One Way Norway. Блюз на сваях

1 сентября 2014 г.

Вот и наступила осень. Сегодня мы едем на остров Вега – уникальное место, где люди веками поддерживали традиционный уклад жизни: смесь фермерства и собирательства яиц и пуха диких гаг. Пока я очень смутно представляю себе, что это за место, что там можно увидеть и как выглядят эти гаги. Пишут, что основная зона заповедника, занесенная в Юнеско, находится вне острова – на маленьких островках архипелага, куда летом устраивают экскурсии на лодках с местными гидами к обиталищам птиц. Надеюсь, что и сейчас там можно будет найти кого-нибудь с лодкой.

А еще я сегодня узнала про Мальмстрём – самый мощный водоворот в мире. О нем мне рассказал Витя — оказывается тот самый водоворот из романа Жюля Верна, в который закрутило Наутилус, находится в Норвегии где-то между Лофотенскими островами. А я и не знала! Полезла в интернет узнавать все о водовороте. И тут обнаружилось, что оказывается этих водоворотов два! И они делят между собой первенство по силе и мощи. Один действительно в море между двумя Лофотенскими островами, и его нельзя увидеть с берега, а второй – Сальстраумен – находится недалеко от Будё, и его мы как раз будем проезжать. Его можно увидеть с моста. Это явление происходит всего 4 раза в сутки, когда течение становится наиболее сильным и создает воронку. Длится все это где-то полчаса. Я нашла расписание Сальстраумена – его научились предсказывать с довольно большой точностью. Очень хочется посмотреть на это чудо.

Мне снился профессор Аронакс и капитан Немо. Почему-то совсем не снится дом, не снится Минск, в котором я прожил много лет и по которому, как всегда думал, буду скучать. Я совсем уже стал странником, дом которого — тихий лесной уголок. Путешествие меня совсем засосало в себя, как засосал Мальмстём могучий Наутилус. Вспоминаю еще одного воспевшего Мальмстрём писателя — Эдгара Аллана По. «Первый гот» с его пугающими рассказами очень впечатлял меня в юности. И один из рассказов посвящён ужасному водовороту. Надеемся, что сможем увидеть это чудо природы — шутка ли, самый сильный водоворот в мире, скорость воды в котором достигает 37 км в час.

Фьорд в районе Бронейсунда обмелел и стало видно дно, покрытое выгоревшими и пожелтевшими водорослями. Зашли как обычно в туристинфо, чтобы узнать расписание паромов до Веги. Автомобильные паромы ходят из Хорна дальше по трассе, а отсюда только пассажирские лодки. Ну и прекрасно. Глядя на расписание понимаем, что заехать на Торгхаттен – скалу с дыркой – мы уже не успеваем. В туристофисе Витю заинтересовала книга норвежского велосипедиста, который проехал маршрут Кюстриксвеген. Книга на норвежском и продается за 300 крон. Витя этому норвежскому кенту аж позавидовал: «Почему какой-то норг проехал кусочек и написал об этом книгу, а мы всю Норвегию проезжаем и не можем?» Так мы загорелись идеей написать свою книгу о путешествии. Необычную и интересную. Тем более что в России такой литературы практически нет, в отличие от Европы.

Окрестности Бронейсунда

Броннейсунд — рыбачий поселок, так и пропитанный морской темой. Погода пока нам благоволит. Ясно и ветрено. Дождя нет. Но мы обеспокоены тем, что прогноз обещает неделю дождей. Ничего — мы готовы встретить непогоду во всеоружии. Больше беспокоит отсутствие обещанного перевода денег из Москвы — мой коллега по работе должен был по доверенности получить зарплату и перебросить мне на карточку. Эта махинация не удалась по ряду причин, поэтому мы неожиданно оказались лишенными значительной части денежных средств, на которые рассчитывали. Кто был в Норвегии, поймет меня — это едва ли не самая дорогая страна Европы. Прорва денег уходит на питание, как ни экономь. И ощущение себя уже реальным велобомжом щекочет нервы.

На причале вспоминаю, что за лодку нам нечем платить – банковская карточка уже не работает. Нахожу банкомат и убеждаюсь, что все – деньги с нее не выдает. Что же делать? Я не на шутку испугалась и стала искать решение. Шарим по всем карманам, выгребаем всю наличную мелочь и прикидываем, хватит ли на проезд. А в голове крутятся слова, убеждающие капитана взять нас водным стопом до Веги. И тут я вспоминаю, что где-то у меня должен быть записан пин код от второй карточки, там же где и экстренные телефоны банков на случай кражи карточек. Ура! Пин код есть, и банкомат наконец выплевывает свеженькие купюры. На этот раз пронесло.

Бронейсунд

В лодку до Веги набились старшеклассники, целая орава. То ли они живут на Веге и ездят каждый день в Бронейсунд в школу, потому что на Веге в школе нет старших классов, то ли они по случаю первого сентября едут куда-то на всеобщее сборище.

Витя заснул под плеск волн, а когда лодка высадила нас в Ророе на Веге, то не спешил просыпаться и совсем не горел желанием исследовать остров.

Мы понятия не имели, что тут есть интересного, и наши планы до последнего оставались крайне мутными. Несмотря на то, что это всемирное наследие, найти информацию о какой-либо активности на Веге не так-то просто. Ну а когда мы двинулись к сердцу острова – самому крупному поселению Гладстаду, стали закрадываться мысли о том, что возможно никакой активности тут и вовсе нет. Население острова составляет около 1000 человек, в Гладстаде живет около 300. Но вокруг такая тишина и покой, что кажется, будто эта земля совсем не заселена.

Туристический офис был закрыт (надо же он тут есть), время его работы осталось неясным. Видимо открывается тогда, когда на острове есть туристы или по телефонному звонку. На перекрестке двух дорог повстречался одинокий велосипедист. Парень ехал на тяжеленном оранжевом байке с толстой резиной, похожем на найнер или даже фэтбайк. Знакомые ортлибы спереди и сзади, а под рамой приспособлена удочка.
— Куда направляетесь, ребята?

Мы были в растерянности, поскольку и сами не знали куда направляемся. Смуглый немец поведал нам, что уже провел небольшую разведку и делать тут совершенно нечего:
— Музей в Несе закрыт до завтра, а еще один музей есть тут в 3-х километрах от Гладстада. Я туда уже ездил, и он закрыт совсем в связи с окончанием сезона. Заглянул внутрь – стоят внутри какие-то старые рыбацкие лодки и все. Так что, ребята, я еду в кемпинг отдохнуть и половить рыбу. Как я понял, кемпинг тут один.

Немец на меганайнере длинноволос и смугл. Скорее, турок или араб. На вид ему лет 25. Английский его хорош. Дорогой карбоновый двухподвесный велосипед, сверкающий краской, дорогая снаряга, не чета нашей. Очень заинтересовали его литые прочные бахилы — ни в одном каталоге таких не видел. Всё новенькое, стильное. Едет он каким-то мудрёным маршрутом тоже на Нордкап. Но стартовал гораздо ближе, чем мы. Говорит, едет и рыбачит себе в удовольствие в тихих местах. Худеет и постоянно хочет есть, потеря веса очень его беспокоит. Молодец, конечно. Но веет от него чем-то манерным. Есть такое видео, где мужик гоняет по горам на байке, кривляется и выделывает кренделя над пропастью, прыгает, а потом съезжает на берег моря и садится, сверкая в экран белоснежной футболочкой, совершенно не вспотев и не пылинки на себя не посадив. И сразу становится понятно, что съемка постановочная и вертолет с вкусняшками ни на минуту не отдалялся от него. Видно, что и наш парень не сильно обтёртый. Сам его велосипед — не для дальнобойного велопохода. На таком хорошо гонять агрессивное кросс-кантри по горкам. Но ехать с толстенной злой резиной по асфальту — увольте! Решаем, что он пробивает тропу, перескакивая прямо по стенам фьордов. В общем, молодец!

Парень уехал, а мы загорелись желанием тоже рвануть в кемпинг, раз такое дело и наконец-то исполнить мечту половить рыбу. Вдруг в кемпинге дают удочки на прокат. Но в результате с нас взяли только 150 крон за пользование кухней, а удочек не дали. Опять неудача с рыбалкой. Встретили и немца. Вместе с ним мы были единственными туристами на всем этом далеком и пустынном острове…

Остров изобилует старинными сельхоз инструментами

Место для кемпинга хозяева выбрали весьма удачное: палатки стояли на берегу озера среди деревьев. И кухня очень хорошая, где мы приготовили в духовке свежего лосося с приправами. Вкус нежнейшего норвежского лосося был совсем не похож на того перезамороженного лосося, который продается в наших магазинах, — он был настолько мягкий и просто таял на языке. И тут я поняла, почему с детства не люблю рыбу. Свежую норвежскую рыбу я полюбила сразу и готова была съесть еще 10 таких лососей. Осталось попробовать местных крабов, которых мы видели сегодня в магазине, но сделали выбор в пользу лосося. Стоят они совсем не дорого.

Реклама крабов супермаркета Rema 1000

В кемпинге нашлась папка с распечатками треккинговых маршрутов Веги. Из 17-ти маршрутов 16 предлагали забраться на какую-нибудь горную вершину, а один назывался «культурной тропой». По это тропе предлагалось совершить прогулку в прошлое, по местам обитания кэйвмэнов – древних людей, населявших Вегу 7000 лет назад, — к их стоянкам и капищам. И мы, любители древностей, решились исследовать это тропу. Витя давно хотел похоронить свой старый шлем, и какое-нибудь капище каменного века очень хорошо подходило как место, где шлем обрел бы свой покой.

Вега — пустынный остров. Там не было кроме нас, фактически никого. Местных так мало, что можно пересчитать по пальцам. В центральном поселке — церковь с кладбищем рядом, магазин и кафешка, туристический офис, банкомат. Вроде все — вокруг никого. Машин — одна-две за час. Когда мы отправились перед закатом по туристическому маршруту, открывающему перед нами древний город у моря, которому 7 тысяч лет, мы испытали настоящее единение с природой. Представить такую пустоту в Москве, или вообще где-то в России — совершенно немыслимое дело. И не только из-за отсутствия людей. Здесь ничто не тронуто рукой человека. Почти ничто. Уходишь от асфальта в сторону — и ты на том же мху, что рос здесь и семь тысяч лет тому назад. Оставляю на фундаменте древнего жилища свой красный шлем. Он разбит. Его давно нужно было сменить. Устраиваем торжественные похороны. Может быть, через 7 тысяч лет археолог откопает искореженный красный пластик и положит его под музейное стекло.

Вечерело, и мы отправились к цветочку, указывающему направление «культурной тропы». Ехали, ехали, и уткнулись в табличку с маршрутом. Все было написано по-норвежски, но нас смутили черно-белые фотки рыбаков, стоящих по колено в воде на фоне домов на сваях. Рыбаки никак не были похожи на троглодитов. И сперва мы свернули не туда и вышли прямо к морю. Но вовремя вернулись к черно-белым рыбакам, за которыми шла тропа с красными метками на камнях и деревьях.

Камни были покрыты сухим мягким мхом. Маршрут завязывался в кольцо. Первая его часть шла ровно по камням, а вторая уводила резко в гору, в ущелье между двумя скалами. Вот там-то в ущелье и жили эти древние человеки. Но мы к закату дошли только до того места, где тропа забирала резко вверх – там археологи как раз нашли поселение каменного века – и, похоронив в этом месте шлем, повернули обратно.

Все это время было ощущение, что на острове мы одни, не считая вело-немца и хозяйки кемпинга.

2 сентября 2014 г.

Впервые за последнюю неделю ночью пошел дождь. К хорошей погоде быстро привыкаешь, мы уже и забыли когда последний раз испытывали проблему с погребками. Но утром все небо было затянуто тяжелыми грозовыми тучами. Прогноз ухудшения погоды начал сбываться. Впереди нас ждала целая неделя дождей – добро пожаловать в осень.

Похоже, прогноз начинает сбываться…

Так непривычно было вновь облачаться в прорезиненную одежду и мокнуть после нескольких дней абсолютно ясной погоды.

Снова визит в офис для туристов под проливным дождем, на этот раз удачный. Продаются варежки из гагачего пуха. Убеждаемся у дамы, что музей в Несе должен быть открыт. А раз так – то едем в Нес, ведь у нас еще огромная куча времени до парома в Хьотту – целых 5 часов. Уже на подъезде к Несу встречаем нашего немца, раннюю пташку. Он печально сообщает нам: «Вы не поверите, но музей закрыт! На двери написано, что он работает, а внутри никого. Я и стучался, и звонил по телефону – не дозвонился. Езжайте и сами убедитесь.»

Съездили и посмотрели – действительно закрыто. Внутри никого, все как будто вымерли. Конечно же норги забили на работу – чего сидеть в музее ради каких-то трех туристов. Ни души вокруг, кроме пары рыбаков в желтых комбинезонах, занятых своими рыбацкими делами.

Погуляли вокруг, заглянули в окна. От тоски пофоткались с пластиковой уткой, которую нашли на берегу. Настоящие гаги улетели зимовать, а мы только бродили среди опустошенных домов на сваях и вглядывались в горизонт. Тут я вдумалась в чижовскую песню «Блюз на сваях». До этого момента на Веге мне все время представлялись в этой песне какие-то образы недостроенных многоэтажек с железобетонными сваями. Но тут на меня откровением сошла вся эта северная тоска деревянных халуп на сваях, муксуна, нельмы и улетевших на юг гаг…

Мама, это блюз на сваях…

Вега меня разочаровала. Может быть, это и уникальное место с точки зрения экосистемы и уклада жизни, основанного на взаимодействии с гагами, но просто невероятно скучное. А больше всего разочаровало отношение музейных работников к своим обязанностям. Что, из-за трех гостей можно в рабочие часы забить на все и пойти домой пить чай? Даже если бы меня повезли на лодке по всем далеким островам архипелага смотреть птичьи гнезда, не думаю, что меня бы это сильно впечатлило. Что привлекло Юнеско в этой Веге? А с другой стороны я наконец-то обрела на Веге тишину и покой, о котором так давно мечтала.

По дороге в Игерой мы видели странную северную скульптуру: каменная пирамида, а рядом прямоугольный камень. Эта скульптура стала квинтессенцией настроения. Простота и суровость – очень хорошо вписывается в тихий бессмысленный ландшафт Веги, где кроме овец и гниющего в белых чехлах сена с соответствующим запахом по всему острову нет ничего более. Ни смысла, ни мотивации, ни надежд. Только блюз на сваях, ветер и низко висящие над горой грозовые тучи. Единственное, что можно оценить здесь по достоинству – это тишину. Потрясающую тишину и ощущение уединения. Ухода от общества и цивилизации, от людей и машин. Если бы я попала сюда, прилетев вчера из Москвы, то безумно радовалась бы колоссальному контрасту и спокойствию. Но проехавшего через пол-Норвегии, где есть множество поистине уединенных и красивых мест, Вега не очень-то впечатляет.

Скульптура «Куб и пирамида». Современное искусство

Выпив кофе с печеньем на кухне какого-то пустынного кемпинга в Игерое, мы еще раз встретили немца-байкера в зале ожидания парома. Говорить особо было не о чем, поэтому обсуждали огромного комара на потолке, у которого почему-то было 5 ног. Подошел паром до Хьотты, который ходит 3 раза в неделю. И мы плыли под низким нависающим тучами небом.

В Хьотте встретил сильный порывистый ветер и накрапывающий дождь. Немец тут же укатил куда-то вдаль на своем нагруженном найнере, бросив нам только слова «ветрено сегодня». А мы приметили тепленький вентером и стояли возле него минут 15, раздираемые смутными сомнениями, ехать ли дальше или остаться в вентероме на ночлег. Вскоре начался сильный дождь, и сомнений не осталось.

Мы были в тепле и сухости, сидели в вентероме и играли в третьих Героев, коротая время перед сном. Никто нас не тревожил, кроме одинокого мужика, забредшего в туалет. В туалете не было света, поэтому дверь мужик закрывать не стал. Мы слышали звуки льющейся мочи и боялись шевельнутся в сторону открытой двери.

Я лежала на полу в спальнике, а над моими глазами нависало окно. В окно, будто в глаза, били тяжелые капли дождя. Сквозь темноту просматривалось, как листья скачут на ветке от порывов ветра. Спасибо норвежцам за эти вентеромы, они не раз спасали нас от непогоды, давали теплый и сухой ночлег, горячую воду, теплую батарею и минимальные удобства. Эта страна умеет заботиться о своих людях!

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Блюз на сваях: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s