One Way Norway. День суркаля

29 августа 2014 г.

Скоро месяц, как мы крутим педали по горным дорогам Норвегии. Это довольно много. И довольно однообразно, как бы там ни было. Стрелу трудно долго держать на натянутой тетиве, ехать в одном ритме утомительно не только физически, но и психологически. Поэтому в нашей команде возникает стойкое ощущение дня сурка, то есть суркаля, как мы выражались. О том, кто такой суркаль и в каком родстве он состоит с пресловутым сурком, повествует пятнадцатая песнь нашей саги.

Этой ночью спалось как-то чрезвычайно зябко, наверное это осень наступает нам на пятки и сказывается приближение Северного полярного круга. Утро встретило густым туманом, но он рассеялся к девяти. Холодная ночь способствовала тому, что проснулась я с заложенным носом и ломотой в теле. Да еще и голову помыла в холодной воде, что усугубило состояние.

Наконец сварили и поджарили все грибы, что не съели – взяли с собой (третий день на грибах, уже не доставляют такой радости), и снова в путь по 17-ой дороге. Депрессивный парень с ресепшена ездил по своему кемпингу на газонокосилке, когда мы уезжали. Холмы, холмы, то вниз, то вверх. Но ехать гораздо приятнее, чем на югах. В Намсус въезжаем как два ковбоя в маленький городок на Диком западе времен золотой лихорадки. Вокруг ощущение полнейшего вестерна. Двухэтажные почти картонные дома, похожие на голливудские декорации. Местные смотрят на нас как-то подозрительно: «Что нужно этим двум чужакам в нашем салуне?» Хотя некоторые улыбаются, хотя и тоже подозрительной улыбкой. То ли вид у нас сомнительный, то ли смущает нижнее белье, которое сушилось у меня на ветру поверх багажа. Парочка черных ребят ругается посреди улицы, закутанная во все черное арабская девушка в белых кедах разговаривает по розовому мобильному телефону.

Находим единственный торговый центр, в котором аборигены покупают всё. Это такой тусовочный центр городка: тут же рядом единственное кафе, трое подростков катаются на скейтах (наверное, это все местные тинейджеры). Торговый центр оказался чудесным. Витя разжился дождевыми штанами, которые висели единственные на скидке за 350 крон и как раз подходящего размера. А еще мы купили чайник взамен потерянного. Точно такой же, только литраж побольше – литровый вместо 0,7.Чайник одиноко стоял на полке и будто бы специально ждал, пока мы за ним приедем. Нам как раз на двоих и нужен литровый. Ну не чудеса ли?

Из приятных мелочей прикупили маленькую походную терочку для чеснока, баночки для специй и лопатку для жарки, которая легко влезает в кастрюлю. Обрастаем лишней, но полезной фигней, упрощающей быт. В общем, остались довольны выгодными покупками. Особенно радовался Витя новым штанам, вспоминая вчерашние промокшие ноги. На радостях Витя даже угостил меня пиццей и горячим чаем. Я смеялась над его фразой «Ту пицца, плиз» и настаивала на том, что правильно будет «ту пиццаз». Потом мы еще раз брали пиццу. Витя заказывал уже с «ту пиццаз», на что норвежская девушка у кассы переспросила: «Ту пицца?». Теперь уже смеялся Витя: «Ну и кто из нас тупицца?»

Намсус – город рок-н-ролла, о чем рассказывают все биллбоарды. Такого ощущения у меня не сложилось. Но это всего лишь маркетинговый ход — тут есть дорогущая гостиница, оформленная в рок-н-ролльной тематике, с кроватями в виде гитар и виниловым проигрывателем в номере. Гостиница в свою очередь эксплуатирует такой музыкальный феномен, как Trønder rock – исключительно местное явление, возникшее в 70-х годах музыкальное направление, а по своей сути просто рок, исполняемый на местном диалекте. Больше ничего рок-н-ролльного я здесь не заметила.

Замечаю последнее время танин скептицизм, ощущение усталости от всего, что она видит. Это усталость от дороги, психологическое состояние, которое затрагивает нас обоих по-разному. У меня все теряется и ломается, я рассеиваюсь. Таня наоборот, уходит в себя, все меньше отвлекаясь на внешнее. Нарастает тревога, что мы не уложимся во время, изматывает повторяющийся «день сурка». Подъем, завтрак, сборы вещей, километры горок, десятки километров горок, паромы, поиск магазина, поиск места для лагеря, установка палатки, приготовление ужина, отбой…

У меня вовосе не возникает ощущения пустоты и скуки от Намсуса. Наоборот, симпатичный и рок-н-рольный городок с каким-то странным колоритом и ажурным мостом через реку, впадающую во фьорд. Бывают и у меня дни, когда я ощущаю усталость от дороги, но как ни странно, именно здесь в Норвежской глубинке мне стало спокойно и хорошо. Захотелось ехать, активно наматывать километры, ехать много и не останавтваться. Даже не верится, что месяц в дороге. Раньше такое показалось бы мне фантастикой, а теперь я жалею о том, как мало времени у нас остается. Но с другой стороны, я становлюсь все более невнимательным, хуже слежу за дорогой, рассеиваюсь. Очень странное состояние.

Ехалось мне сегодня очень тяжело, ощущались слабость и болезненность, боль в мышцах, которая бывает при простуде. После недолгих обсуждений из Намсуса мы последовали по официальному веломаршруту, который шел не по основной 17-ой трассе, а ближе к островам и Атлантике по второстепенным дорогам. В торговом центре взяли бесплатный путеводитель и по 17-й дороге, которая называется Kystriksveien, там есть много полезного. Но мы привыкли доверять норгам – они прокладывают веломаршруты по самым тихим и живописным местам. Поэтому если это по пути, то мы всегда выбираем именно маркированные веломаршруты. И на этот раз не ошиблись – 769-ая дорога вела по красивейшим местам, целым архипелагам, соединенным между собой мостами островам. Здесь уже ощущается приближение к заполярью: солнце припекает сверху, но северный холодный ветер пронизывает до косточек. И земля здесь совсем не прогревается. А как только заходит солнце становится не по-летнему дико холодно. Поэтому мы не стали мешкать с лагерем, а как только солнце стало медленно уползать за горизонт, приметили хорошее место у дороги, отделенное скалой – и сделали это место своим домом.

Я плохо себя чувствовала, состояние нисколько не улучшилось к вечеру, и Витя принялся меня лечить. Развел колдрекс, всякие парацетамолы.

Отругала Витю за то, что он намазал бутерброд толстым слоем разных намазок. Это у меня в преддверии блокировки карточки началась шиза на тему «надо экономить еду». В конце концов я даже от ужина отказалась расстроенная и больная, и пошла в спальник в полубреду. Витя принес чай в термокружке и грелку для ног, сотворенную из бутылки с горячей водой. Пожалела, что ругалась из-за бутерброда. Как уснула – не помню.

Танюша совсем расклеилась. Зловещая простуда. Я же, напротив, чувствую себя бодро. Заболеть в походе — большая проблема. Слава Богу, хоть зубы не болят. Очень хочу помочь. Сбавляем ход, тянемся через хоббитские холмы, где-то совсем близко море, и мы периодически выскакиеваем на его берег, виляем вдоль фьордов, дышим влажным соленым воздухом. О, что это за воздух! Вкусно дышать таким, как будто ешь что-то необычайно аппетиное. Обилие кислорода, низкое приполярное небо, которое все больше становится похожим на линзу, холодная свежесть земли, кажется, лечат сами. Это экологическое здоровье, нас окружившее, проникает в поры, захлестывает и переполняет нас. Не время расслабляться. Таня первая едет вперед, преодолевая недомогание.

30 августа 2014 г.

Состояние мое не ухудшилось, что радует. Но и чудесного выздоровления не произошло. Разбудили овцы, звенящие своими бубенцами где-то рядом с палаткой.

Снова наступает день суркаля. Пришло время рассказать об этой замечательной вещи. Суркаль — норвежское блюдо. Обычная квашено-тушеная капуста с тмином. Эта капуста белая. А есть еще рёдкаль — красная капуста. Фишка в том, что в магазинах этот самый суркаль продается запаянным в фольгу в картонных коробках, напоминающих наш «геркулес». Стоит он весьма демократично — от 6 до 15 крон. Видимо, это демократичная закусь простых экскаваторщиков или рыбаков: на коробке изображен бодро улыбающийся мужиченко, натрескавшийся этого самого суркаля. В условиях все усиливающегося безденежья я радостно подсел на этот продукт, настаивая на частом его приобретении. Но не учел, что Таня капусту (особенно тушеную) терпеть не может с детства. Я, напротив, любитель овощей, в походе не могу без салатиков. Суркаль стал моим лакомством. Таня — редкостная сладкоежка. Для велосипедистки это, конечно, не удивительно — все знают, что без сахара в походе быстро дашь дуба. Но открою тайну — Таня сладкоежка по жизни. В минуты активного обсуждения меню перед приобретением продуктов в очередном магазине между нами разгорались горячие баталии: суркаль vs новый вид варенья или сладкой намазки. Чтобы разорвать замкнутый круг повседневности, приходилось уступать. Утешало то, что сурок (а вернее лемминг — мне удалось увидать одного толстячка) скорее всего суркаль жмякал бы за милую душу.

Весь день сегодня ехала, будто бы во сне. Как в кино или в симуляторе велотуризма, когда ты отрешенно крутишь педали на велотренажере, а на экране демонстрируется видео с проплывающими пейзажами. Правда пейзаж был очень красивый и совершенно дикий. Еще с утра я отдала фотоаппарат Вите, самой снимать нет сил, а он ведь тоже хочет, устал щелкать мобильником. Он сделал сегодня много замечательных кадров.

За весь день попался только один населенный пункт – самый маленький город Норвегии Kolvereid. Он притаился среди диких лесов будто затерянный городок Майя.

Церковь в Колверае. На многих картах этот город обозначен как Nærøy.

Был сегодня даже паром, на котором Витя нашел себе новый шлем, забытый каким-то велосипедистом. На шлеме не работал замок, вот его и оставили. Но Витя решил из двух старых шлемов сделать один новый, и взял трофей с собой.

Дорога 769-я плавно перетекла в 770-ую, а потом и в 771-ую. Здесь как-то особенно сильно чувствуется, что чем севернее, тем больше номер дороги. Ведь они, как и мы, идут с юга на север. Вспомнила, как мы ехали через старые цинковые шахты по 520-ой дороге среди покрытых снегами гор. А где-то в Финмарке наверное есть дорога с номером 1000. Теперь горы ниже, и только коровы пялятся на нас как на проезжающее мимо чудо-юдо. На фермах в этих местах много старинных машин 60-ых и 70-х годов в разном состоянии, но чаще всего в очень хорошем. Много в Норвегии ценителей старых авто. А еще здесь огромное разнообразие старых тракторов разных марок.

Где-то на пароме Витя нашел брошюру по остров Лека. Там очень интересный и уникальный ландшафт – красные горы, похожие на Марс. А еще много заманчивых пещер с наскальными рисунками. Так хотелось бы туда заехать! Но это отберет у нас целый день пути, и в таком случае придется выбирать между Вегой и Лекой. Но Вега занесена в Юнеско, и наверное не случайно, ее тоже очень хочется посетить. Тем более заплывая на Вегу, мы срезаем часть материкового маршрута, а Лека – это более удаленный остров. Очень жаль, что придется отказаться от Леки.

Но горы вокруг итак красные, и ощущение некоторой «марсовости» и необычности все же есть. Завтра мы должны добраться до городка Бронейсунд, оттуда ходят паромы на Вегу. Погода ясная, по ветер немного мешает движению вперед. Ветер здесь непостоянный, и он может быть как встречным, так и попутным. Место для ночевки присмотрели на берегу озера рядом с чьей-то необитаемой хуттой. Вода в озере была пресная, несмотря на близость к фьорду и морю. Дальше дорога идет вдоль моря, и может быть проблема с пресной водой, поэтому остановились здесь. Место немного ветреное, но это его единственный недостаток. Витя ставит колышки от палатки: «Втыкаются, как шприц в жопу старого грешника!»

Рядом с местом ночлега

31 августа 2014 г.

Заканчивается август. Мы уже ровно месяц в дороге и осталось еще две недели. Глядя на карту проекции Меркатора, я начинаю переживать, успеем ли мы доехать до Нордкапа. Кажется, что мы совсем не двигаемся с места. Сегодня возникла идея срезать часть пути на лодке из Харстада до Тромсё, если сильно будем не успевать – там все равно дорога неинтересная, а паром из Анденеса к северу от Лофотенов прекращает ходить сегодня. Значит, остается длинный путь по трассе. Лодка может нас спасти.

Состояние не ухудшается, но и улучшения особого нет, чувствуется сопливость и усталость. Главное, чтобы не дало осложнения на легкие, и я не свалилась с пневмонией, как в прошлый раз. Еду в куртке. Солнце печет как через лупу, жарко, но боюсь продует холодный ветер и будет еще хуже. Хотелось бы дотянуть до Бронейсунда.

Снова едем по сельской дороге вверх и вниз. Опять старые трактора и машины. Вокруг красота и день суркаля. Вдруг я замечаю в кустах велосипедиста, сидящего спиной к дороге и наклонившего голову. Велосипед стоит рядом, ортлибы спереди и сзади – дальнобойный. Говорю Вите: иди спроси, все ли с ним в порядке, может быть помочь чем. «А ю окей?» — подходит Витя. Оказалось, норвежский дед писал смску жене, склонившись над мобильником! Он был так удивлен встрече с нами, а еще больше тому, что мы его заметили и предложили помощь, что аж засиял от счастья. Едет неторопливо в противоположном направлении – с Нордкапа до Линдеснеса. Говорит, что это была его мечта всю жизнь, но все время было некогда, и вот когда он вышел на пенсию решил ее наконец осуществить. Вы, говорит, молодые, молодцы, что едете. Европейцы часто спрашивали нас, не студенты ли мы, ведь в Европе совсем не принято совершать такие длительные путешествия и активном зрелом возрасте: все вкалывают, растят детей, берут кучу кредитов. И вот только на пенсии инаходят время для таких путешествий. Проговорили с ним полчаса о том о сем, очень приятный дедок, сам с юга из Кристиансанда. Прикололо его зеркальцо на витином шлеме, тоже захотел себе такое. Вообще он был нам очень рад и искренне улыбался и радовался, как ребенок. Пока ему везло с погодой, но он принял за принцип своего путешествия радоваться любой погоде, что бы ни случилось. И я думаю, у него это получится. Напоследок он предупредил нас о том, что ждет впереди: «большой подъем до парома, а потом до Бронейсунда все плоско». Сначала мы очень скептически отнеслись к этому «плоско», мало ли какие представления о плоскости у этих воспитанных горами норвежцев.

До парома из Holm действительно пришлось преодолеть большой подъем, а уже почти на подлете к парому у Вити спустило колесо. Остановились сделать красивый кадр, прислонили велики к ограждению – и тут пссссс. Камера просто разошлась по шву, пришлось выкинуть. Из-за этого боялись опоздать, но на паром влетели с потоком машин и были прижаты машинами так, что велосипеды приставили прямо к кемперу – мы очутились в засаде в самом центре. Паром приплыл так быстро, что даже не успели дожевать бутерброды. А кондуктор замотался обилечивать кучу народа за такой короткий промежуток времени, и к нам подойти так и не успел – проехали зайцами. Снова удача.

Вылезли с парома – а там красота пуще прежней! Красные скалы, как из вестернов, и тянется полоска прозрачного моря с многочисленными островками. И абсолютно плоско! Дедуля нам не соврал. Здесь начинается туристический маршрут Helgeland. Тянется он по 17-ой дороге на север, и вот начались его красоты.

Медленно, но верно движемся к Будё — следующей ключевой точке путешествия.

Плоскую долину облюбовали фермеры – везде аккуратно обработанные и выстриженные поля. Ощущение, что снова едешь по Голландии. Единственный недостаток этой прекрасной земли в том, что совершенно негде поставить палатку. Не хочется ночевать на чужом поле с пасущимися коровами.

Диво дивное — плоская Норвегия! Трудно поверить, но бывает и такое. Мы успели уже отвыкнуть от плоского рельефа. Но такая передышка как никогда кстати. Танюша потихоньку начинает приходить в себя. Ее сила воли и живительные ветры норвежского «фена» делают свое дело. Ищем место для ночлега в кемпинге. Нужно прогреться и хорошо отдохнуть, сварить сытный ужин. Вокруг нас осень и конец сезона. Кемпинги еще открыты, но уже пустуют. Вспоминаем огромные толпы туристов с тазами посуды, собаками, кучей вещей, очереди в душ и к стиральной машине. Все это было так давно.

Теперь мы готовимся к встрече с островами. Заезд на Вегу — интересное отклонение от маршрута и одновременно сокращение части материковой трассы. Ждем новых впечатлений и знакомства с жизнью норвежцев-островитян.

Решили доехать до кемпинга в 10-ти км не доезжая до Броннойсунда. Хозяин дед, по всей видимости квакер. По случаю конца сезона сдал нам хутту за 480 крон. Гуляем, пока карточка еще работает. Мы давно хотели пожить в настоящей норвежской хутте, то есть деревянной хижине для туристов. Но цены на юге в туристических местах очень кусались – ничего не попадалось дешевле 600. И тут такая прекрасная тихая хижина в совсем пустом кемпинге. Я начинаю любить север и конец туристического сезона.

Быт внутри хутты

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. День суркаля: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s