Иорданские кочевники. 5 Сочельник в городе мозаик

6 января 2018

Надежды на то, что сегодня погода наладится, снова не оправдались. Вчера мы обсуждали несколько вариантов того, как продолжить свой путь дальше. Мнения разделились. Витя предлагал доехать до Карака, где мы сможем переночевать и просушиться в гостинице, а потом не спускаясь к Мертвому морю, чтобы не терять и не набирать высоту снова, продолжить путь по горам напрямую к Мадабе. В последний день он предлагал съездить налегке к месту крещения Христа на Иордане и в тот же день вернуться в Мадабу. Я же предложила более радикальный способ, глядя на погоду и состояние Вити: взять машину до Мадабы, заселиться в гостиницу на три оставшиеся ночи и уже оттуда кататься радиально, налегке и преимущественно вниз.

Древняя постройка в деревне Дана

Сегодня Сочельник. Недомогание снова усиливается, как я ни борюсь с ним. Ночевали мы в сыром и дурно пахнущем помещении старинного здания в деревне Дана. Измученная Таня рано уснула, а я прошелся по деревне вечером. Половина зданий лежит в руинах. Все дома очень старые, построенные из глины. Именно в таких селениях снимают фильмы про арабский мир прошлого и позапрошлого века. Из переулка навстречу выбегали козы. За углом в куче мусора рылся грустный ослик. Дана нависала над пропастью, затянутой непроглядным туманом. Судя по путеводителям, отсюда должен открываться великолепный вид на каньон. За ужином и за завтраком пообщались с гостями этноотеля — чехами и англичанами, приехавшими посмотреть красоты Иордании. Девушка из Праги неплохо говорила по-русски. Оказалось, что изучает русский язык и несколько раз бывала в России. Летом здесь людно, туристы совершают пешие переходы по каньону, в глубине которого прячутся самые старые в мире медные шахты. Эти шахты использовались еще в добиблейские времена, а затем активно разрабатывались римлянами. Сквозь дождь не видно абсолютно ничего.

Улица Даны

Ливневые дожди усилились и смывали все на своем пути. Две минуты на улице – и ты весь мокрый насквозь. Никакие гортексы от такой напасти не спасут. А в сыром состоянии витина простуда легко превратится в воспаление легких. За завтраком мы поделились своей проблемой с парнем администратором гостиницы. Он обещал найти машину и предупредил, что не каждый поедет в такую погоду в Мадабу. Наконец он нашел какого-то мужика, который согласился отвезти нас за 70 динар. В обычную погоду, говорит, он берет 65. Через 10 минут мужик на минивэне уже стоял у входа в гостиницу. Что хорошо в Иордании, так это то, что в любой глухой деревне найдется человек с большой машиной, готовый тебя отвезти куда угодно за деньги. Деньги, впрочем, немаленькие. И сторговать удается всего 5-10 динар и не больше.

Честно говоря, не хотелось тратить безумные деньги на эвакуацию. Мы вполне могли бы двигаться и своим ходом, но под влиянием Тани решили не рисковать остатками здоровья и сил. Я временами то ощущал прилив сил, то начинал задыхаться в кашле, откашливая гнойную мокроту. Хоть температуры, кажется не было.

Шофер по-английски говорил очень плохо, и когда мы загрузили велики и выехали, объяснил нам, что горная дорога на Карак закрыта из-за непогоды. То ли ее смыло, то ли он нам врал, потому что не хотел ехать по ней при нулевой видимости. Говорил, что это опасно. Вместо этого он спустился на Desert Highway. Там погода была существенно лучше, дождя не было, и скорость возросла. Но виды на этой дороге скучнейшие, даже глазу зацепиться не за что. Я подумала, что он может провезти нас мимо Umm er Rasas – древнеримского города, занесенного в ЮНЕСКО. Город был прямо по пути в Мадабу, всего в 30 км от нее, но в стороне от Desert Highway. Хотя расстояние до Мадабы через Umm er Rasas даже короче, чем по хайвэю. Сначала он вроде согласился, улыбался и кивал нам. А потом за несколько километров до поворота на Umm er Rasas вдруг позвонил администратору гостиницы, который договаривался с ним о перевозке, нажаловался тому и протянул мне телефон. Администратор долго кричал в трубку и говорил, что водитель ни в какой Umm er Rasas нас не повезет, что у него есть другие дела и что мы договаривались только на Desert Highway и Мадабу. И еще зачем-то стал врать, что Umm er Rasas вообще в другой стороне, что наши карты неправильные и вообще мы дураки: «Не смотрите на карту, мы здесь живем и знаем, что где находится, лучше вас». Было очень неприятно, но я решила с ним не спорить и сказала: «Окей, Мадаба так Мадаба».

От Мадабы ожидали атмосферы старинного города, интересных достопримечательностей, сувениров и новых впечатлений. Город, действительно, выделяется на фоне всего, что мы видели в Иордании. Но и в нём есть некая присущая всему королевству неопрятность, пыльность и внутренняя бедность. Хозяином нашего отеля был пожилой грек с очень странными манерами, хитрыми глазами и потными ладонями. Он постоянно намекал на то, что надо заплатить за номер вперед, то подсовывая Тане кассовый аппарат, то с участием спрашивая, удобно ли нам будет заплатить кредиткой, либо всё-таки кэшем, то с оханием рассказывая о том, что его «бухгалтер не справляется с ежедневными отчетами — представляете?». Таню это дико бесило, а я думал — «ну, почему нет, кто-то ведь может видеть в нас странную парочку и попросту нам не доверять, опасаясь, что мы не заплатив, уедем». Вдобавок, замашки нашего отелевладельца странным образом напоминали мне некоторых греков, с которыми меня сводила жизнь…

Тель Мадаба

Гостиницу мы забронировали в самом центре напротив церкви с мозаикой «Карта из Мадабы». Оставив вещи, сразу же пошли на эту мозаику смотреть. Мадаба построена на руинах византийского города и считается самым христианским городом в Иордании. Здесь есть несколько греческих православных церквей и тут до сих пор живет христианское меньшинство – потомки крестоносцев. На улицах действительно попадаются иногда светлые и голубоглазые лица. Но мне не показался этот город христианским. Греческие церкви окружены обычной мусульманской жизнью, но как ни странно не кажутся чем-то инородным. Возможно все дело в их современной архитектуре, хорошо вписывающейся в мусульманскую.

Арабские барби

Мадаба – это город мозаик. И их здесь действительно великое множество. Кроме самой знаменитой «Карты из Мадабы» — напольной мозаики с географической точностью изображающей средневековую карту всего Ближнего Востока – можно увидеть и мозаичные полы сгоревшей римской виллы, и других византийских церквей более скромного содержания.

Окна нашего номера выходили прямо на церковь Карты. Удивительный храм, хоть и поздний, но покоящийся на византийском основании. Сама карта Ближнего Востока, которая украшает пол храма — одна из загадок истории. В ней соблюдены пропорции, очень точно указаны многие объекты. Карта огромна по размеру. Но сохранилась не полностью. Очень большую внутреннюю радость принесла возможность наконец войти в храм. Здесь всё привычно — иконы, мерцание свечей. Церковь принадлежит Константинопольскому Патриархату, здесь проводятся службы. Но в обычный день с туристов берут символическую плату за вход.

Карта из Мадабы — знаменитая средневековая мозаика

Впервые со времен Петры мы столкнулись с огромным выбором сувениров. Сувенирные лавки скучкованы вокруг основных достопримечательностей – Археологического парка и Сгоревшей виллы, шаг в сторону – и сувениров уже нет, обычный арабский город со своей жизнью. Но несмотря на кажущееся разнообразие сувениров, при ближайшем рассмотрении все они оказываются пыльными выцветшими на солнце безделушками, стоящими годами на полках. Покупать такое не то что не хочется, не хочется даже брать все это бесплатно. Удивляешься, откуда в Мадабе так много песка и пыли, осевшей на всех этих сувенирах?

Сувенирный китч. Странные у художника представления об Исусе

Немного в стороне от основных руин с мозаичными полами стоит Церковь Апостолов (Apostles Church). Мозаика там сохранилась не в пример лучше, чем в остальных зданиях. Современная церковь надстроена на основании старой церкви 8 века и скорее выполняет роль купола для защиты мозаики, она лишена архитектурной достоверности и изящества. Мозаика на полу кажется блеклой от покрывающей ее вездесущей пыли. Смотритель церкви брызгает водой на мозаику из пульверизатора, чтобы мы могли рассмотреть рисунки получше и сфотографировать их. За это берет чаевые, Витя дал 2 динара за такую услугу.

Внутри храма Апостолов

Мадаба — город археологии. Под достаточно современными зданиями арабской архитектуры скрыт древнеримский и византийский город. Его часть сегодня раскопана — в одном из уголков центра Мадабы можно попасть в уголок древнеримского города. Здесь — археологический парк под открытым небом, где сохранилась т. н. «сгоревшая вилла» — мозаичные полы удивительной красоты и остовы стен, настоящая римская дорога, проходившая через город, изящные храмы. На мгновение у меня возникает ощущение того, что я стою посреди шумной улицы времён жизни Христа, настолько разительным был контраст в блеклыми тротуарами Мадабы современной…

«Сгоревшая вилла» или «сгоревший дворец»
Древнеримская улица

Завершаем осмотр достопримечательностей археологическим музеем. Вход туда запрятан в переулке. Мы сначала прошли мимо, приняв вход в музей за какой-то военный объект: красная табличка с арабской вязью как бы намекала на это. Да еще в узком переулке стоял военный грузовик, и мужики что-то разгружали в соседнюю дверь. Потом вернулись и убедились, что это действительно музей. Обшарпанные таблички и старые витрины с экспонатами – кажется, экспозиция не менялась с 70-ых годов. В витринах стоят манекены в бедуинских одеждах, женщины с татуировкой на подбородке. Таких женщин мы видели в Петре, но они не дают себя фотографировать. В отличие от других стран, когда костюмы в этнографических музеях резко отличаются от того, что ты видишь на улице даже в самых глухих деревнях, в Иордании бедуинские традиции не слишком изменились с древних времен. Кажется, что это совершенно живые современные люди смотрят на тебя, а вовсе не манекены.

В других залах представлены археологические находки с различных окрестных мест. Но коллекция небогатая. В основном копии или вещи, не имеющие большой исторической ценности. Все разграблено и вывезено из страны. Даже знаменитый Моавитский камень (Стела царя Меша) с надписями на языке библейских моавитян вывезен в Париж, а в Мадабе находится лишь его копия.

Моавитский камень. Копия

Готовить ужин не хотелось, и мы решились на посещение ресторана. Фалафельные забегаловки попадаются часто, но вот хороших ресторанов немного. Один из лучших – ресторан Ayola, в который мы и пошли, там прекрасно готовят блюда из курицы.

В Иордании считают, что Иерусалим — столица Палестины

Айола — в двух шагах от нашего отеля. Рекомендую её всем, кто будет останавливаться в Мадабе. Самое адекватное (скорее всего, единственное) место в городе, где можно вкусно поесть. Публика здесь собирается разная. Больше всего иностранцев, вдвоём, как и мы. Простые бедуинские работяги за столиком в углу. Пара девиц, смело одетых, с открытыми лицами, заказывают кальян. В двух столиках от нас не торопясь потягивает шишу господин в арафатке с черным узором. На вид слегка за пятьдесят, тонкие стильные усики, большие печальные, масляные глаза. Обращается к нам на сносном английском. Узнав, что мы из России, удивляется и салютует кальяном, как саблей. Он похож одновременно на известного персонажа из фильма «Свадьба в Малиновке» и на арабов из фильма про Лоуренса. Несколько слов о Путине, о том, что в России снег (и как вы там можете жить!). Респект в сторону моей куфии, которую я повязал в этот вечер вместо шарфа (местные тоже так делают, кстати). Рассказывает, что красный узор куфии присущ для иорданских арабов, зелёный — для саудитов, а вот чёрный — для палестинцев. Чувствую себя чуть получше. Отдых и перемена обстановки явно пошли на пользу. Засыпаем спокойным сном усталых и сытых людей.

Продолжение >

Реклама

Иорданские кочевники. 5 Сочельник в городе мозаик: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s