One Way Norway. Люди с Южного полюса

Мокрые до костей, вымотанные дневным переходом заваливаемся в крохотную хутту в кемпинге. Она кажется нам спасением. Напротив есть кухня с электроплитой и я успеваю просушить над включенными комфорками куртку и еще что-то из одежды. Меня пошатывает от ветра — за время похода я здорово сбросил вес и сейчас чувствую непривычную лёгкость. Что ж, время собраться с силами и приступить к финишному этапу нашей регаты. Филеас Фогг и Паспарту должны успеть к последнему удару часов!

Большую часть вещей, правда, приходится сушить над батареей прямо в том помещении, где мы спали. Поэтому голова квадратная, выспаться не удалось и самочуствие не очень — надышались амбре. Нам повезло с соседями. Это немецкая, кажется, молодая семья: бородатый интеллигентный парень лет тридцати, с женой и ребенком. Путешествует он на разукрашенном радугами и цветами, совсем как хипповый автобус Битлов крохотном «вольцвагене». Узнав о нашем трипе, сколько мы уже проехали и куда направляемся, очень впечатляется. Встреча с приятным человеком почему-то придаёт сил больше, чем сон.

В ходе обычного планирования захвата мира я пришла к ужаснейшему открытию: в субботу транспортный выходной, и ни один автобус не сможет увезти нас с Нордкапа в Альту, откуда в воскресенье утром у нас вылет в Осло. Как я могла быть такой беспечной и не подумала об этом сразу? Ведь про транспорт и субботу мы знали и раньше, но голова была все время забита другими текущими проблемами. Еще днем я думала: до Альты 150 км, а до Нордкапа почти 400. У нас еще 4 дня, как раз успеем, если будем выжимать по 100 км в день, а там на каком-нибудь вечернем автобусе в субботу уедем в Альту. Фиг.

И вот теперь шестеренки в голове активно закрутились. Штудирую расписания всех попутных и встречных автобусов, выстраиваю какие-то сложные цепочки со временем отправления и прибытия. После часа кипения мозга выдаю план:

  1. Завтра (среда) мы должны кровь из носа докрутить до Альты или хотя бы до его пригорода – Йеммелюфта. Это 150 км, поэтому надо встать очень рано.
  2. В четверг утром мы смотрим наскальные рисунки в Йеммелюфте и в 14.30 должны уехать в Хонигсвог на единственном в этот день автобусе.
  3. Таким образом, в пятницу мы сможем доехать сами 30 км до Нордкапа и вернуться в Хоннинсвог опять же на единственном автобусе в 13.30. В 15.10 в Альту снова идет последний спасительный автобус, потому что за одну субботу 200 км. Хоннинсвог – Альта не проехать никак.
  4. Суббота будет свободным днем в Альте.

Все в этом плане было хорошо. Кроме того, что он был безвариантным. Это единственный шанс успеть на Нордкап. Вторая проблема – три автобуса стоят денег, которых уже практически нет. Я дико переживаю, что завтра мы не проедем такое расстояние до Альты, что опоздаем на какой-нибудь автобус, а вдруг он проедет мимо или его в реальности не окажется или на него не хватит денег. Плана Б просто не существует, если провалим план А, то глобальная миссия тоже будет провалена. И я не расслаблюсь до тех пор, пока не выйду из последнего автобуса в аэропорту Альты, ступив на мыс Нордкап. Надо было планировать вылет из Хоннинсвога! Сейчас очень важно не поддаваться унынию, а собрать оставшиеся силы и действовать четко и слаженно. Ведь многие экспедиции проваливались в самом конце.

10 сентября 2014 г.

Я думала, что худший день был вчера, но нет. Худший день был сегодня. Реальность оказалась не такой, какой я ее себе представляла. Рано утром Витя заметил на карте маленькую черточку после Oksfjordhamn. Это был перевальчик 400 м. Я уже отвыкла от гор и не была готова к такому сюрпризу. Мы отвыкли тащить велики. Но пришлось преодолевать и этот подъем. Трэшовые пиковские бахилы при ходьбе постоянно заворачивались и соскальзывали, мы просто задолбались наклоняться и их поправлять, тем более они уже были изрядно потрепаны, а после этого подъема разорвались в хлам.

Здесь на высоте 400 метров — сплошная тундра с лысыми пейзажами из мхов и специальных деревянных заслонов от снега, чтобы он не сваливался на дорогу. Такая тундра в южной Норвегии появляется только где-то на высоте 900 м.

Спуск вниз продрал до косточек. Руки окоченели, надеваю флисовые перчатки. В сельском магазине, совмещенном с автозаправкой, заказываем двойную порцию кофе для согрева. Там такой буфет при заправке и стоят статойловские термокружки, подписанные именами. Наверное, все жители деревни приходят и пьют кофе из своей кружки. Умилила подпись «дядюшка Исак».

Едем дальше. Впереди второй перевал, чуть пониже – 300 метров. Понимаю, что самое сложное в Норвегии – это самый юг и самый север, остальное сложным только кажется.

Большая редкость встретить два знака «лось» и «олень» в одном месте. Но здесь возможно!

Север Норвегии оказался неожиданно гористым. Перевал, который мы перемахнули, был достоин воспевания в сагах. Рассматриваю карту Норвегии с рельефом местности, приложение для андроид, и понимаю, что сам Нордкап не что иное, как трёхсотметровая гора над океаном. Так что с этого момента нам постоянно чуть вверх. Вах, вах — вперед и только вперед…

Кручение педалей мне не доставляет уже никакого удовольствия. Дурацкая дорога, мелкий дождь, печальные пейзажи. Устала. Еду только с мыслью об Альте и Нордкапе. Хочется въехать на Нордкап победителем, а не каким-то лузером. Только эта мысль и держит еще в седле.

Проезжаем заправку в Бурфьорде. Заправки как маяки — кофе и грелка. К счастью, дальше все плоско по берегу. Въезжаем в Финмарк. Начинаются депрессивные полярные сумерки. Еще 60 км…

Во тьме въезжаем в Йеммелюфт. Каким же кайфом было доехать сюда, целый день в седле почти без отрыва. Я сижу на остановке возле музея, Витя идет с фонарем обследовать территорию. Возвращается и говорит, что есть плоское место, прямо возле здания музея у парковки. Там и ставим палатку, освещая лагерь велосипедными фонарями. Мой еще горит, а витин в процессе сел. Тут тихо, пусто и спокойно. Отключаюсь как мертвая.

11 сентября 2014 г.

Просыпаемся в 8, к музею начинают подъезжать сотрудники, но посетителей все нет. Мы спокойно завтракаем, спешить некуда, все как в замедленном кино. К девяти, наконец, заворачивает кемпер с пенсионерами, но все равно ощущение, что мы в музее одни и можно будет спокойно погулять и насладиться петроглифами.

Наскальные рисунки впечатляют. Их случайно обнаружили в 70-х годах, когда строили ЛЭП. Археологи сразу слетелись, как мухи на варенье, раскопали и нашли там самое крупное собрание наскальных рисунков в Европе. Сохранились они только благодаря климату и отсутствия вредителей и виде людей. Рисунки тут же раскрасили красной краской, чтобы было лучше видно туристам. Но с приходом Юнеско наконец серьезно задумались об их сохранности. И теперь отковыривают от них краску не без ущерба для находки, конечно. Процесс научного отколупывания небыстрый, поэтому часть рисунков все еще красная, а часть — естественная.

Расшифровка петроглифов – дело довольно условное и творческое. Я бы вообще не пыталась этим заниматься. Брошюрка, выданная к билету, пестрила подробными описаниями, как все эти рисунки были связаны с культами древних людей, каких языческих божеств они изображают, какие миры соединяют и так далее. И вообще очень много акцента на спиритуальности и религиозности. Кто вам про эти миры рассказал? Эци альпийский явился во сне? Как вообще мы, люди, живущие на 7000 лет позже, так дерзко беремся судить о тех цивилизациях? Делаем выводы, высосанные из пальца, из крупиц информации. Думаем, что люди тогда были глупее, что и цивилизации-то не было вообще. Что это мы, люди 21-го века, постигли все тайны вселенной и сами стали богами. Но это может быть совсем не так, глядя на современные общества. Витя сделал предположение, что рисунки могли быть абстрактными картинами, а древний художник изображал свой воображаемый мир, как это делают и современные художники. Может не стоит вкладывать в эти рисунки столько оккультизма, сколько пишут в брошюрках для туристов. Ведь тяга к творчеству и самовыражению у людей была всегда.

Приятно просто гулять по скалам среди пожелтевших деревьев и красной травы. Наступает спокойное и умиротворенное состояние. Особенно после вчерашнего тяжелого дня.

В музее рядом собрано все про Финмарк – история, культура, саамы. Даже висит фотография какой-то девы с огромной рыбиной, которую она поймала в Альта-фьорде. Главный вопрос, кто был первым на этой земле – саамы или пращуры современных норвежцев – так и остается открытым. Эта земля принадлежит по праву и тем, и другим.

Но самая интересная находка, конечно, мумия, которую нашли в здешних болотах. Она могла бы стать вторым Эци, ведь сохранилась и телесная ткань, и элементы одежды. Но к сожалению, ее перезахоронили, предварительно сняв одежду, и тем самым разрушили тело. Останки так разложились, что теперь невозможно установить даже пол. Находка относится к 11-му веку, эпохе раннего христианства в Норвегии, так что это мог быть монах, судя по одежде. Эх вы, норги!

До центра Альты от музея еще 5 километров. Центр Альты на первый взгляд создает ощущение сонности. Подъезжает автобус до Хоннинсвога. Водитель неожиданно спрашивает, нужен ли нам фэмили тикет. Я говорю – конечно, если это дешевле, чем два обычных. Дешевле, почти в 2 раза. Вот чтоб мы раньше об этом узнали! Или это особенность Финмарка? Раньше-то не предлагали.

Впервые указатель на Нордкап появляется здесь, в Альте. Тут понимаешь, что цель стала ближе.

В самой Альте пейзажи очень напомнили мне Финляндию. Много растительности, хвойных деревьев и песка. Смешанные леса с пожелтевшей листвой, золотая осень. Но только выехали за город – а там голая тундра. Никаких деревьев, пустоши и пасутся стада оленей. Сразу чувствуется, что в Альта-фьорде немного теплее, чем вокруг. Первый раз в жизни я увидела в окно стадо оленей:
— Витя, смотри, олени! Они дикие!
— Какие ж они дикие? Они как овцы, домашние животные. У них там у всех микрочип в ухе, — вот, разрушил всю романтику.

Тут я даже пожалела, что едем не на велосипедах. Олени такие красивые, хочется стоять и смотреть на них.

В Хоннинсвоге шел кинофестиваль – самый северный кинофестиваль в мире. Показывают только что вышедший в прокат фильм про норвежских Битлов в маленьком таком кинотеатре. А рядом в палатке тусовка – тетки пьют кофе с вафлями. Мы оказались в самом центре тусни. Тоже что ли сходить посмотреть фильм? Глянули на цену билетов и ахнули. Тут бы хватило денег на хостел и обратный автобус…

Изначально мы планировали ночевать в кемпинге. Но я из окна автобуса увидела хостел и предложила заглянуть туда. Ночевка под крышей придавала уверенности, что последний рывок удастся. Но больше всего боялись, что из-за дождя или какого-нибудь встречного ветра не успеем доехать до Нордкапа к полудню и пропустим автобус. Жизнь в хостеле имелась, но не очень активная – всего пара постояльцев. Женщина на ресепшене оказалась полькой, Витя достал свое секретное оружие – польский, и после этого она даже оставила завтрак в холодильнике, потому что мы собрались уезжать очень рано.

Хоннинсвог — едва ли не самый северный город мира. Такие гордые слова звучат со страниц туристических буклетов. Уже после завершения похода мы проверяли эту информацию и в конце — концов пришли к выводу, что некий канадский Урюпинск находится чуть севернее, но в Европе Хоннинсвог действительно самый северный городок. Очень позабавило, что олени бродят по улицам города как кошки или собаки. Находим здесь, на окраине огромный хостел, а вернее гостиницу. Дверь закрыта. Проникнуть внутрь нам помогает некий увиденный в окне первого этажа юноша. Как только мы заходим внутрь мимо наших велосипедов за окном пробегает целое стадо оленей. Таня в восторге.

12 сентября 2014 г.

Сегодня важный день. Рельеф на плато Нордкап непростой. Погода пока благоволит – дождя нет, но мы-то уже все знаем про ее хитрый нрав. Фотографируемся у таблички на выезде из Хоннинсвога «Nordkapp 31». Так мало уже осталось, даже не верится. Мне хотелось проехать эти последние 30 километров, наслаждаясь и придавая смысл каждому из них.

Утеплились по полной программе. Ветерок-то пронизывает до косточек, но куртки супер – непродуваемые. Едем все такие закутанные, а сзади обгоняет местный спринтер в одних легких шортиках, флисочке и кроссовках – вышел на утреннюю пробежку до Нордкапа… Улыбается, привет, говорит, ребята.

Сразу за кемпингом в Хоннинсвоге начинается подъемчик. Шли, конечно, пешком – прощальный подарок от Норвегии. Вокруг тундра и совершенно арктический пейзаж. Я представила, как на Антарктиде растаял весь ледяной покров, и обнажилась земля, и вот эта земля оказалась перед нашими глазами как есть – голой и необитаемой.

Самая странная погода в мире — здесь.

Всего пару машин проехало за все время, пока мы сражались с дорогой. На спуске с первого перевала есть типичное жилище саамов, что-то типа музея и сувенирная лавка. Все закрыто, только олени пасутся.

А впереди ждал второй, 200-метровый подъем. Я всегда представляла себе, что с Нордкапа можно потрогать море, мыс на фото не выглядит очень высоким. Но на деле это отвесная скала, нависающая над Баренцевым морем на большой высоте.

Здесь на Нордкапе тоже пасутся олени, а южнее Альты мы их не видели.

Сегодня очень повезло с погодой. Когда мы только начинали путь полтора месяца назад, у меня в голове были ясные картины, как мы закутанные в десять слоев одежды едем по скользкой от снега дороге, пурга заметает глаза, а ветер сдувает с места. Но все оказалось гораздо приятнее и прозаичнее. Сентябрь на Нордкапе – самый стабильный месяц, а первый снег выпадает только в октябре.

Вот такой и должна быть дорога на край света!

Уже виднеется здание с большим белым шаром на крыше. Сердце застывает и трепещет – вот он мыс-то, почти приехали! Осталось совсем немного. Витя говорит: «Езжай вперед, ты должна въехать на Нордкап первой, это была твоя идея покорить его». И я пытаюсь ехать на крутом подъеме, ведь хочется на него именно въехать, а не затащить позорно велик, как мы всегда делали. Кажется, мы прошли пешком половину Норвегии, таская велики на себе. Но сейчас я должна заехать верхом.

Нордкап. Никаких оваций, аплодисментов, фанфар, телекамер и поздравлений. Здесь никто не удивляется подобным достижениям – некому, да и незачем. Множество туристов посещает мыс разными способами. Есть разные неформалы. Мы далеко не первые и уж точно не последние. Ты просто знаешь, что проехал, и в памяти останутся впечатления о пройденном пути. В этом нет ни безумства, ни героизма, а путь у каждого свой, как и в жизни.

Нордкап встречает солнцем и холодным вкусным воздухом. Стоит шлагбаум – въезд платный. Но для велосипедистов и пешеходов – бесплатно. Вспоминаю, как на Линдеснес нам тоже выписали бесплатный билет. Сувениры уже не по карману, поэтому отправляем домой открытку в память о путешествии.

Фотографируемся у глобуса, разгоняя стадо английско-немецких бабулек, приехавших сюда на автобусе с Хуртигрутена. Затаскиваем велики на постамент, раскладываем штатив. Народ вокруг на секунду понимает, что происходит что-то важное. Одна любопытная бабуля лет 80-ти не выдерживает и спрашивает, откуда мы приехали. Я говорю: «Из Линдеснеса, from the southern point». Бабуля, видимо тугая на ухо, просто вскрикнула от удивления и словно молодая побежала звать своего дедулю: «They came from SOUTH POLE! Я хочу с ними сфотографироваться! Сними их, сними!»

Люди с Южного полюса

Впрочем, славой мы наслаждались недолго. Бабулю разочаровывать не стали, ведь она под закат жизни увидела настоящих русских героев, проехавших от Южного до почти  Северного полюса на велосипедах! Вскоре остальные стали выгонять нас из кадра, чтобы освободили площадку, что мы и сделали.

Этот мыс – всего лишь точка на карте. Почему людям так важно приехать сюда на автобусе, выключившись из дороги и происходящего, сфотографироваться у глобуса и снова уехать? Я стала вспоминать все то, что произошло с нами в пути, сколько приключений мы пережили, сколько трудностей преодолели, а сколько раз нам просто везло, и без этой удачи мы, возможно, и не доехали бы. Я ценю каждый кусочек дороги, который прошла и проехала собственными ногами. Теперь я четко осознала, что для меня это намного важнее, чем фото возле глобуса.

Knivskjellodden — это настоящий самый северный мыс континента. Но на него нет дороги, а есть пеший трейл.

Мы могли бы не доехать сюда, но приключение имело бы ровно такой же смысл и ценность. И в то же время я рада, что я здесь. Рада, что мы заканчиваем свое путешествие там, где кончаются все дороги, что ехать больше некуда. Это кажется символичным и просто классно. Счастлива, что рядом со мной стоит и улыбается дорогой мне человек, который прошел весь этот путь со мной, не разругался и не бросил меня. Все прошлые ссоры ветер уносит со скалы в Баренцево море, и они разбиваются о скалы.

Когда мы садились в автобус до Альты, я боялась, что нам не хватит денег оплатить проезд. Сумма, оставшаяся на карточке, была меньше стоимости двух билетов и проезда велосипедов. Но и тут повезло. Велосипеды закинули быстро в багаж, водитель, наверное, просто не заметил их и не взял за них плату. Мы же мужественно промолчали, да простят нас норвежские транcпортники. Снова сработал трюк с «семейным билетом». Денег как раз хватило, и остались какие-то копейки на упаковку велосипедов.

В автобусе я много думала о жизни и путешествии, как это водится. С одной стороны, все так быстро закончилось, вроде и не успев начаться. Как корова языком и все такое… Но с другой стороны я просто невыносимо устала. Походный быт засосал точно так же, как засасывают московские пробки. Устала от гор и пейзажей, устала крутить педали, каждый день собирать и разбирать палатку, вытаскивать спальники, снова все упаковывать – вот это меня совсем убивало. Я больше не хочу этой походной рутины. Это обратная сторона свободы и дорожной романтики. Как же здорово вернуться домой и покончить со всем этим. Конечно, для такого маршрута идеально выделить два месяца жизни, тогда не придется изучать расписания и подгонять себя.

Билет мы взяли до аэропорта Альты, и решили заночевать прямо в нем или возле него. Завтра будет последний день, чтобы отдохнуть и поставить жирную точку в конце походного дневника.

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Люди с Южного полюса: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s