Аляскинская одиссея. 5 Город-призрак

Несмотря на поздний час туристическая жизнь за пешеходным мостом кипела: группы с большими рюкзаками возвращались из горных походов, люди на арендованных фэтбайках катались по окрестностям. Дорога шла через многочисленные небольшие броды, старые рельсы валялись в ближайших кустах, рядом догнивали шпалы, и никто их отсюда даже не думал вывозить. Вообще здесь поражает количество старой брошенной техники и металлолома.

Машина, собранная из всякого ненужного хлама, верой и правдой служила одному из местных жителей МакКарти

Наконец я дошла до главной улицы МакКарти. Музей был уже закрыт, да и сил на него уже не осталось. Очень хотелось есть. Главное тусовочное место невозможно было пройти мимо — это ресторан и бар «Картофелина» («Potato»). Есть и парочка других баров, но большинство туристов оседает почему-то именно здесь. Люди долго сидят за кружкой пива под гул работающего рядом генератора.

Музей

Ресторан — это не только хорошая возможность погреться, но еще и зарядить пауэрбанки и все девайсы пока ждешь еду. А то солнце последние пару дней не сильно баловало. Ресторан закрывался в 11 вечера, и когда меня оттуда вежливо выгнали, я пошла гулять по окрестностям. Обойти городок в 10 домов много времени не потребовалось.

Офис туристической компании
Туры на квардрациклах очень популярны

Главная улица МакКарти. На этом фото уже полночь

1 июля 2018. День 8

Восемь километров разбитой дороги из МакКарти в Кенникот некоторые ездят на велосипедах, привезенных с собой на машинах или арендованных тут же. Но есть и микроавтобус, который за 5 долларов в один конец возит туристов в Кенникот. У меня сегодня долгожданный отдых от велосипеда, и я рассчитываю на автобус. Многие берут различные туры в МакКарти: хочешь – с гидом на ледник или еще куда-нибудь пешком в горы, а хочешь – тур по шахте. Все организовано и поставлено на поток. Было бы любопытно поработать здесь гидом. Среди них попался даже один швед.

Дорогу из МакКарти в Кенникот затопило

Я оставила велосипед с вещами возле трейлера хозяина кемпинга, и к 9 утра перешла пешеходный мостик. На другой стороне моста была автобусная остановка. Потихоньку собирались группы, которых встречали гиды, и они постепенно разъезжали на разных полу-разваливающихся колымагах. А одиночек забирал раздолбанный автобус-шатл, похожий на подмосковную маршрутку.

Остановка автобуса на другой стороне пешеходного моста. Тележку используют для перевозки тяжелых грузов по узкому мосту

Женщина-водитель говорила с кем-то хриплым, прокуренным голосом по рации:

— Ну что, у тебя все загрузились? Так, у меня три желтых, пять красных и одна зеленая. Кому-то еще нужен обратный билет? – обратилась она к пассажирам.

Я сразу взяла обратный, и мне выдали потрепанную желтую карточку – многоразовый билет. Их потом отбирают при посадке на обратный шатл. Не знаю, что означали красная и зеленая карточки. Полчаса трясучки по разбитой дороге через лес – и мы в Кенникоте.

Особых планов у меня не было, я лишь подготовилась заранее и скачала описание всех доступных здесь трейлов с сайта национального парка. Самый легкий, короткий и популярный трейл – к леднику Root и дальше к шахте Erie. Две другие шахты – Bonanza и Jumbo находятся высоко в горах, и поход к ним занимает целый день. Сперва тропа поднимается к обеим шахтам сразу, а выше разделяется. Причем рейнджеры сказали мне, что обе шахты за один день посетить скорее всего не получится, и нужно будет выбрать какую-то одну. Либо быть готовым заночевать в горах в любой момент. Бонанза сохранилась лучше, а к Джамбо вроде бы тропа красивее. Я уже настроилась на хайк к Бонанзе, но дальнейшее общение с рейджерами дало понять, что к 6 вечера (к моему обратному автобусу в Кенни Лейк) мне оттуда никак не вернуться. Подъем с довольно большим набором высоты (около 1000 метров), наверху еще лежит снег, а сама тропа раскисла после вчерашнего дождя. Говорят, что весь путь займет часов 8.

Вид на дробильную установку — главный символ Кенникота. Медную руду сюда спускали с горы на канатных вагонетках

Решила подробнее осмотреть сам Кенникот, ведь там столько всего интересного! А потом сходить на ледник Рут. В информационном центре кошки на прокат не дают, только если купишь тур с гидом. Отдавать $90 за гида и привязку к группе мне совсем не хотелось. Ну и такой расклад (без кошек) меня вполне устраивал.

Я отправилась на прогулку по единственной улице города-призрака. Удивительно, как хорошо здесь все сохранилось с 30-ых годов. Деревянные строения, конечно, покосились и прогнили со временем, но их активно восстанавливает администрация национального парка. Кроме того, все постройки занесены в ЮНЕСКО. А вот железо: котлы на электростанции и турбины, флотационная установка, вагонетки и канатная дорога, — все, как в старые добрые времена! Кажется, что все это еще можно запустить и оно будет работать. Поскольку сама я работаю в добывающей отрасли, все это было интересно увидеть и с профессиональной точки зрения. Некоторые наши действующие шахты и предприятия, на которых мне довелось побывать, в гораздо более плачевном состоянии. Вспоминаю с дрожью один из наших старых проектов — Буруктальский Никелиевый Завод (БНЗ) в поселке Светлом…

В железнодорожном депо
Дома строили на сваях, ведь город стоит практически над ледником
Из Кенникота открывается вид на гигантскую морену

Во многих корпусах сделаны выставки, это музей под открытым небом. Где-то сохранена оригинальная обстановка 30-ых годов: продуктовый магазин и почта, жилые дома работников. Судя по старым фотографиям и живым свидетельствам, промышленная культура на Аляске была на высоком уровне даже несмотря на то, что здесь приходилось работать в суровых условиях вечной зимы и гор, на краю огромного ледника. А истории реальных живших здесь людей трогают за душу. Впечатляет история двух подружек, вышедших замуж за шахтеров и приехавших сюда за романтикой. Одна устроилась секретаршей в офис, а вторая тоже где-то нашла себе применение. В то время здесь хорошо платили, медь была востребованным металлом. Так подруги и прожили вместе в Кенникоте все 30 лет и зим, а в 38-ом году уехали на последнем поезде, оставив свои дома навсегда.

Склад запчастей
Диаграмма во флотационном цехе. Сама флотационная установка тоже неплохо сохранилась

Больше всего из построек впечатлила даже не дробилка, которая фигурирует на всех открытках и является визитной карточкой Кенникота, а электростанция, где практически полностью сохранилось все оборудование.

Виднеются четыре трубы электростанции
Паровые турбины
Просто потрясающе!

Через город-музей я иду по тропе к леднику Рут. Сначала открывается вид на огромнейшую морену. Её видно и из Кенникота. А затем постепенно возникает и сам ледник. Он настолько огромный, что захватывает дух! Многие поднимаются по одиночке, без гидов и кошек, хотя и заходят не слишком далеко – у кого на сколько смелости хватит и времени. Здесь на Аляске за этим никто не следит. Нет никаких предупреждающих табличек для туристов, за тобой никто не бегает, как во многих других местах. Ты знаешь, куда приехал, и если встрял в передрягу по глупости или стечению обстоятельств — то никто тебя спасать не будет, если конечно не сообщишь спасателям сам по спутниковому телефону. Этим мне и понравилась Аляска. Снизу язык ледника пологий, просматривается хорошо, трещин не видно. Идти легко, если осторожно выбирать путь. Хотя ботинки и скользят. Гиды впрочем тоже не заводят людей далеко на лед, хоть и простирается он на многие километры.

Дробильный комплекс сверху
Морену хорошо видно с тропы к леднику Рут

А вот и ледник!

С ледника открывается совершенно потрясающий вид, и он тем круче, чем выше ты поднимаешься. По закону подлости в зеркалке села последняя батарея, и я с этого момента осталась лишь с мобильником и дроном, пока не заберу новую зарядку в Гленналене. Дальше будут в основном фото, снятые телефоном, так как дрон находился чаще всего в режиме съемки видео.

На обратном пути в Кенникот я встретила людей, которые предупредили меня, что видели на тропе медведицу с медвежатами. Шла я дальше осторожно, чтобы ненароком не столкнуться с ней нос к носу, но так и не встретила её.

Прощальный взгляд на ледник!

Еще одним популярным развлечением в Кенникоте являются полеты на легкомоторных самолетах над горами. Это самый лучший способ увидеть красоты национального парка, недоступные ледники и гору Рангель, ведь пешие маршруты сильно ограничены или требуют специальной физической подготовки и длительного времени. Но узнав стоимость полета (около $300 за 40 минут), я решила воздержаться. Да и погода была немного облачной (как видно на предыдущих фото), и я боялась, что сквозь облака мало что будет видно.

Старый туристический автобус — шаттл в Кенни Лейк

В МакКарти успела поужинать все в той же «Картофелине», заглянуть в музей одним глазом и вот уже подошел шаттл в Кенни Лейк – старенький микроавтобус. Из пассажиров были только трое испанок и я. Велик и сумки погрузили сзади в багажный отсек, правда пришлось снять переднее колесо. Я села на переднее место рядом с водителем, чтобы можно было поговорить. Леон всю дорогу рассказывал мне байки, а испанки почти не задавали ему никаких вопросов, только пару раз просили остановиться и сфотографировать виды. Выяснилось, что Леон живет здесь уже 30 лет, увлекается рафтингом и довольно неплохо знает местные горы – он настоящая кладезь информации и интересный собеседник. Вопросы появлялись у меня сами собой один за другим. О том, как живется на Аляске зимой, об индейцах и эскимосах, о разных видах ёлок, медведях и лосях. Говорили о том, каким уязвимым ты чувствуешь себя в дикой природе перед медведями, путешествуя пешком, на рафте или велосипеде. Мне было интересно знать абсолютно все. Выяснилось, что зимой дорогу в МакКарти не закрывают, хотя на карте гугла она обозначена, как «summer only» — несколько человек живут в МакКарти круглый год. Как они выживают в таких условиях – хороший вопрос. Сам Леон признался, что зимой развозит почту, у него есть постоянная работа вне туристического сезона.

— У меня была мысль сплавиться по реке обратно на пакрафте, но я оставила эту безумную идею, — поделилась я своими планами.

— Да, здешние реки могут быть крайне опасными. И если опыта у тебя нет – лучше не рисковать. Это только на фотках они выглядят спокойно, а в реальности… — Леон остановил автобус у края обрыва с живописным видом на реку Читна.

Это только на фото она выглядит гладкой и спокойной…

Испанки тут же стали фоткать друг друга в разных попсовых позах, два пальца вверх и так далее. А я подошла к самому краю и взглянула вниз на реку. Река текла где-то далеко внизу таким бурным потоком и была настолько широка и могуча, что я боялась даже представить себе в самом страшном сне, как я плыву по ней на тоненьком пакрафте, да еще и с притороченным сверху великом и багажом. Страх возник из ниоткуда и холодок пробежал по спине.

Погода сегодня была ясная, и дорога выглядела совсем по-иному, чем когда я ехала по ней на велосипеде. Будто бы это совсем другая дорога, а не та, по которой ехала я. Горы проступили из-за облаков. Теперь я наслаждалась ими, но не жалела о более скоростном перемещении. То, что я ехала три дня на велосипеде, на машине пролетело за три часа. Жаль только, что умер фотоаппарат.

Кусок деревянного железнодорожного моста, возле которого я ночевала пару дней назад

Зайцы разбегались в стороны из-под колес. На велосипеде была скорость небольшая, и они успевали от меня удрать. А на машине их очень легко сбить. Леон умело притормаживал и смеялся:

— Давай отскребем от земли, добавим картошки, морковки – будет отличное рагу!

Я решила, что не хочу никого убивать, охотник из меня фиговый. Испанки вышли в Читне, а Леон по дороге в Кении Лейк показал мне свой участок земли. Абсолютно дикий кусок леса с деревьями.

— И что будешь с ним делать?

— Хороший вопрос. Построю дом. Можно растить картошку или помидоры в парниках.

Леон выгрузил меня возле магазина в Кенни Лейк в одиннадцатом часу вечера, оставил свой адрес, а я подарила ему магнитик с Москвой на память. Знакомство оказалось приятным и одним из самых запоминающихся за все путешествие. Люди здесь не избалованы общением, ведь их мало и все друг друга знают, потому и путешественников встречают тепло. Не успевают морально разложиться, как в мегаполисах.

За магазином в лесочке был кемпинг, куда я отнесла вещи. Магазин был уже закрыт в столь поздний час. Заплачу за кемпинг утром. Я нашла место, поставила палатку и попыталась заснуть. Где-то недалеко завыли волки.

Продолжение >

Реклама

Аляскинская одиссея. 5 Город-призрак: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s