университета Фэрбенкса
Велодорожка среди сосенок
Спальные районы Фэрбенкса. Я бы в таком доме жила

Продолжение >

Реклама

Аляскинская одиссея. 9 Три за два: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s