Иорданские кочевники. 4 Из Петры к Шобаку через непогоду

4 января 2018

Я уже собралась было идти в Петру одна, но Витя хоть и чувствовал себя крайне фигово, все-таки оторвал себя от кровати, выпил антибиотик и со словами: «Ну как же я не посмотрю Петру!» пошел со мной. Сначала пошли пешком, дорога спускалась вниз. Вскоре остановился какой-то мужик на пикапе и предложил нам подвезти до Петры пару километров за 2 динара. Мы согласились, чтобы сохранить силы и время.

«Осталось 8% заряда»

Я всячески пытался привести себя в порядок, но получалось плохо. Тем не менее, мы отправились в Петру вместе. Перед глазами вставали кадры из фильма про Индиану Джонса, «Монаха и беса».  Однако, общего представления о секретном городе среди каньонов воображение не рисовало. Древние набатеи, которых в паре абзацев двадцать лет назад я проходил на истфаке, никак не хотели превращаться в реально живших людей. Вход в Петру находится в конце ничем не примечательной улицы, вовсе не средневековой.  Это незастроенное пространство с одной стороны и типичные для арабского мира приземистые здания без архитектурного стиля со слабо выраженными признаками офисов с другой. Странно пахнущие забегаловки обрамляет тротуар, обсаженный чахлыми пальмами. Вход в Петру стоит немалых денег. Город набатеев — одна из самых дорогих достопримечательностей в мире. Это объект ЮНЕСКО, главная жемчужина Иордании. Я заранее настраивался на восторг и священный трепет. Но мой заболевший организм оказался полностью невосприимчивым к красотам скальных гробниц. Шёл я через силу, превозмогая тошноту. В глаза лезло обилие пыльных магазинчиков с изрядно выцветшим товаром, абсолютно одинаковым в любом из них. Повсюду — сотни туристов и десятки местных, ослы, верблюды, лошади, впряжённые в повозки. Петра была бы прекрасной, если бы здесь было безлюдно и тихо.

У входа в Петру есть небольшой музей с археологическими находками, мне он показался довольно любопытным. Конечно, учитывая историческую важность и развитость Петры, мог бы быть и побогаче. Уже в музее становится понятно, что все разграблено и вывезено из Иордании довольно давно.

В древний город ведет узкий проход через каньон – Siq (Сик). Я сначала думала, что по Сик можно проехать на велосипеде, но нет – только пешком. Еще на подходе к Сик тебя окружают люди и предлагают прокатиться по каньону на повозке, запряженной лошадью. Мы отказываемся и идем пешком, чтобы получше рассмотреть ущелье. Высокие скалы хорошо защищали подход к древнему городу, делая его практически неприступным. В Сик также сохранились остатки древнейшего водопровода, снабжавшего город из реки. А еще сохранился тоннель, который отводил воду во избежание затопления прохода.

Вход в Siq
Остатки водопровода
А это погонщик с верблюдами

Больше ничего интересного в каньоне не сохранилось. Остатки вырезанных в скалах скульптур едва заметны, и лишь в одном месте можно различить нижнюю часть фигуры погонщика и двух верблюдов.

Siq выводит сразу же к главной достопримечательности и символу Петры – к сокровищнице Эль-Хазне. Вид, на котором сквозь проход в красных скалах виднеется кусочек сокровищницы, настолько часто мелькает на открытках, в путеводителях и даже в фильме «Индиана Джонс и последний крестовый поход», что узнаешь это место моментально. На площади перед Эль-Хазне столько народу, что хочется оттуда поскорее уйти. К сожалению, вход в сокровищницу закрыт и остается только смотреть на фасад. Несмотря на всю красоту и лоск, заметно, что фасад сильно отреставрирован, если не полностью восстановлен.

Витя замечает, что по-другому представлял себе Петру. На площади перед Эль-Хазне мы берем два довольно плохоньких кофе с кардамоном за безумные деньги в 3 динара (почти 5 долларов! прямо как в Старбаксе). Кофе с кардамоном мне еще в первый день жутко не понравился. К сожалению, в Иордании он везде такой. И если бы у нас с собой не было нормального кофе, было бы совсем грустно путешествовать. Согревшись черной жидкостью, идем дальше по улице фасадов.

Кофе с кардамоном не так уж и плох. На Танин вкус это гадость, но наши кировские знакомцы, захлёбывались от восторга, расхваливая дивный арабский напиток. Мне кофе пришелся по вкусу — терпкий, душистый и необычный. Арабы пьют и чай — обычный черный байховый. Зеленого чая у них не существует вообще. Когда в самолёте я попросил зеленого чаю, меня просто не поняли.

На улице фасадов. А где же фасады?

Фасады грустно смотрят на тебя своими обезличенными, поруганными, пограбленными и лишенными красотой видами. Неудивительно: ведь еще 50 лет назад здесь в этих пещерах жили бедуины и все давным-давно вынесено, продано и загажено. А туристам только и остается что наблюдать осколки былой роскоши за безумные деньги. Это очень по-арабски.

Хотя всех бедуинов в 1984-ом году и выселили в Вади Мусу и другие близлежащие деревни, по сей день они все равно перманентно обитают в пещерах Петры под видом продавцов сувениров. В пещерах находишь то осликов, то самого бедуина, греющего чай на костре. А если осликов и бедуинов нет, то там будет нагажено и будет стоять терпкий запах ослиной мочи.

На каждом шагу сидит бедуин с пыльными безделушками и ненавязчиво предлагает тебе все это купить. Но покупать ничего не хочется, как и смотреть на пыльные бутылки с песком, разноцветные камни, браслеты выцветшие на солнце магниты и платки. Вот дед продает античные монеты – набатейские, римские и византийские. Говорит, что все это настоящее и найдено здесь в Петре, даже демонстрирует мастерок, которым он якобы лично производит сии археологические находки. Большинство туристов уверено, что это реальные античные монеты и платит за них деньги, превышающие в десятки раз реальную стоимость этих поделок. Все монеты, продающиеся бедуинами в Петре – подделка. Иногда довольно качественно искусственно состаренная с патиной и прилипшими комками земли. Для образования патины есть множество технологий, одна из которых – скормить литую копию ослику. Скорее всего они происходят из столицы фальшивомонетчиков Бейрута или из Ирана (в Иране подделывают даже древние мумии!). Бедуины называют первоначальную цену на подделки от 20 до 100 динар и очень неохотно ее скидывают. Но торговаться можно – это же бедуины. Особенно если ты убедишь их в том, что понимаешь истинную цену таких «находок». Выторговываю у деда 3 монеты за 20 динар на память о Петре. Изначально он просил по 30 за каждую.

Поднимаемся наверх к гробницам. Но и там встречают только бедуины с сувенирами, удручающее зрелище. Все это на меня навевает тоску. Витя чувствует, что силы его на исходе и решает возвращаться обратно в гостиницу в одиночку, чтобы продолжить лечение. С Петрой ему все понятно, увидел все, что хотел.

Гробницы

Мне становится хуже, кашель рвёт лёгкие, одышка мешает двигаться и я решаю возвратиться в гостиницу. Это самый настоящий бронхит! «Лишь бы не воспаление лёгких» — думаю я, вспоминая, как в 2012 году почти месяц лежал в больнице с этим опасным диагнозом. По скальной лестнице к монастырю, прославленному в фильме «Трансформеры» сил подняться уже не хватает. Ковыляю к выходу из ущелья Сик. Беру такси и  оно завозит меня по крутому подъёму наверх, к отелю «Ночи Петры» в котором мы остановились. Зарываюсь в одеяла с головой, меня бьёт озноб. Теперь главное отоспаться и не показать Тане насколько мне плохо. Перспектива окончить поход здесь и в одиночестве чахнуть в отеле, пока Таня наслаждается замками крестоносцев вгоняет в уныние. «Как-нибудь поеду, и не из таких ситуаций выбирался» — думаю я и  проваливаюсь в полудрёму. Через пару часов возвращается Таня. Плохо помню, как мы что-то ели на ужин, о чём-то говорили. Запиваю таблетки лимонадом и снова засыпаю. Утро вечера мудренее.

Я же продолжаю путь к монастырю Ад-Дейр, дорога к которому круто и извилисто поднимается в горы. У начала тропы дети и подростки предлагают подняться наверх на осле, убеждая, что очень высоко и далеко. И услуга эта пользуется спросом. До самого верха обычно не довозят, а получив долгожданные чаевые, мигом скачут вниз, чтобы заполучить очередного клиента. Я поднимаюсь вверх по крутым ступеням, усеянным ослиным навозом. Через каждые пять метров – лавка бедуинки. Здесь сидят в основном женщины, и все кричат одну и ту же фразу: «One dinar! Come and see! Best price!» К концу подъема устаешь отбиваться от приставучих торговок, пьющих чай у костра прямо на древних ступенях, и вежливо отказываться от чая и сувениров. Наверху уже и забываешь, зачем сюда шел.

Наверху меня постигло просветление. Ведь несмотря на все неприятные стороны, только что описанные мной в таких подробностях, это настоящая жизнь бедуинов. Это концентрация культуры, которая мало изменилась с античных времен. Ведь и тысячу лет назад в этих пещерах сидели и пили чай, разводя костер из веток можжевельника. Европейцу эта культура может быть не очень приятна и понятна, но это уникальный и интересный опыт, который стоит пережить. Величественный монастырь Ад-Дейр после этого просветления уже не так впечатляет, видимо не за ним я сюда поднималась.

Монастырь Ад-Дейр

Спускаюсь обратно вниз и возвращаюсь обратно в Вади Мусу через улицу с колоннами.

В Вади Мусе мне предстояло найти аптеку. Их здесь даже целых две. Купила амоксициллин и некий аналог бромгексина. Антибиотики продаются свободно и стоят относительно дешево. За упаковку амоксициллина я заплатила около 4 динар (300 руб).

Вернувшись в гостиницу, нахожу Витю в совершенно расклеенном состоянии – не может даже сидеть. Лекарства немного возвращают его к жизни, но продолжение путешествия на велосипеде под очень большим вопросом. Чуда не произошло. Не благоволит нам и прогноз погоды: сильное ухудшение и проливные дожди.

5 января 2018

Утром выглянули в окно и сильно расстроились: на улице бушевала такая непогода, какой я не могу припомнить даже в Исландии. Сильный ветер с ливнем гнал по улицам коричневые потоки воды. Иорданцы отказываются даже выходить на улицу и стараются не ездить на машине, потому что видимость в горах не больше 5-ти метров. Они же очень осторожные, пресловутое «dangerous».

Витя как ни странно утром почувствовал себя лучше, видимо антибиотик сбил температуру. Преодолевая свои недуги, он предложил мне доехать до Шобака. Это было бы верхом крейзанутости, поэтому мы вызвали машину и доехали до замка Шобак на минивэне.

Ночью я сильно пропотел — это был хороший признак. В голове еще шумело, я ощущал слабость. Но решил не показывать вида и собрать все силы для продолжения похода. До замка Шобак было около 30 км — всего два часа пути не торопясь. Встав с постели, я твёрдо вознамерился сесть в седло и ехать без остановки туда, где 900 лет назад руками крестоносцев был воздвигнут один из самых неприступных замков в мире. Однако, погода внесла свои коррективы в наши планы. В фойе гостиницы грустно жались в кучку несколько европейцев с рюкзаками. Их взгляды тоскливо прощупывали потоки воды, падающие с неба за окнами. Через несколько минут подъехало такси, группа уже повеселее погрузилась в него и уехала восвояси. В принципе, мое состояние было таким, что сильный дождь меня не пугал. Но Таня сдержала мой порыв. Мы попросили парня на ресепшне найти нам подходящую для перевозки велосипедов машину, сговорились в цене и поехали в Шобак. Сначала просили водителя завезти нас в Малую Петру, но выяснилось, что дорога закрыта из-за непогоды — есть там какие-то особенности, ибо местность гористая и погода непредсказуемая.

Замок Шобак построен крестоносцами и стоит на древнем караванном пути, который ныне превратился в King’s Highway. Крестоносцы собирали с проходящих караванов дань (по сути грабили караваны), и Саладин решил положить этому конец. Замок был отрезан от внешнего мира. Два года христиане были в осаде, выживали и в конце концов стали продавать арабам своих жен и детей в рабство за еду. Но и это не помогло: замок пал.

Никогда я не мог даже и представить, будучи молодым студентом истфака, что мне доведётся побывать в месте, где встретились Запад и Восток и происходили столь трагические события. Историю Иерусалимского королевства и Крестовых походов читал на нашем курсе достойнейший преподаватель Андрей Бодак. И ныне, насколько мне известно, он радует студентов Брестского государственного университета своей отменной эрудицией и любовью к Византии. Красочные лекции о рыцарях, воздвигавших замки посреди песков, о прокажённом короле Балдуине, о хитром и жадном Рене де Шатильоне ясно вспомнились теперь, когда мы выкарабкались из раздолбанного микроавтобуса возле группы строений неподалёку от руин замка. Это было нечто вроде туристического центра, через который проходили все европейцы, направлявшиеся на осмотр руин. Дождь поутих, но ветер был такой силы, что нужно было крепко держать велосипеды, чтобы они не улетели прочь.

Пожилой бедуин-смотритель, обмотанный куфией по самые брови, поулыбался нашим велосипедам, налил чаю с мятой (очень в тему) и разрешил посидеть в теплой то ли гостиной, то ли шоуруме, наполненной странными сувенирами. Фотографирую картину-наив, изображающую джигита, с кинжалом бросающегося на льва. Нахожу теплую овечью шкуру и заворачиваюсь в нее. Хочется уснуть, свернувшись калачиком у очага. Встряхнувшись и допив чай составляем велосипеды и пешком поднимаемся на соседний холм, де расположен замок.

Шобак некогда поражал воображение современников. Узкая дорога, ведущая к его воротам открывает  перед путником необычайный вид. Поверхность гор здесь покрыта спиралевидными образованиями, созданными эррозией. У подножия этого фантастического, как в мультфильме про жёлтую субмарину холма и сегодня видны остатки поселения. Сам замок пуст. Он главенствует над окрестностями, контролируя, как и в древние времена старинную дорогу. По дороге этой двигались когда-то торговые караваны из Сирии на Аравийский полуостров. И была эта единственная удобная дорога в Мекку, по которой шествовали тысячи паломников. Крестоносцы поспешили воспользоваться возможностью контролировать магистраль. В 1115 году, всего за 18 дней на холме был построен мощный каменный замок. Как повествуют хроники, король Иерусалима Болдуин Первый лично участвовал в строительстве наравне с простыми рыцарями. Поэтому замок был прозван Монреаль (Mont Royal) — «Королевская гора». Крестоносцы начали взымать плату за проход по своей территории, получив неиссякаемый источник дохода. Через десятилетие Шобаком завладел Рене де Шатильон. Несмотря на воцарившееся в ту эпоху перемирие он всячески притеснял мусульман, совершая из замка набеги на их города. Согласно хроникам, в замке были построены корабли, которые Шатильон перевез на повозках к Красному морю, чтобы совершить набег на Мекку. Но задумка по каким-то причинам до конца не удалась. Когда под натиском арабов пал Иерусалим и Святая земля была отвоёвана у христиан, Шобак остался одним из последних оплотов крестоносцев в Азии. Еще два года мусульмане не могли захватить твердыню. Саладдин окружил Шобак войсками, но не смог взять его штурмом. Два долгих года христиане сидели в осажденной крепости, до тех пор, пока не начали умирать от голода. Они были вынуждены сдаться…

Необычные спиралевидные холмы открываются взору из замка

Сегодня по живописным руинам заметно, что он был позже сильно перестроен мусульманами. Но дух его жив, минимум реставрации делает его прекрасным атмосферным местом для искателей приключений. По нему приятно гулять, исследуя не до конца раскопанные подвалы и подземные ходы. Дождь и непогода не помешали нам насладиться прогулкой по замку, в котором не было ни одного туриста.

Интересным тут является не до конца раскопанный подземный ход под церковью, куда мы полезли с фонарями. Интересно было, куда он вел. Оказалось, что он наполовину засыпан и заканчивается тупиком — даже жалко! Периодически мы прятались от дождя и ветра за руинами стен и в башнях.

Дедушка-смотритель снова проявил свою доброту и гостеприимство, посадил нас у радиатора на газу и налил чая. Говорит, ну куда же вы поедете в такую погоду. Сегодня не наш день. Небо над Шобаком было абсолютно коричневым, я такого не видела никогда. Ведь с неба лилась не просто вода, а вода с пеком, оставляя на велосипедах и вещах коричневые разводы. Мы решаем подкинуться до деревни Дана снова на попутной машине. В такую погоду не до природных красот – все равно ничего не видно в тумане. Одна надежда, что завтра погода наладится. Забронировали гостиницу в деревне Дана.

В деревне Дана

Гостиница Dana Tower расположена в старинных домах с бамбуковой крышей. Дом похож скорее на пещеру, а не на дом. Впрочем, вся деревня такая историческая. В ванной явно кто-то умер и стоит легкий трупный запах. Может быть крыса. С горячей водой тоже проблема. В комнате, к счастью, был обогреватель, но хозяин, похожий сильно на Кадафи, запретил нам им пользоваться. Говорит, пробки вылетают и вообще это все пожароопасно. Ведь дом сделан наполовину из дерева. Наверняка и проводка там проложена криво. Но для выздоровления нужно тепло, и мы все равно включаем обогреватель. Тут уже и я начала сдавать. Уснула от усталости, а Витя разбудил меня только к ужину.

Справа — дверь в одну из комнат
Но внутри вполне уютно, если не заходить в ванную

Продолжение >

Реклама

Иорданские кочевники. 4 Из Петры к Шобаку через непогоду: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s