Иорданские кочевники. 1 Долгая дорога в Акабу

Мечтая встретить Новый год 2018 в пустыне, вдали от людей и цивилизации, под звездами посреди песков и романтических пейзажей — в общем, как настоящие кочевники, — мы с Витей отправились в Иорданию. Пустыня Вади Рам будоражила воображение и звала проверить на прочность наши велосипеды. В планах была не только пустыня, но и все, чем известна Иордания: скальный набатейский город Петра, горы, Мёртвое море, замки крестоносцев, византийские мозаики и конечно библейские места. Я не питала иллюзий по поводу этой глубоко мусульманской страны, но у меня не было и страха за свою безопасность накануне путешествия.

Сидя в самолете, вылетающем из Аммана в Москву, я обещала себе, что больше никогда туда не вернусь. Но прошло время, эмоции поутихли, я многое обдумала и переосмыслила, и теперь всё выглядит уже не так однозначно. Хотя и желание отправиться туда снова все еще не вернулось. Но нужно рассказать обо всем по порядку. Это страна больших контрастов как в природе, так и в культуре населяющего её народа. Перепады температур от 30 градусов в пустыне на солнце до отрицательных ночью и в горах, от яркого солнца до ледяных ливневых дождей, когда с коричневого неба льется вода с песком и смывает дороги. И люди: от открытых и гостеприимных бедуинов в пустыне, угощающих чаем, до сумасшедших фанатиков и подростков, кидающих в тебя камнями. Из-за сильной простуды Вити с температурой мы вынуждены были сократить центральную горную часть и оставить ночёвки в палатке. Но пустыней успели насладиться сполна и не пожалели о том, что задержались в ней. Впрочем, в этот раз мне не хочется писать длинное вступление и много общих слов, смысл вещей кроется в событиях и деталях.

Во второй половине путешествия из-за болезни Вити и наложившейся плохой погоды мы много ехали на попутках, поэтому не вижу смысла выкладывать отдельный трек: добрую половину пути там занимают эти самые попутки. Трек все же есть на общей карте путешествий, и если кому-то интересно посмотреть на карте, где и как мы ехали, то можно сделать это там.

29 декабря 2017

В последнее время я не люблю долго описывать моменты дороги, то есть добирания до точки старта на самолетах, поездах и автобусах. Это самая неприятная для меня часть путешествия, сопровождающаяся стрессами, задержками багажа, сбором велосипеда в ночи и прочих не лучших воспоминаний. Но в этот раз все было как-то особенно нервно и богато на приключения, поэтому оставлю и эти впечатления здесь на память.

Добирались к началу мы как всегда с приключениями и диким стрессом. Мои ожидания, что руководство компании как всегда сделает предновогодний день выходным, не оправдались. Был короткий день, а значит мне пришлось ехать на работу, чтобы просидеть там до обеда.

Наша знакомая с большой машиной, с которой мы договорились о подброске до Домодедово, позвонила за 40 минут до оговоренного времени и сообщила, что не сможет приехать – муж внезапно забрал машину. Нам с Витей пришлось в диком стрессе искать минивэн или универсал по всей Москве, способный срочно отвезти в аэропорт с велосипедами. Я обзванивала все известные мне такси прямо в маршрутке по пути с работы домой. Все отказывали, а приложение Яндекс.Такси вообще зависло и сообщило, что не смогло найти машину. Витя еле вырвался с работы, домой не успевал и поехал сразу в аэропорт. Параллельно он искал машину, сидя в аэроэкспрессе. Все казалось совершенно безнадежным, и я уже смирилась с тем, что мы опоздаем на самолет и никуда не улетим. Наконец я чудом нашла одно такси, которое приняло заказ на универсал. Витя тем временем тоже нашел какого-то киргиза, и в итоге у подъезда стояло две машины: мое такси и Витин киргиз. Киргиз обманул: его машина оказалась совсем маленькой, и я поехала на такси.

В Иорданию я отправлялся в нетипично вымотанном состоянии, совершенно не ощущая приближающегося Нового года и выходных. Что называется: с бала на корабль. Страдая последнюю неделю после удаления воспалившегося корня зуба с кистой, я жил на антибиотиках, активно вкалывая на работе. Как выяснилось позднее, моё физическое состояние оказалось «не очень».

В Домодедово приключения продолжились. Оказалось, что там демонтировали широкие рамки для крупногабаритного багажа и оставили только маленькие для чемоданов. Не нужно говорить, что упакованный велосипед в маленькую рамку не влезает. Совместный со службой безопасности поиск решения сложной задачи привел к вызову кинолога с собакой. Собака выполнит роль рамки, и нас пропустят после досмотра. Через 15 минут подошел кинолог со смешным спаниелем и цирк продолжился, только теперь с собаками. Грубый служитель безопасности заставил распаковывать велосипеды (а они были плотно завернуты в упаковочную пленку с кучей прочего барахла и поверх пленки затянуты в чехлы). Естественно мы отказались разрезать упаковочную пленку за полчаса до окончания регистрации. Я побежала на стойку регистрации за посадочными и объяснила ситуацию с багажом. Витя остался сражаться с охраной аэропорта. Как я поняла, он снял чехлы и частично вытащил спальники и еще какую-то мелочь, собака вальяжно прогулялась по вещам, и его пропустили.

Летели мы авиакомпанией Royal Jordanian до Аммана. Вопреки тому, что в правилах авиакомпании было указано, что велосипеды надо упаковывать в картонные коробки, их приняли и в чехлах. Зато велосипеды как единственный багаж летят бесплатно, а разрешенный вес багажа в 30 кг позволил напихать в чехол много всего. В салон взяли только по одному ортлибу и нарульные сумки с техникой. Это был единственный приятный момент.

Ёлочка в аэропорту Аммана напоминает нам о том, что скоро Новый год

В самолете впервые окунаемся в арабский мир. В кармашке у аварийного выхода — газеты, напечатанные арабской вязью. Стюард бешено кашляет, развозя по салону завтраки. Предлагают напитки: соки, вино. Высматриваю среди бутылок неприметное низкое горлышко. «Что это? Покажите поближе!» — обращаюсь к черноглазой стюардессе. «Виски! Вам со льдом?» — «Конечно!» Мне протягивают огромный двухсотграммовый стакан виски, щедро приправленный кубиками льда. У Тани глаза начинают лезть на лоб. Я вижу знакомое выражение на ее лице, но улыбаюсь и поясняю: «Мусульмане же не знакомы с культурой употребления крепкого алкоголя. Нужно наливать гораздо меньше и класть побольше льда». «Ну да» — задумчиво констатирует Таня. А я начинаю потягивать виски, думая, что это бонус за очень нервный день. Этот огромный стакан алкоголя остался единственным за все время нашего велопохода по королевству. Новый год, который мы встретили в пустыне Вади Рам, стал самым трезвым в нашей жизни.

Полет прошел хорошо. Пролетали над Турцией и влетали в Амман со стороны Израиля, над Сирией воздушное пространство все еще закрыто. Амман встретил с распростертыми объятиями. Витю чуть не заставили платить за визу на паспортном контроле. Пограничник уже вклеил ему визу и тут вспомнил, что у нас Jordan pass, дающий право на безвизовое посещение страны. Пришлось визу со скрипом отдирать. В аэропорту я купила симку Umniah за 10 динар по какой-то акции и еще нашла забытую кем-то неактивированную симку другого оператора, но она так и не заработала. Связь в Иордании неожиданно дорогая, как и все прочее. Но местная симка обязательна.

Попытки уехать в Амман на рейсовом шаттле не увенчались успехом, когда мы поняли, что шаттлы представляют собой небольшие маршрутки, не предназначенные для перевозки багажа. В 10 вечера и кромешной темноте ехать в Амман 30 км на велосипедах мы посчитали полным безумием, с учетом того, что их еще надо было собрать. В Аммане я заранее забронировала гостиницу, и мы попытались уехать в гостиницу на такси. Здесь мы впервые столкнулись с особым арабским менталитетом и образом мышления. Такси-универсалов нет как класса, и таксисты не понимают, что это. Вокруг нас собралась огромная толпа таксистов, все они курили и громко обсуждали, как засунуть два больших упакованных велосипеда в маленький багажник. Наконец один объявил вынесенный в групповом обсуждении вердикт: «Привяжем велики на крыше, и вы заплатите за все это 30 динар». Ну да, при официальной цене в 19. Мы естественно отказались и пошли на парковку думать думу дальше. Завтра в 7 утра наш автобус в Акабу. Он отправляется из центра Аммана и ехать туда самим – это длинная бессонная ночь, полная опасностей и приключений.

Наконец к нам подошли какие-то ребята и предложили за 25 динар довезти до гостиницы на старом раздолбанном Мерседесе с большим багажником. Велосипеды туда все равно полностью не влезли, торчали наполовину, но хоть как-то. Закрепить их в багажнике было нечем. Доехали до ближайшей заправки, громыхая открытой крышкой багажника на каждой кочке. Там опять собралась толпа мужиков, и все дружно стали махать руками и думать, чем бы так привязать велы, чтобы не вывалились на трассе. Смекалки у арабов не хватает, и ее проявила я, предложив привязать велики снятыми чехлами.

Погрузка багажа при помощи множества помогающих

Амман в темноте показался грязным, обветшалым и неприятным городом. Архитектура окраин из двухэтажных полуразвалившихся бетонных коробок встретила нас и в самом центре столицы. Гостиница наша находилась в доме 20-ых годов, построенном вскоре после Арабского восстания. Хозяин гостиницы сказал, что в этом доме находилось какое-то посольство, и лифт в этом здании второй по возрасту в Иордании (первый был построен в Доме Правительства времен Лоуренса Аравийского). Мы оценили лифт 20-ых годов и успешно доставили на нем все снаряжение на 4-ый этаж, где и находилась гостиница.

В историческом лифте 20-ых годов

Хозяин по имени Хани был очень дружелюбный, принес нам чаю с мятой и с любопытством наблюдал, как мы собираем велосипеды в холле. Говорит, что ехать из Акабы в Амман на велосипедах – плохая идея, «ведь все время вверх». Лучше ехать наоборот. Впрочем, представления о рельефе его родной страны он, видимо, почерпнул у компании испанских велосипедистов, которые останавливались у него не так давно и ехали в противоположном направлении — из Аммана а Акабу.

Сбор великов закончили только к часу ночи, будильник я завела на 5 утра. Витю голод погнал на улицу в поисках еды, Хани обещал ему круглосуточную фалафельную. Я не смогла его дождаться с фалафелем, как легла, как сразу и уснула.

Заботливый Хани, хозяин гостиницы, много вздыхал и порхал вокруг нас, когда мы собирали в фойе свои велосипеды. Как и все арабы он дружелюбен, улыбчив и относится к велосипедам скептично. Этот вечный скепсис мы встречали с самого первого дня в Иордании на каждом шагу. Кроме одного единственного парня, который был то ли из Эмиратов, то ли из Ирана и сам отрекомендовался велосипедистом, поголовно всё население Иордании видит в велосипедах исключительно детскую забаву и серьезно их не воспринимает. Хани расспрашивает о нашем маршруте. Когда узнаёт, что мы стратуем в Акабе, качает головой. «Это не очень хорошая идея, — произносит он, грустно глядя на Таню, — ведь вам придется всё время ехать вверх. Это фактически нереально, очень сложно и очень опасно. Пару лет назад здесь были велосипедисты из Италии. Вот они поступили правильно — съехали вниз к Акабе, а обратно наняли машину.» Таня грозно смотрит на араба — » Мы сможем это сделать и специально так задумали» — говорит она низким голосом, с усмешкой.  И Хани сдаётся. Он приносит мне ключ от комнаты и подробно объясняет, где купить еды. Я выхожу в темноту. Город грязен и неказист. Жаль, что у нас нет времени его осмотреть. Ведь арабский Амман, застроеннный сегодня тысячами пыльных одинаковых домиков тридцать веков назад был столицей Аммонейского царства. Из темноты на меня веет чем-то библейским, смешанным с запахом фалафеля. При Птолемеях, в эллинистическую эпоху Амман становится Филадельфией и ей же остаётся после Рождества Христова, уже как центр византийской епархии. Но руины великого города мы увидеть не успеем, так же, как и римский амфитеатр. Вернувшись, я вхожу в комнату и мгновенно засыпаю, а утром мы стартуем на автовокзал, едва продрав глаза. В кармане, забыв, я увожу ключ от комнаты грустного Хани, как залог возможного возвращения…

30 декабря 2017   

Автобус компании JETT отправляется в Акабу с небольшой станции Abdali в центре города. Abdali – не единственная автостанция, с которой автобусы ходят в Акабу. Есть еще южная станция Wahadat и западная 7th circle, у каждой свое расписание и свой автобус. Нам была удобнее Abdali, специально гостиницу недалеко от нее забронировали. Ведь утром мы надеялись проехать мимо крепости Аммана и хоть краем глаза увидеть римский амфитеатр. Но продрав глаза после короткого сна, в зомбообразном состоянии поехали прямиком на автовокзал. Было не до достопримечательностей.

Автостанция Abdali

Автобус JETT большой и удобный, проезд до Акабы стоит 8 динар. Внутри, как и в Турции, имеется стюардесса, которая раздает чай, кофе и еще какие-то булки. Но сервис намного хуже турецкого, потому что за все надо платить, как в лоукостере. А унылая и страшная как мышь стюардесса вальяжно расхаживала и как-то неохотно предлагала все эти вкусняшки. Здесь я впервые пробую иорданский кофе с корицей — редкостная гадость. Как потом оказалось, весь кофе в Иордании только с корицей, его вместе с ней перемалывают в кофемолке. Все 4 часа пока мы ехали до Акабы играла навязчивая арабская попса, как будто бы с CD-диска по кругу. Особо назойливой была бесконечная песня про «айди» («ля-ля-ля-айди, ля-ля-ля-ля-ля-айди»), за все время пути она проиграла четыре раза. Ехали мы по Jordan Valley Highway вдоль Мертвого моря и израильской границы. В Аммане по прогнозу погоды была «пыль». Я впервые столкнулась с таким явлением в своем мобильном приложении погоды. Это означало пыльную бурю, когда все горы от Аммана до Мертвого моря стали серо-коричневые. Да и само Мертвое море тоже было покрыто пылью. Пейзаж на этой дороге скучный и однообразный. Местные в долине Иордана выращивают помидоры и еще какие-то овощи, прямо на шоссе у своих огородов продают все это ящиками.

Автобус делает остановку прямо посреди трассы на перекур. Ощущение, что все мужчины в Иордании курят. А на заднем фоне — «пыль»

Акаба встретила нас солнцем и приятной температурой в 26 градусов. Несмотря на то, что здесь заметно теплее, чем в Аммане, мы не нашли Акабу интересным и увлекательным городом. Если ты не дайвер и не умеешь плавать с аквалангом или хотя бы с маской, то делать тут абсолютно нечего. Пляжи какие-то пыльные и грязные, поскольку к югу от города расположен порт Акаба, занимающий практически всю береговую линию до саудовской границы. И потому окунуться в море в черте города не возникает ни малейшего желания.

Набережная Акабы
Туристов катают на лодочках

По дороге к замку Акабы – единственной достопримечательности города — мы встретили пару велотуристов из Кирова. Они уже завершали свое путешествие и дали нам пару дружеских советов. Сказали, что арабы очень приставучи, лживы, а дети кидаются камнями. Что в палатке они не жили, а все время останавливались в отелях (видимо, из соображений безопасности), что иорданцы общительны и гостеприимны, но не понимают велотуризм, а еще что по Вади Раму мы на велосипеде не проедем. Молодой человек, скептически посмотрев на мои покрышки, заметил: «Big Apple, устаревшая модель. Не проедете. В пустыне колючки, у нас было по четыре прокола в день». От этих слов я расстроилась, ведь я специально покупала широкую накатистую резину для песка.

Вероятно, памятник Лоуренсу Аравийскому

Боевые верблюды с ревом несутся вниз со взгорий, зелёные и черные знамена исламских воинов развеваются на ветру. В вихрях песка крики умирающих врагов сливаются с тысячами выстрелов. Человек в грязно -белых одеждах с перекошенным лицом сбрасывает красное знамя с полумесяцем с башни старинного замка… Кадры из фильма «Лоуренс Аравийский» снимались не в Акабе. Но довольно зрелищно изображают события, происходившие в 1917 году на месте, где мы сейчас стоим. Объединённая армия арабов под командованием английского офицера Лоуренса отбила Акабу у турок, благодаря чему арабы получили доступ к морю.

В Акабе много туристов, в том числе и русских. То и дело слышится московский говор. Оно не удивительно — приехав в Акабу, из зимы попадаешь прямо в лето. Даже зимой здесь не бывает холоднее 22 градусов по Цельсию. Красное море радует теплом, огромная впадина Иорданской долины переходит во впадину моря среди пустынь. Здесь — курорт, манящий туристов со всего мира. Здесь — единственное окно Королевства Иордания в мир. 27 км побережья Акабы увенчаны огромным портом, через который ввозится и вывозится всё, чем живёт и торгует Иордания. Напротив Акабы расположен Израильский Эйлат. Чтобы евреи всегда помнили о победе арабской революции, на набережной возле замка Акабы установлен огромный флагшток с флагом Иордании. Кстати, это самый большой флаг в мире, занесённый в Книгу рекордов Гиннеса. Но в день нашего появления в старинном городе на Красном море этот флаг почему-то был спущен, а у его подножия грустно тусовались местные.

Гордый Витя на фоне большого флагштока

Замок Акабы заброшен и почти не реставрирован. Мы было сначала подумали, что он закрыт совсем, и пошли к дому Ибн Али Паши неподалеку, в котором находится музей, но и он оказался закрыт. Прогулялись по набережной вдоль Красного моря. Там стоит самый большой флаг Иордании, который видно даже из Эйлата. Я поверх черных велорейтузов сдуру надела бежевые шорты, потому что мне показалось, что задница у меня в этих рейтузах неправильной формы и обтягивающее будет привлекать арабов. Но в реальности шорты оказались еще хуже. Мой нелепый вид напоминал прикид Буратино, а бафф на голове походил на буратинский колпак. На набережной я в своем модном наряде произвела фурор: молодые парни оглядывались и смеялись. Больше я никогда не надевала эти шорты поверх велорейтузов и поняла, что дело не столько в шортах, сколько в арабах.

Есть ли в доме Ибн Али Паши жизнь? Не похоже

Поесть решили в уличном рыбном ресторане. Я заказала филе на гриле, и еще повторила два раза при заказе, тыкая в меню, а мне принесли маленькие кусочки неизвестно чего в панировке. Есть это я отказалась. Официант извинился, вычеркнул это блюдо из счета и тут же съел эту рыбу руками вместе с другим официантом прямо у нас на глазах.

После обеда мы решили еще раз попытаться проникнуть в замок Акабы, на этот раз успешно. Оказалось, что внутри сидит дед-хранитель и пускает желающих за один динар. Мы сказали, что у нас Jordan pass, и дед сильно поник, сияющая гостеприимная улыбка тут же сошла с его уст. За нами в замке увязался какой-то местный мужик. Увидел, что мы заходим, и тоже зашел с расспросами, кто мы и откуда. Все просил с нами сфокаться и мешал толком рассмотреть замок. Сначала я сфоткала его с Витей на его мобильник. А потом Витя стал фоткать нас вдвоем, чтобы он наконец отстал. Для мужика это видимо был повод меня потискать. Он никого не стеснялся, сжал меня за талию так сильно, что мне стало неприятно. Но и на этом он не успокоился. Витя встретил в замке пару каких-то русских и пока он разговаривал с ними, я зашла за стену смотреть развалины башни и скрылась из витиного вида. Мужик опять увязался за мной, теперь он желал уже более интимного селфи. Схватил меня за грудь, стал прижимать к себе как безумный, направлять на нас двоих свой мобильник и все повторял «селфи, селфи». Кроме всего прочего у него плохо пахло изо рта и в целом он был какой-то неопрятный. Я резко вырвалась из его объятий, сказала, что не хочу с ним селфи и вообще чуть морду ему не набила.

Витя и тот самый «любвеобильный» мужик
В замке Акабы
Перекрытия из стволов пальм
Вход в замок

В общем поспешили мы скрыться из этого замка, ведь времени до заката оставалось все меньше, а у нас еще куча дел: закупка продуктов, воды и бензина на долгую дорогу по пустыне. Продукты покупали в Carrefour, а когда вышли из магазина было уже 3 часа. Темнеет зимой в Иордании рано, у нас оставалось полтора часа светлого времени, и надежды докрутить до пустыни и остаться там на ночевку в палатке таяли на глазах. Витя настойчиво предлагал остаться в Акабе в гостинице, но по моему упорному желанию мы все равно взяли направление на выезд в сторону Вади Рам. Шоссе стало забирать в гору и приобрело заметный уклон. Мы доехали до автозаправки, купили 90-го бензина. Бензин довольно дорогой, литр бензина стоит почти 1 динар, а это 85 рублей. Своей нефти в Иордании нет, зато есть у соседей саудитов.

Когда я вернулась к велосипеду с бутылкой бензина, обнаружила заднее колесо полностью спущенным. Оказалось, что поймала на дороге кусок тонкой проволоки: он вошел идеально ровно, посередине. Мы решили, что это знак. Пока меняли камеру стемнело. Говорил же Витя, что не стоит нам сегодня уезжать из Акабы. У меня же началась легкая паника: а вдруг кировские велотуристы были правы, и мои покрышки настолько тонкие и слабые, что не стоит на них ехать в пустыню? Прокол в первый же день, а что будет дальше? Как в Одесской области в 2013-ом году клеить по 10 проколов в день от колючек? Еще как назло телефон перестал ловить сеть с интернетом. Стало мне немного боязно, но я не привыкла сдаваться. С интернетом нас выручили работники заправки, разрешили воспользоваться компом. Я забронировала с компа самую дешевую гостиницу в Акабе, и мы вернулись в город.

Таня начала нервничать, ее раздражают арабы и неудачный старт с пробитым колесом. Телефон не ловит сеть, интернета нет. «Спроси на заправке — там явно есть интернет» — говорю я. И тут понимаю по взгляду Тани, что у нее нет больше никакого желания общаться с арабами. Иду в офис заправки и вижу, что там сидит в клубах проводов и компьютерного барахла какой-то парень. «Эй, у Вас есть интернет? Нам нужна Ваша помощь» — обращаюсь я к нему. И уже после этого чуть не насильно заталкиваю Таню к этому арабу с компьютером. Слава Богу, лишних вопросов нам больше не задавали. Тане удалось забронировать комнату в Акабе.

Больше никаких ресторанов! Бесполезная ванная ловко превращается в кухню

Гостиница обрадовала нас огромным семейным номером с 3-мя кроватями, одна из которых была двуспальная. Мы дико обрадовались такому простору, затащили туда велосипеды, разложили вещи, но оказалось, что рано радовались. Вода в душе не текла совсем. Никакая: ни горячая, ни холодная. Обнаружила я это уже стоя полностью раздетой. После жалобы на ресепшен, в номер вломился какой-то мужик и, никого не стесняясь, направился прямиком в ванную, долго там что-то крутил и цокал языком, делая вид, что видит эту проблему в первый раз. Нам предложили переехать в маленький номер на два этажа выше. Тащить велосипеды на третий этаж было лень, и в итоге мы просто сходили в душ в другом номере.

Первый день оказался насыщенным на приключения и показал, что в Иордании все необоснованно дорого, а сервиса никакого нет. Я не привередливая в плане туристической инфраструктуры и чаще избегаю ее совсем. Но иорданский «сервис» превзошел все ожидания. Много ошибаются, забивают и приносят не то и не так. Отдыхать сюда простым туристом без палатки и велосипеда, постоянно зависеть от людей, транспорта, гостиниц и ресторанов я бы никогда не посоветовала. Я уже устала от этих людей, хочется поскорее уехать из цивилизации и уединиться в пустыне.

Продолжение >

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s