На велосипедах по Святой земле. Часть 7

12 мая 2016 года. The weather is shitting up.

Внезапно оказалось, что сегодня День независимости Израиля. А для израильтян это праздник святой, поэтому, как и в шабат, все магазины и другие бизнесы закрыты. Кроме того, включив телевизор за завтраком и услышав там на одном из англоязычных каналов прогноз погоды по Израилю, мы не стали торопиться выходить из помещения с «мазганом». А прогноз звучал следующим образом: «The weather is shitting up», — и сияющие солнышки украсили всю карту. То есть буквально пугающая жара, от которой и обделаться можно. Я сначала ушам не поверила, что на одном из крупнейших мировых каналов комментатор использует такие фривольные слэнговые словечки. Но потом мы с Витей даже выдохнули, что не поехали дальше на юг в пустыню Негев. Там бы от нас остались одни угольки.

Вообще вместе с предстоящим шабатом складывается ощущение, что евреи только и делают, что отдыхают. Израиль – удобная страна. Прикинулся последователем всех трех религий и как мусульманин отдыхаешь в пятницу, как еврей – в субботу и конечно в христианское воскресенье. К счастью, сегодня в отличие от шабата ходят поезда и автобусы. Иначе мы бы зависли в Беэр-Шеве еще на один день. А делать этого очень не хотелось, потому что делать тут в общем-то нечего. Беэр-Шева – город современный, и развиваться он начал только после независимости Израиля, активно стал застраиваться в 50-ых годах. Неслучайно мы оказались здесь именно в День независимости, потому как в архитектуре Беэр-Шевы прослеживается вся история независимости страны.

На город Беер-Шева опустилась тягучая, иссушающая жара. Есть в русском языке такое слово – «марево», как нельзя лучше подходящее к неподвижному раскалённому воздуху, заполнившему все вокруг. Мы выселяемся из отеля и едем, а временами просто бредем по улицам, фотографируя эклектичную архитектуру города на краю пустыни. Очень насмешили и порадовали кафе «Красная шапочка» и «Дом музыки и книги «Классика», перед которым гордо возвышался огромный мусорный контейнер.

На фоне пальм и кустарников, названий которых мы не знали, то тут то там украшающих уличные развязки и газоны, взглядам представали самые разные здания. Были здесь кварталы, под стать колониальным городкам из старых фильмов, хрущёбы и модерновые  современные строения. За плечами Беер-Шевы  — библейские горы, лицом же он повернут к простору пустыни и видит горизонт африканского континента. Пустыня Негев занимает большую часть площади современного Израиля. Бесплодные земли населены лишь племенами бедуинов. Тысячелетиями проходили сквозь красные пески караванные тропы, но путешествие сквозь Негев всегда было непростым. Планируя велопоход по Святой земле, мы допускали, что найдём в себе силы и время пересечь пустыню, посетить несколько древних городов и кратеров, расположенных на ее территории. Но выполнить «программу максимум» оказалось невозможно. Из Москвы, издалека может показаться, что в начале мая в Израиле еще довольно прохладно. Но это вовсе не так. Сезон зимних дождей заканчивается, влажные морские бризы сменяются штилями и уже к концу месяца израильский пейзаж прогревается дующим из пустыни, словно из гигантской печи ветром, называемым «хамсин». Выжить в пустыне могут разве что бедуины. Каждую неделю торговцы из бедуинских племен собираются в Беер-Шеве и предлагают свои товары всем желающим. Так было тысячу лет назад. Традиция сохранилась и в наши дни. Мне очень хотелось побывать на бедуинском рынке, но на день нашего посещения Беер-Шевы выпал праздничный день и он оказался закрыт. Евреи в честь праздника украшают свои автомобили национальными флагами. В городских скверах звучит музыка и накрываются столы для пикников. Но веселье сдержанное, без излишнего эпатажа и тем более, пьяного рева, драк и т. д.

Исторически же и до независимости 48-го года вместо города была захудалая деревня, в которой находился бедуинский базар. Это были ворота в пустыню, удобное место пересечения караванов и больше ничего. А вообще древний город Тель Беэр-Шева, более развитый, находился совсем в другом месте. В IV тысячелетия до н.э. здесь умели плавить металл и обрабатывать камень. На велосипеде доехать до Тель Беэр-Шевы из центра современного города не составляет никакого труда. Древний город наряду с Мегиддо ныне занесен в ЮНЕСКО и относится примерно к тому же историческому периоду. Но Беэр-Шева мне понравился куда больше: лучшая сохранность, более качественно восстановлен и со смотровой вышки открывается впечатляющий вид на развалины.

Главный колодец города

На руинах Тель Беер-Шевы мы встретили семью программиста-еврея, не так давно эмигрировавшего из России. Жена и двое мальчишек. Поговорили и сфотографировались на память. Ребята молодые, об отъезде на землю предков не жалеют. Но есть в их лицах какая-то эмигрантская тоска. В очередной раз ловлю себя на ощущении того, что все эти люди, спокойные офисные интеллигенты из русских городов, преподаватели и врачи, вдруг очутились в декорациях эпического фэнтези: с пустынями и арабами, древними крепостными стенами, артефактами великой силы, свитками пророчеств и угрозой новой войны. И я увидел в глазах мужчины моего возраста отражение того мальчишки, для которого возвращение на Землю обетованную — как исполнение детской мечты и погружение в сказку. А рядом бегал и играл в войнушку его семилетний сын, которому мама периодически напоминала строгим голосом: «Марк, говори с папой по-русски! Ты же помнишь по-русски, я знаю!».

Из Беэр-Шевы мы уехали на поезде в Ашкелон, вспомнив о добром совете Рони из Бейт Шеарима провести время на средиземноморском пляже в Ашкелоне. Ведь мы так и не искупались в море за все это время. И вот осталось два дня до отъезда, которые мы с удовольствием провалялись бы на пляже. Поезд был на этот раз двухэтажный.

Ашкелон напомнил мне Одессу. Русскоязычное население составляет здесь, пожалуй, добрую половину, а расслабленность курортной атмосферы придает шарм. Пока мы ехали от ж/д станции до пляжа, насобирали вдоль трассы с десяток израильских флагов, отвалившихся от проезжающих мимо машин, украшенных ко дню независимости.

Спокойный курортный Ашкелон

Количество людей на пляже зашкаливало, но мы отошли подальше вдоль берега в направлении Ашдода. Шли и шли по песку, пока число людей не сократилось до минимума, и мы не уткнулись в заповедник с песчаными дюнами. Прямо в этих дюнах и поставили лагерь на песчаном утесе с видом на море. На этом месте мы провели три прекрасные ночи. Где-то на каких-то интернет-форумах читала, что в этих дюнах военные иногда проводят учения и стреляют. Ведь совсем рядом Сектор Газа. Но мы никаких выстрелов не слышали, и военных тоже не видели ни одного.

13 мая 2016 года

День прошел спокойно и ничем не примечательно. Купались и бездельничали весь день. Ближе к обеду я поехала в город за продуктами, а Витя остался отдыхать в лагере. Прокатилась по велодорожкам, накупила вкусняшек. Накупались и наелись до отвала фруктов и всего остального.

Я сижу в палатке на берегу Средиземного моря в одиночестве. Шум волн, ветер и песок, шуршащий по тенту. Море ужасно соленое, соль разведает плечи, лезет в глаза. Но соль не останавливает от купания. Вода великолепна, море играет волнами, дно чистое, пляж усыпан драгоценными камнями ракушек. Ищем с Таней ракушки. Дюны тянутся на десяток километров к Ашдоду. На далеком рейде стоят корабли, песок до самого горизонта. Дай Бог, чтобы этот прекрасный дикий пляж не застроили уродливыми отелями и не поделили между собой сильные мира сего.

Воздух свежеет. Пресной воды нет, как нет ничего вокруг кроме дюн, поросших стеблями зеленых трав и тростника. Берег высокий, спускаться к нему неудобно. Но палатку мы поставили наверху. Здесь безлюдно — периодически появляющиеся на берегу рыбаки даже не замечают наш невысокий купол. День отдыха и переосмысления всего, что мы увидели на Святой земле. Если бы я ехал один, я, пожалуй, потратил бы эти два дня на то, чтобы преодолеть участок средиземноморского побережья. Но мы устали. Устала Таня, какой бы сильной она не была. Единодушно решаем отдохнуть.

Вода заканчивается. Я жарю яичницу из великолепных, вкуснейших куриных яиц. Таких яиц не доводилось пробовать больше нигде. В Израиле все вкусное, помидоры и лук воистину великолепны. Кошерный стандарт пищи, искусство повара — и завтрак готов. Как традиционно сложилось в нашем с Таней велотандеме, готовлю в основном я. Придумывать меню мне нравится, местный колорит наталкивает на новые кулинарные идеи. А сейчас хочешь-не хочешь, нужно ехать в город за продуктами. Чтобы никому не было обидно, кидаем жребий. Выпадает Тане. Она не против. Садится на байк и по мокрому песку пытается ехать по кромке прибоя. Почти получается.

Несколько часов я наслаждаюсь шумом прибоя и прохладой воды. Совсем не верится, что всего  нескольких километрах к югу находится враждебный Израилю Сектор Газа — пятачок земли вокруг древнего порта, откуда исламские радикалисты периодически посылают евреям «подарки» в виде минометных мин и управляемых ракет.

14 мая 2016 года. Ашкелон

Сидеть еще один день на пляже было скучно, поэтому решили-таки оставить палатку со всеми вещами без присмотра и отправиться в национальный парк Ашкелон. С берега палатку не было видно, да и место удаленное, людей до туда из города доходило немного. Поэтому беспокоились за вещи мы не сильно.

Национальный парк Ашкелон находится на месте еще одного древнего города Тель Ашкелона. Это один из древнейших городов мира. Археологи обнаружили остатки стен города времен Ирода Великого, основание римской базилики и сделали множество других находок. Но к сожалению, археологическую территорию превратили в кемпинг и место для тусовок различных гопников с шашлыками и палатками. Поэтому древние руины представляют собой печальное зрелище. Мы въехали через главные ворота, где с нас содрали кругленькую сумму. Позже мы обнаружили, что люди свободно ходят туда через неогороженный проход с другой стороны. Ну а то, что мы увидели, совершенно не стоило тех денег. Брать деньги за вход в городской парк, где все свободно гуляют с детьми и жарят барбекю, как-то очень по-еврейски.

В древнем Ашкелоне я снова встретился с Византией. Напротив руин церкви Девы Марии у бывшей крепостной стены растет раскидистая смоковница. Смоквы сладкие и чуть вяжущие. Понять, что перед тобой базилика, сегодня фактически невозможно. Но ощущение то же, какое испытываешь перед стенами византийских храмов в других уголках мира. Хотя византийское прошлое города не такое уж и значительное — всего пять столетий.  Неудивительно: Ашкелон — один из древнейших городов в мире. По мнению археологов ему более 5 тысяч лет! Для сравнения достаточно представить, что Иерусалиму всего 3 тысячи от роду. Рассказывать об истории Ашкелона было бы слишком долго и нудно. Вся история этого места — войны. Город стоял на лучшем торговом пути, связывающем Сирию и Египет. Поэтому был так важен. Это сегодня сектор Газа как тромб перекрыл вену древнего сухопутного пути в Африку. А раньше именно здесь вышагивали верблюды, причаливали суда купцов, деньги лились рекой в карманы пронырливых торговцев. Само название города историки выводят от слова «шекель». Среди всех исторических битв, которые велись за Ашкелон, самыми интересными были события были эпохи Крестовых походов. За него очень активно сражались и осаждали крепость. Город был занозой для Иерусалимского короля, ведь он закрывал европейцам путь в Египет, а овладение им преградило бы мусульманам путь в Святую землю с юга.

Территория старого города и сегодня обнесена стеной, но от нее остался только оплывший вал, заросший барбарисом и бурьяном. Раскопаны и отреставрированы только фрагменты. От башен, базилики и конюшен сохранились лишь крошащиеся осколки стен. Все очень запущено.

Некоторые объекты, обозначенные на схеме, к примеру, амфитеатр римского времени, нам так и не удалось отыскать. Сплетение замусоренных тропинок петляет между заросшими пригорками, скрывающими под собой руины великого некогда города. Подобие пешего трейла ведет от единственных отреставрированных ворот города по верху бывшей стены. Над морем нависает напоминающая лучшие образцы мест, где собираются алкоголики, смотровая площадка. Стоя возле переполненных ржавых мусорок, в бинокль при хорошей погоде можно разглядеть, как неверные выглядывают из-за стен в Секторе Газа. Жаль, при надлежащем вложении денег и правильной организации, город шекеля мог бы стать настоящей туристической жемчужиной. Сейчас же это скорее провинциальный советский парк культуры с дурным сервисом.

Не впечатлившись парком, поехали дальше изучать различные закоулки города. И наткнулись случайно на квартал с русскими магазинами. Привычная советская еды вызвала большой энтузиазм. Признаться, мы уже соскучились по русской еде, а русская еда израильского производства – это вообще нечто. Брайтон Бич отдыхает! Холодец от тети Цыли, бородинский хлеб, вкуснейшие соленые огурчики в банке, кабачковая икра! Все это мы уминали (кроме холодца) тут же, сидя на ящиках из-под овощей. Такие ящики были в советских овощных магазинах, и ностальгическое ощущение детства накрыло с головой.

Среди этих ящиков под крышей мы прятались от палящей, изнуряющей жары, которая накрыла не только Негев, но и добралась-таки до Ашкелона. Спина моя моментально сгорела еще вчера на пляже, и как только я выходила на солнце, все тело безумно болело под майкой. Обратно к палатке мы перемещались от тенька к теньку. Теньки чаще всего обнаруживались под многочисленными деревьями этого зеленого города.

Да, последний денек в этой замечательной стране, в которой мы каких только культур не насмотрелись, был ознаменован теплым еврейским приветом с далекой родины. Значит, зовет она нас обратно домой. И искупавшись в последний раз в теплом Средиземном море, мы уснули в палатке под плеск волн. Спина моя и плечи обгорели до тла, ничего не помогало, даже чудодейтвенный крем из алоэ, купленный в Иерусалиме. Завтра утром вылет домой, и мы настроилась доехать прямиком до аэропорта на поезде. На велосипедах мы бы ехали эти 60 километров всю ночь, а так хоть немного поспали до 4-х утра воскресенья.

15 мая 2016 года. Прощальные сюрпризы

День вылета преподнес еще один уникальный подарок. Мы проснулись в пятом часу, едва стало светать. В воздухе стоял какой-то странный запах серы. Первым выйдя из палатки, Витя заметил лису. Лис был очень красивый и совсем нас не боялся, стоял в 10-ти метрах от палатки и наблюдал с любопытством. А потом грациозно побежал по своим делам. Песочного цвета лис оказался редким исчезающим видом афганской лисицы, как позже мы узнали из интернета. Обитает этот вид только на небольшом ареале Израиля и Палестины в таких вот песчаных дюнах, где мы ночевали. К сожалению, в природе их осталось несколько тысяч экземпляров. Запах был запахом фермента, которым лисы, подобно скунсу, метят территорию. Не тасманский тигр, конечно, но увидеть такую зверушку в дикой природе большая удача. Я успела заснять встречу с лисом на видео.

Добирались до аэропорта не без приключений. Сперва Витя на пляже проколол колесо. И это было совсем некстати, так как боялись опоздать на поезд. Потом оказалось, что на поезд-то мы не опоздали, но на вокзал нас не пустили. Оказалось, что провоз великов в поездах разрешен только с 9 утра, когда проходит час пик. Велосипедистов до 9-ти даже не пускают на территорию вокзала. Своим ходом мы уже конечно же никуда бы не успели, поэтому пришлось нанимать дико дорогое такси. Таксист долго стоял в пробке, пришлось сильно понервничать. Но все обошлось, и мы благополучно улетели домой.

А в моих ботинках до сих пор средиземноморский песок…

Конец!

Реклама

На велосипедах по Святой земле. Часть 7: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s