Балтийский велоблюз. Латвия от Цесиса до эстонской границы

25 августа 2015 г.

Цесис — ооо, теперь это мой любимый город в Латвии! Городок небольшой, но с очень интересной историей. Здесь находится самый хорошо сохранившийся средневековый замок Ливонского ордена. На входе в замок тебе выдают фонарь с горящей внутри свечой и отправляют исследовать неосвещенные башни и подвалы. Замок действительно сохранился достаточно хорошо и его не испортили реставрацией, не провели везде освещение, а оставили как есть с этим вот духом средневековых развалин.

И ощущения, надо сказать, очень интересные! Это настоящее погружение в средневековье, когда поднимаешься с этой свечой по темной винтовой лестнице на башню или лезешь через маленький люк в подвал.

Я почти два часа лазила по этому замку, людей было всего несколько человек и все они бродили обалдевшие с такими же свечными фонариками. И теперь я точно могу сказать, что цесисский замок стал одним из моих любимых замков во всей Европе. Очень атмосферное место. Я бы с радостью приехала сюда еще раз когда-нибудь.

Есть причина, почему замок сохранился так хорошо. В конце 18-го века руины замка (тогда он уже был в руинах после Северной войны) выкупил один из графов Сиверсов и сделал там родовое гнездо. Обустроил себе в некоторой части и в одной из башен жилище: гостиные, столовые, а в башне — кабинет и библиотеку. Благодаря этому и остальную часть замка не растащили по кирпичам, частная собственность же, и он хорошо сохранился.

Библиотека Сиверса в одной из башен

Теперь надстроенная Сиверсами часть замка называется Новым замком, а развалины — Старым замком. В Новом замке сейчас неплохой музей.

Карл Эберхард Сиверс принадлежал к древнему остзейскому дворянскому роду, то есть был прибалтийским немцем. Латвия в то время уже была в составе Российской Империи, и балтийские немцы автоматически превратились в русских дворян, взяли себе русские имена, а сыновья и внуки Карла Сиверса были уже русскими полководцамии и занимали всяческие высокие должности. Сын его Карл Карлович (известный генерал времен наполеоновских войн) в жены себе выбрал русскую деву также из дворянского сословия. Интересно, что он принял православие из-за русской жены, построил православный храм в Цесисе и его потомки похоронены возле этого храма на семейном кладбище.

Храм был закрыт, наверное не так много в Цесисе прихожан, чтобы постоянно держать его открытым, но он с виду довольно ухоженный.

Православие в Ливонию принесли как раз дворяне вроде Сиверсов, которые женились на русских красавицах и принимали русскую веру ради высоких должностей, новых имений с крепостными крестьянами и служения царю. Латыши же вообще в большинстве своем евангелисты-лютеране. Поэтому главная церковь в Цесисе — это лютеранский собор Святого Яна, средневековый готический такой собор 13 века.

Захожу внутрь, а там написано «2 евро пожертвование за вход» и сидит старушка за столом. То есть как бы добровольно-принулительная плата. Я нащупала в кармане мелочь, но до двух евро не хватало. Добрая старушка говорит: «Да проходите так, это же пожертвование». Но я все равно кинула мелочь в ящик, там около 1 евро было с копейками. С башни открывается очень хороший вид на замок и город.

Перед отъездом я еще немного прогулялась по городу. Кроме замка и замкового парка, который возник уже при имении, да и собора там нет больше никаких особых достопримечательностей. Но сам город очень приятный, и совсем нет в нем русского духа. Он весь из себя настоящий ливонский.

Главная площадь Цесиса

От Цесиса в сторону Валмиеры я решила ехать по основной трассе. Веломаршрут LatEst продолжался в Валмиеру, но вел опять на гравийки по другую сторону реки. Я решила, что хватит с меня этих латвийских гравиек, в песке которых можно ковыряться часами. А асфальтовая дорога оказалась очень даже приятной, не загруженной, и я довольно быстро доехала до Валмиеры.

Когда-то это тоже был старый ливонский город такой же как Цесис и даже состоял в Ганзе, но весь старый город был утрачен при многочисленных пожарах, в бобмардировках Второй мировой и уже в советское время. Там тоже был замок Ливонского ордена, но от него ничего не осталось, только кусочек стены, и на территории бывшего уже замка сейчас находится какой-то краеведческий музей. В музей я не пошла, а отправилась дальше в путь.

Стена Ливонского замка Валмиеры

Руины Валмиерского замка

Валмиера активно застраивалась в советское время и несмотря на обилие указателей на различные туристические объекты, чистоту и велодорожки повсюду, духа присущего старым городам вроде Цесиса она не имеет. Это вполне современный город от центра до окраин.

Главная лютеранская кирха Святого Симеона, 13 век

Мост через Гаую в Валмиере

Я присела на скамейку перекусить, а в результате погрязла в картах. Теперь передо мной стоял выбор, который я все никак не могла сделать: какой дорогой ехать в Эстонию и дальше в Таллин. Одна дорога вела в Руйену в сторону эстонского Вильянди. Другая уводила в Мазсалацу в дальше на берег Балтики в Пярну. Продолжая рыцарско-ливонскую тему, я было решила доехать до Вильянди (еще один старый ливонский ганзейский город) и уже свернула на дорогу в сторону Руйены. Но уже на выезде из города еще раз более подробно рассмотрела карты. До Вильянди как-то и ехать дальше, а короткая дорога туда через границу была без покрытия. А из Мазсалаци в Эстонию вела четкая асфальтированная и судя по всему очень тихая дорога. Я снова окажусь на берегу Балтийского моря, так будет правильнее. И я развернулась и поехала туда. В любом случае впереди не ждет ничего интересного, только километры сельских дорог и полей до самого Пярну.

По сравнению с трассой на Лиепаю, дорога на Мазсалацу оказалась просто отличная. Здесь, можно сказать, такая богатая сельскохозяйственная Латвия: все поля аккуратно засеяны рожью и пшеницей, злаковый край. Работают голландские комбайны, сено аккуратно свернуто на полях. Красота да и только. А на что тут еще любоваться? Больше не на что.

Мазсалаца оказалась небольшой неинтересной деревней, я проскочила ее не останавливаясь и поехала дальше в надежде пересечь эстонскую границу еще до заката. Но как-то недооценила расстояние и спохватилась, когда светлого времени оставалось не больше получаса, а до границы еще 10 километров. И надо бы искать уже пристанище на ночь, не люблю ставить палатку в темноте. На карте слева от дороги был обозначен небольшой национальный парк и даже какие-то достопримечательности на берегу речки Салаца (наверное, скалы). В надежде заночевать в красивом месте на берегу реки, а может быть даже возле скал, я свернула на полевую дорогу в сторону парка и реки. Но поле все никак не кончалось, по дороге лишь попадались заброшенные сараи и старые элеваторы. На горизонте наконец появился лес, но дорога забрала куда-то влево и сильно отклонилась от дороги на карте и в навигаторе. Дорога вела к неприглядной ферме, одиноко стоящей посреди поля на опушке леса, оттуда доносился собачий лай. И тут смотрю оттуда выбегает стая собак и бросается ко мне навстречу по дороге. Пришлось резко развернуться и дать деру оттуда из этого недружелюбного места. Я ехала обратно, пока собаки не скрылись за горизонтом.

И вот я стою посреди скошенного поля и вслушиваюсь в воздух. Не проедет ли трактор, не прибегут ли собаки или вдруг откуда-нибудь явится недобрый фермер. Но вокруг никого не было. Тишина и покой, только солнце медленно садилось за горизонт. Тогда я поставила палатку прямо на скошенное сено, привязала велик и стала варить ужин. Никакая мобильная связь здесь уже не ловит, да и денег на телефоне у меня тоже нет. Я где-то в глухой приграничной местности.

26 августа 2015 г.

Ночью неожиданно пошел дождь, я слышала сквозь сон глубокой ночью, как он стучит по палатке. Когда я проснулась, он все еще шел. Весь месяц мне очень везло с погодой, и я совсем отвыкла от дождя и неделями не доставала дождевик. Так непривычно снова надевать куртку и непромокаемые штаны. В Скандинавии и Прибалтике в этом году аномально теплый август. Немного жаль, что Балтийское море неаномально (как всегда) холодное, поэтому я в нем так и не искупалась. И если верить сегодняшнему ухудшению погоды, в Эстонии я тоже уже не искупаюсь. Но этот факт меня не очень-то расстраивает. Я видела так много всего своими глазами, столько городов и деревень, которым море дало жизнь, прекрасные закаты и рассветы в разных точках Балтики. Я видела море таким разным: спокойным и гладким на Аландских островах и бушующим, с пенящимися от сильного ветра волнами, на южном побережье Швеции в Сконе, я видела его чистейшим и прозрачным, таким что можно рассматривать дно, и видела его грязным в портовых городах и в Ниде.

Сегодня я въезжаю с последнюю страну своего путешествия — Эстонию. Какой она будет? Жаль, что у меня не так много времени остается на нее — всего три дня. До границы от моего поля остается десяток километров, а до Пярну около 80-ти. В Пярну я сегодня и надеюсь найти дом на одну ночь и посмотреть этот прекрасный город. Поскольку карты Эстонии с расстояниями у меня нет, а навиатор взбесился и не хочет прокладывать маршрут до Таллина, то я не знаю, сколько до него еще ехать. Последний день я оставила на осмотр Таллина, поэтому реально остается только два дня, чтобы до него доехать.

Дождь заканчивается к 10 утра как по заказу, я успела подкрутить разболтавшийся накануне руль (слава богу, не сломался пополам, как я опасалась), смазать цепь.

До эстонской границы еще продолжаются убогонькие латышские фермы, покосившиеся сараи и зернохранилища советских времен, но ближе к границе заканчиваются и они.

Рамата

Латвия на границе с Эстонией

Я правильно сделала, что выбрала эту дорогу через Мазсалацу и Килинге-Неме: здесь хороший асфальт и при этом почти нулевое движение. За час проехало всего две машины, когда я пересекала эстонскую границу и устраивала фотосессию у пограничного столбика.

Эстонцы в этом месте не стали ставить огромный указатель со звездами Евросоюза, а скромно установили пограничный столбик и табличку, что вот она начинается Эстония.

Не сразу замечаешь, что Эстония сильно отличается от Латвии. В это отличие тебя плавно погружает окружающая природа. Ржаные поля с покосившимися элеваторами сменяются сосновыми лесами. Едва я въехала в Эстонию, как увидела барсука и хорька, перебегающих дорогу, маленького полевого мышонка, сбитого машиной. Здесь в приграничной территории и со стороны Эстонии еще чувствуется небрежность и разруха — несколько заброшенных дервень, которые на карте есть, а в реальности только покинутые дома. Но это быстро проходит: Эстония намного более развитая и совсем не такая, как Латвия. Деревенские дома и планировка улиц больше напоминают Финляндию. Здесь почти нет заборов и собаки не сидят привязанные в будках. В Латвии будко-собаки повсеместно, как в России. В бедных странах собака — это охранник, она сидит на цепи и реагирует на всех проходящих и проезжающих мимо, в богатых — это домашний любимец, член семьи, которому конечно не дело все время жить на улице в какой-то будке. Удивительно, но чем беднее страна, тем больше необходимость охранять. Так что собака на цепи — это первый признак бедности, когда ты едешь по незнакомой стране.

Продолжение >

Реклама

Балтийский велоблюз. Латвия от Цесиса до эстонской границы: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s