Велоэкспедиция по старой смоленской дороге. Часть третья: от Гжатска до Вязьмы

Вот уже больше двух лет прошло от нашей с Витей последней велоэкспедиции по Старой смоленской дороге (Смоленск-Вязьма 2013 и Гжатск-Бородино 2014). Все это время неисследованным оставался самый сложный участок исторической дороги, на котором она практически перестала существовать: от Вязьмы до Гагарина (прежнее название города до 1968 года — Гжатск). И вот наконец сложилось, и 10 сентярбя мы отправились в путь для того, чтобы наконец завершить свое исследование. Отправились втроем: к нам присоединился Влад Васильев (Santa), который тоже заинтересовался темой Старого смоленского тракта. Правда ехать решили в непривычном нам обратном направлении «от Москвы», «гнать французов». Первые две части (Смоленск — Вязьма и Гжатск — Бородино) мы «наступали на Москву». Но здесь в связи с расписанием поездов, пожеланием Влада, который добирался аж из Питера, и сентябрьским световым днем удобнее оказалось ехать из Гагарина.

Надо сказать, что я хоть и понимала сложность такого маршрута, что скорее всего по самой дороге точь-в-точь проехать не удастся, я несколько недооценила уровень непроходимости некоторых участков дороги. В итоге экспедиция из «по Старой смоленской дороге» превратилась в экспедицию «в поисках Старой смоленской дороги». Однако, некоторые затерянные участки нам все же удалось пройти, ведя велосипеды рядом и таская их по болотам, во многом благодаря болото-проходимым свойствам Влада.

Конечно, в тайне я надеялась на то, что дорога будет проезжаема на всем ее протяжении. Поводом для оптимизма послужила тема на Веломании, где несколько велосипедистов проехали дорогу в 2014-ом году и положительно отзывались о ее свойствах. Их позитивный опыт и оптимистичные фото на Викимапии давали надежду. Но реальность по какой-то причине сильно разошлась с описаниями двухлетней давности. Целиком дорогу нам проехать не удалось. Хоть и понимаешь, что не все тебе подвластно, остался легкий осадок неудавшегося дела.

Итак, в 7 утра мы сели на «Ласточку» и уже к 9-ти прибыли в Гагарин-Гжатск. Влад запрыгнул в «Ласточку» за две минуты до отправления. Мы уж было думали, что он опоздает, но нет. Два года назад нам с Витей удалось посмотреть город, посетить краеведческий музей, проникнуться духом старого купеческого города. Подробнее о городе можно прочитать в предыдущей части. Единственное, что мы не успели – это посетить музейный комплекс Юрия Гагарина внутри из-за вредных бабулек-смотрительниц, которые пили чай в рабочее время. Влад тоже в музее не был, поэтому сразу поехали туда.

Автомобиль «Чайка» на месте, как и дом родителей Юрия Алексеевича. Тема космоса в наши дни уже не так популярна, но музей хранит отпечатки той эпохи, когда первый космонавт был национальным героем, кумиром всех детей и женщин. Музей оформлен именно в таком советском духе, и, наверное, мало что изменилось с 70-х, когда его открыли. Гагарин был обычным парнем, вот его советские кеды — такие были в то время у всех. Спортивная сумка из грубого дерматина, старая радиола на тумбочке, книжный шкаф, как у бабушки, черно-белые семейные фотографии, перекидной железный календарь…

Так жило поколение наших родителей. Ничего необычного и сверхъестественного. И конечно же это часть советской пропаганды и вообще в духе социализма: «национальный герой, он такой же как все мы, простой парень из деревни». Но в конечном счете в общем-то так все оно и было, просто на его судьбу выпало стать первым. Как все-таки хорошо, что у поколения мальчишек 60-ых были именно такие герои, и чего катастрофически не хватает современному поколению.

«А на этой кроватке Юра спал со своим братом Бориской валетиком…»

«…а за спиной у него всегда был Королёв!»

Глядя на старые черно-белые фотографии Гжатска, невольно обращаешь внимание на дороги. Грязные, изъезженные колеи прямо на главной улице города намекают на то, что Гжатск в детские годы Юрия Гагарина был всего лишь большой деревней. И этот деревенский дух, даже несмотря на то, что дороги в городе заасфальтировали, чувствуется и по сей день.

Перед тем, как выехать на Старую смоленскую дорогу, заходим в книжный магазин. Я покупаю двухкилометровый атлас Смоленской области в надежде на то, что он поможет нам ориентироваться на грунтовых дорогах. В навигаторе этих дорог нет вообще. Но даже атлас впоследствии не сильно помог ориентироваться среди изчезнувших деревень и дорог между ними.

«Смоленка» очень быстро теряет асфальт еще в городе, а сразу за его чертой начинается цыганский самострой: целый табор живет по своим законам в новеньких наспех построенных деревянных домах. Местная достопримечательность.

Дорога до Колокольни очень хорошо сохранилась

Грязновато немного, как и везде в деревнях

До Колокольни доезжаем быстро. В деревне интересна Введенская церковь, а точнее ее руины. Во времена Наполеона церкви еще не было, построили ее только в 1838 году. Вроде бы ничего особенного, церковь как церковь, сколько таких вдоль Старой смоленской дороги да и вообще на просторах родины.

На стенах можно заметить еле различимые остатки росписи с изображением святых. Смотрят они на тебя сквозь время как символ той дореволюционной есенинской России, которой больше нет.

Нет больше и Старого смоленского тракта за Колокольней. Вместо дороги здесь теперь вспаханное поле. Воображение рисует продолжение дорожной насыпи аккурат по краю поля на границе с лесом. Наверное, иногда можно проехать прямо по полю вдоль лесной опушки. Но нам не повезло, поле было вспахано, поэтому пришлось объезжать и обходить там, где это было возможно.

Дорога от Колокольни вела в деревню Малые Ломы, которой сейчас нет. Немного севернее есть живая деревня Ломки, к которой мы и вышли окольными полевыми дорогами. Витя на этих полевых дорогах где-то умудрился сломать багажник, и почти час его ремонтировал подручными средствами, ведь сломался он «неудобно», прямо у самого крепления к перу внизу.

В Ломках мы устроили небольшой привал, и Влад предложил вернуться южнее и поискать «Смоленку». Но очень быстро мы уперлись в заболоченную речку. Она не дает возможности проехать по старой дороге, хотя сильно заросшая дорожная насыпь интуитивно угадывается.

Видите дорогу? А она есть! Вернее ее нет, она скрылась в болоте.

И снова нам приходится объезжать непроходимый участок, на этот раз через деревню Потапово. Несмотря на то, что Влад был гораздо больше нас настроен проехать именно в точности по полотну исторической дороги, объезд через Потапово его не сильно расстроил. Ведь там находится геокэшерский тайник. Потапово известно как минимум с 1750 года, когда полковник Алексей Андреевич Плохов основал родовую усадьбу и назвал её Потапово. В настоящее время от старой усадьбы сохранилась только каменная церковь Николы (вернее ее руины) и парк с прудами. Деревянный усадебный дом с флигелями не сохранился. Тайник находится как раз на территории этой самой усадьбы возле церкви. А еще в Потапово родилась известная актриса театра и кино Надежда Румянцева.

Из Потапово асфальтовая дорога на Семешкино снова возвращает нас на историческую дорогу. И дорога вливается в современную как бы из ниоткуда, из полей наискосок. Даже нормального съезда с нее на асфальт нету.

Кусок «смоленки», уходящий в сторону исчезнувших Малых Ломов от Семешкино

Пока Влад прогуливался по старой дороге, мы с Витей натрясли вкусных яблок с придорожной яблони.

Дальше дорога пересекает трассу М1 в первый раз, но несмотря на отсутствие всяческих дорог на современных картах в сторону Красной Слободы, продолжает жить!

Старый мостик почти развалился, но мы все же аккуратно пересекаем его, перенося отдельно велосипеды и сумки. Здесь Влад философски рассуждает о девушках в велопоходах. О том, что все они делятся на «принцесс» и «монстров». Думаю, не нужно объяснять подробнее, все мы сталкивались как с первой, так и со второй категорией. Невольно начинаю думать, к какой категории отношусь я. Сегодня я «принцесса монстров», ведь мужчины не дали мне перенести вещи и велик самостоятельно.

А дальше до Красной Слободы можно дойти по сохранившейся дорожной насыпи пешком. Ехать тяжело — она сильно заросла.

Хорошо видна заросшая насыпь, на которой стоит Влад

Сразу за Красной Слободой довольно известное в истории войны 1812 года село Царёво-Займище. Здесь 29 августа 1812 года Кутузов принял командование русской армией у Барклая-де-Толли. В этот день французы вошли в Вязьму и продолжили наступление на Москву. Надо сказать, что это событие стало переломным моментом в войне с Наполеоном. Кутузов решает сдать Москву и дать генеральное сражение под Бородино, которое произошло всего через 10 дней после передачи командования. И вот французы уже отступают, так молниеносно все развивалось. А мы за ними на велосипедах. В честь принятия командования Кутузовым в Царево-Займище установлено два памятника. Один возле автотрассы М1 на повороте в село, а второй в самой деревне на Старой смоленской дороге.

Памятник номер один возле трассы

Памятник номер два в деревне на Старой смоленской дороге. Надписи на них одинаковые

За Царево-Займищем старый тракт пересекает новую трассу М1 во второй раз. Дорогу М1 еще называют «Олимпийкой», потому что построили ее к Олимпиаде-80. И вот здесь-то за Царево-Займищем и начинается самое интересное. Потому что тут дорога не проезжаема, но проходима. А до какой степени, это нам предстояло выяснить. Поначалу мы еще могли ехать, но все дальше и больше углублялись куда-то в заросший осинник.

«Русские называют дорогой то место, где собираются проехать»

Скорость сильно упала, до заката оставалось меньше часа, и все чаще стали одолевать комары, а под ногами хлюпала вода. Мы утопали в болоте. Что там будет дальше — неизвестно, но жутко любопытно. Тем не менее штурмовать болото на закате не самая лучшая идея, и мы принимаем решение вернуться немного назад и поставить лагерь в относительно сухом месте. Исследование болота продолжим завтра утром.

Печка Бонда в смоленском лесу имеет очевидные преимущества

Несмотря на то, что от трассы мы отошли совсем недалеко и был слышен ее шум, переночевали хорошо. И с новыми силами 11 сентября бросились штурмовать болото. В этот день в 1812-ом году Наполеон уже приближался к Москве, готовый к ликованию. Поначалу Витя был скептически настроен на возможность пройти по заболоченному полотну «Смоленки» и бросился обходить окольными полями. Но любая дорога, даже заросшая и заболоченная, лучше бездорожья. Мы сами в этом убедились.

Опытный болотовед, Влад скептически отнесся к идеи «обойти полями»

Возвращаемся на полотно старого тракта. Дорога угадывается по ровной пролысине между деревьями

Вскоре дорога выходит на просеку ЛЭП. ЛЭП протянули прямо вдоль старой уже неиспользуемой дороги. На фото видно, как соединяются ЛЭП и Старая смоленская дорога

Медленно, шаг за шагом, мы преодолевали различные возникающие препятствия: завалы, заросли осинника, болото, гати, — совмещая все эти удовольствия со сбором грибов.

Грибов тут оказалось просто немерянно. Один белый я нашла еще вчера, а сегодня попадались в основном подосиновики. Но и белые тоже были. Много грибов старых, огромных размеров. Видно, грибники в эти дебри заходят редко. Мы брали только молодые и чистые. А еще здесь нас стали до невозможности одолевать лосиные мухи. Это такие твари, похожие на летающих клещей. Они забираются под одежду, долго ползают в поисках места, а потом присасываются. Признаюсь, я вообще впервые сталкиваюсь с этими насекомыми, тем более сразу в таких количествах. Обычно везде в лесу комары.

Иногда колеи становилось видно очень четко

Дорожная насыпь через речку Ветша сохранилась очень хорошо. Когда-то в окрестных местах стояла деревня Величево, она есть на старых картах. В новом атласе обозначена только церковь, оставшаяся от деревни, к которой нынче нет подхода, да вдалеке на берегу стоит охотничья избушка.

За речкой проходимость дороги резко падает. Вырос молодой лес. Какое-то время мы еще продирались через ветки, но это всем очень быстро надоело, и как только мы увидели отходящую в сторону ЛЭП, то сразу же без сожаления свернули на нее. Местами просека вдоль ЛЭП тоже была заболочена, но потом наезженная грибниками, она вывела нас прямиком в деревню Коробейники. На прохождение около 10 км заросшей дороги от Царево-Займища до Коробейников у нас ушло 4 часа.

Из Коробейников еще одна ЛЭП уходит на Туманово. В атласе была обозначена четкая дорога на Туманово, но местные мужики сказали, что уже много лет никакой дороги туда нет. Кто только составляет эти атласы? Неужели их годами никто не проверяет? Хотела бы я составителей этих атласов посадить на велосипед и пустить «покататься» по нарисованным ими дорожкам. Ну мы и поперлись вдоль этой ЛЭП. Идти было тяжело, не земля, а какие-то кочки, даже велик не едет. Влад упрыгал куда-то далеко вперед, а мы с Витей, оценив свои силы, решили вернуться в деревню и объехать по асфальту. С Владом договорились встретиться в Теплухе.

Пока мы доехали, Влад уже успел взять еще один геокешерский тайник и ждал нас у поворота на Теплуху. Там у дороги установлен камень «Старая смоленская дорога». За столиком у камня устроили привал, отметили годовщину пребывания в деревне Дениса Давыдова. И даже не заметили, что скамейки свежевыкрашенные. Уже дома я обнаружила желтые пятна краски на штанах.

В самой Теплухе есть еще один памятный камень. На нем надпись: «Памятный знак в честь пребывания в д. Теплуха партизанского отряда Дениса Давыдова в сентябре 1812 года». Имя Дениса Давыдова тесно связано с деревней Теплуха. 14-15 сентября партизанский отряд Дениса Давыдова пленил в районе деревни группу мародёров и захватил вражеский обоз.

Из дневников Давыдова:
«…Десятого и 11-го мы продолжали ходить на правой стороне Вязьмы, между Федоровским и Теплухой. Под вечер разъездные дали знать, что открыли большой транспорт с прикрытием, идущий от Гжати. Мы немедленно двинулись к нему навстречу по обеим сторонам дороги и, вышедши на пригорок, увидели весь караван сей, — увидели и ударили. Наши ворвались в середину обоза, и в короткое время семьдесят фур, двести двадцать пять рядовых и шесть офицеров попались к нам в руки. В прибавок к сему мы отбили шестьдесят шесть человек наших пленных и двух кирасирских офицеров раненых: Соковнина и Шатилова. Сии последние сидели в закрытой фуре и, услыша выстрелы вокруг себя, приподняли крышу и дали знать казакам, что они русские офицеры. Кто не выручал своих пленных из-под ига неприятеля, тот не видал и не чувствовал истинной радости!»

Сегодня как раз 11 сентября, это было ровно 204 года назад.
Момент взятия обоза показан в замечательном фильме про Дениса Давыдова «Эскадрон гусар летучих».

Действие фильма происходит на Старой смоленской дороге. Андрей Ростоцкий играет Дениса Давыдова, сам исполняет все трюки без дублера. Рекомендую посмотреть фильм целиком.

«…Четырнадцатого мы подошли к селению Теплухе, что на столбовой Смоленской дороге, и остановились на ночлег со всею военною осторожностью. Там явился ко мне крестьянин Федор из Царева-Займища с желанием служить в моей партии. Этот удалец, оставя жену и детей, скрывшихся в лесах, находился при мне до изгнания неприятеля из Смоленской губернии и только после освобождения оной возвратился на свое пепелище. По возвращении моем из Парижа, в 1814 году, я нарочно останавливался в Цареве-Займище, с тем чтобы посетить моего храброго товарища, но мне сказали, что его уже нет на свете. Он умер от заразы со многими поселянами, скрывавшимися в лесах во время его ратования. Какое поучение! И те, кои избегают смерти, и те, кои на нее отваживаются, — всем равная участь; каждому определен срок неминуемый!.. Стоит ли прятаться и срамиться!»

К сожалению, время не позволило нам исследовать ту часть Старой смоленской дороги, что находится за Теплухой. Влад торопился на поезд. Наша «Ласточка» была на час позже, но даже этот час не спас бы нас в тех дебрях. Посему решено было спешиться на трассу и доехать до очередного отворота с нее на старую столбовую дорогу, уже недалеко от Вязьмы.

На трассе ребята нашли ёжика, пытавшегося покончить жизнь самоубийством. Ну мы с ним пофоткались и отпустили в лес. Пусть поживет еще немножко. Такой ведь няшка.

Дорога через Мясоедово в Вязьму сохранилась. Но и тут приключения не закончились. В Мясоедово оказались какие-то злобные и приставучие собаки. А поскольку я ехала последней, они меня все время преследовали. В конце концов нервы уже просто не выдержали, когда одна злобная гадина погналась с реактивной скоростью, и едва не настигла меня. Почти до самой Вязьмы я ехала между Владом и Витей, спасаясь от собак.

Между деревнями Коммуна и Сакулино нет автомобильного переезда через железную дорогу. Но на велосипеде проезжаешь аккурат через станцию Зубаревка и ты уже практически в Вязьме! Там намного короче и приятнее, чем объезжать по автодороге. И логика следования старому тракту сохраняется.

Мы доехали до стеллы «Вязьма — город воинской славы» в центре города, пофотографировались там и порощались с Владом. Он поспешил на поезд, а у нас остался еще час, чтобы немного посмотреть город. В прошлый раз мы ничего так и не увидели, просидели на вокзале со сломанным колесом Вити. А в этот раз город открылся для меня с неожиданной прекрасной стороны. Почему-то я думала, что в Вязьме нет совсем ничего интересного. А оказалось все совсем не так.

На берегу реки Вязьма стоит Богородицкая церковь (1727-1785 гг.), которая сто лет назад была признана храмом-памятником Отечественной войны 1812 года. Сейчас внутри церкви расположен историко-краеведческий музей.

Сохранилось и здание таможенной заставы XVII века. На нем установлена табличка с обзорной картой Старого смоленского тракта. А рядом стоит полосатый верстовой столб.

Была здесь когда-то, оказывается и крепость, одна из старейших в России. Еще в царствование Михаила Федоровича были выстроены белокаменные стены Большого нижнего города (1632 г.) Стена Большого нижнего города имела шесть квадратных башен. До наших дней сохранилась только одна — Спасская башня. Уникальное средневековое оборонное сооружение. Ну где еще такое увидишь?!

Вязьмой я была совершенно очарована. Небольшой но очень интересный по духу городок, сохранивший старину. Надо признаться, устала я за сегодня так, что еле ноги волочила по Вязьме. А город еще стоит на холмах, и улицы с крутыми уклонами. В общем собрав последние силы, доехала как-то до вокзала. «Ласточка» стоит в Вязьме всего две минуты, а народу заходит целая толпа. Еще и не во всех вагонах двери открывают. Это какое-то издевательство над людьми так составлять расписание, ну и надругательство над велосипедистами. Мы еле успели велики и все вещи закинуть в мыле. Я так умоталась, что даже есть не смогла и сразу уснула. А уж как мы добирались до дома с Белорусского вокзала — об этом лучше вообще помолчать.

Старая смоленская дорога стала для меня не просто туристическим маршрутом. Эта дорога красной нитью проходит через всю историю России, ее государственной независимости, она связывает воедино различные эпохи и времена. На ней оживают воины польские и литовские, французы и гусары образца 1812 года, фашисты и солдаты 42-го. И с одной стороны, немного жаль, что о ней забыли. Поросла она травой и буреломом, заболотилась. Не пишут и не говорят о ней как о важном туристическом маршруте. Не Золотое кольцо. Лишь один путеводитель существует по ней, написанный одним смоленским краеведом. С другой стороны, практически полное отсуствие туристов и дает те важные и глубокие ощущения, за которыми мы и отправляемся в велопутешествия…

С этой дорогой еще не закончено. Остались небольшие дырки, участки, которые мы не проехали. Смоленский тракт, мы еще вернёмся!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s