One Way Norway. Стэрвэй ту тролльхэвен

22 августа 2014 г.

Гейрангер запомнился пыхтящим и светящимся пароходом «Хуртигрютен», стоящим у самого берега. Здесь же, на берегу фьорда, среди луж, расположился наш кемпинг. Засыпаю без памяти. Штурмовать «Орлиную дорогу» как-то не планируем с самого начала.

Решаем узнать, существует ли автобус до Валлдала, уж больно не хочется терять весь день на подъем по Орлиной дороге, хотя я все еще сожалею о том, что мой красивый план совмещения осмотра фьорда с водным перемещением на север так печально накрылся. Витя идет преодолевать языковой барьер на ресепшен кемпинга. Возвращается с распечаткой расписания. Автобус идет в 12.20, а следующий будет только вечером. А хочется ведь и сам фьорд посмотреть – без этого и смысла нет уезжать из Гейрангера. Сопоставляю расписание паромов в Хеллесилт с расписанием автобуса – если очень быстро собраться, то можно успеть поплавать по фьорду, вернуться и успеть к автобусу. Честно говоря, все эти паромы-автобусы начинают очень сильно утомлять, необходимость подстраиваться под расписания, торопиться или наоборот ждать отнимают очень много сил и настроение.

Редкое фото вместе

Бросаем вещи в кемпинге и бежим скорее на пристань. На причале выясняется, что есть обзорная лодка для туристов, которая только делает крюк по фьорду и возвращается, не заходя в Хеллесилт. А нам туда и не надо! И стоит дешевле, и занимает все это удовольствие полтора часа – супер. Вот и погода наладилась.

Проплываем Орлиную дорогу, которую мы так хитро планируем миновать на автобусе. Если бы я не проехала сотни дорог и тысячу километров по Норвегии, то Орлиная дорога показалась бы мне чем-то уникальным. Но сейчас я вижу в ней обычный серпантин, ну довольно-таки симпатично смотрится с воды.

Здесь и «Семь сестер», и множество других водопадов. Отличительная особенность Гейрангерфьорда от всех остальных фьордов, по которым мы плавали или ездили, именно в большом количестве водопадов, стекающих отовсюду. Даже нам, уже 20 дней путешествующим по Норвегии, все еще интересно наблюдать за этими чудесами природы. А еще берега тут какие-то более дикие, утопающие в зелени, и почти отвесные скалы. Никаких тебе прилизанных домиков и деревенек, только скалы и водопады!

На автобус успеваем с запасом времени – даже прошлись по сувенирным магазинам, которыми изобилует Гейрангер. Витя покупает себе носки с лосями по какой-то супер выгодной цене. Он дико радуется обновке, носки с лосями успокаивают его и отвлекают от темы мокрых носков. В автобус набиваются туристы, а с нас берут по 100 крон за провоз великов – натуральный грабеж. Но мы все равно засовываем велики в багажное отделение, прямо не снимая сумок, и едем в Валлдал. Автобус несмотря на то, что обычный рейсовый, все же полу-туристический, останавливается на обзорной площадке Орлиной дороги. Бросаем еще один прощальный взор на Гейрангерфьорд сверху.

На «Лестнице троллей» возле смотровой площадки, где мы припарковались, к нам подходит дедушка из Австрии. Говорит преимущественно с Витей, восхищенно трогает велики и говорит, что в молодости он тоже любил путешествовать на велосипеде с женой, и они проехали всю Европу, только тогда не было такого хорошего снаряжения. Говорит нам много хороших напутствий и желает удачи. Так приятно все-таки встречать единомышленников, это придает сил для дальнейшего пути, а то люди в Норвегии меня в большей степени все же разочаровывают. Но об этом хочется как-то отдельно поразмышлять.

Грибы, собранные в горах, оказались потрясающе вкусными. Давно таких не ел. Они восполнили наши силы, пришло чувство сытости. Ели грибы мы и в последующие дни. Прекрасные, экологичные, славные подосиновики. За одним «но». По какой-то неизвестной причине сразу же после употребления грибов нам с Таней стали сниться замороченные сны. Накануне поездки по Лестнице троллей мне приснилось, что к нам прибился некий отвратительного вида дедок, длиннобородый как Гендальф. Таня почему-то повелась на него и в конце концов они кинули меня и улетели вместе при помощи волшебных туфель, весело напевая: «Туфли тролля, тру-ля-ля». Тане же снилось, что я прячу от неё конфеты и сбегаю в далёкий белорусский Брест к своим родителям, одеваясь в костюм с галстуком. Бред, конечно. Но сны были яркими, цветными и образными. Сила грибов ощущалась весьма явственно.

Мне на ум пришла аналогия со сном Иакова. В Библии, описан сон Иакова, который увидел лестницу в небо и ангелов, которые по ней восходили, а после Бог обещал ему помощь. Эта яркая аллегория пути в небо, к духовному совершенству, позднее стала схемой знаменитого христианского аскетического творения «Лествица», написанного византийским игуменом Иоанном. На древней византийской иконе — поднимающиеся по лестнице на небо святые, которых активно стаскивают вниз мрачные черти. Ощущаем, что и нас пытаются стащить с лестницы черные тролли. Таня записывает в дневнике: «Эти сны — уже шиза, признак усталости друг от друга». Действительно, мы стали часто ссориться, появилась раздражительность. Тане хотелось послать меня обратно в Москву, а мне — кинуть её и продолжить путешествие в одиночестве, так достали какие-то мелочные склоки. Но просыпаясь, я понимал, что готов порвать мерзкого тролля-дедка с его туфлями на редиску и Таню никаким чертям не отдам.

Your head is humming and it won’t go,
in case you don’t know.
The piper’s calling you to join him
Dear lady, can you hear the wind blow,
and did you
know your stairway lies
on the whispering wind?

Попросила Витю сделать тролль фэйс — идеальное сходство! 🙂

Только мы собрались спускаться по этой самой Лестнице, как начинается сильный дождь, и мы прячемся в кафе с видом на смотровую площадку. Внутри выставка старых фотографий из истории строительства дороги – есть чем себя занять, пережидая непогоду. В кафе сидит еще один велосипедист, подходит к нам пообщаться. Говорит, что едет из Одды в Андалснес, и сегодня последний день его путешествия. Осматривает нас скептически с ног до головы, взгляд его скользит по куртке, моим непромомым штанам и упирается в ботинки: «Это вы так путешествуете, в ботинках?» Убеждаем его, что есть у нас и велотуфли (туфли тролля, хе хе), но его это не очень впечатляет. Говорим, что планируем доехать до Нордкапа, а он только ухмыляется: «И когда вы туда приедете, к Рождеству?»

Странный велотурист пережидает с нами дождь в кафешке на вершине «лестницы троллей». Одет он достаточно легко. Я бы даже сказал легкомысленно для такой погоды. И налегке — сбоку к байку приторочен всего один ортлиб. Никогда не понимал тех, кто так ездит. На мой взгляд, попросту неразумно — остойчивость байка нарушается однозначно. Лучше уж два полупустых ортлиба, но вес должен быть распределён равномерно, ведь от этого на опасных норвежских поворотах может зависеть даже твоя жизнь. По словам байкера, едет он Одды в Андалснесс, но мне показалось — врёт и глазом не моргает. Путь не близкий, а ни палатки ни снаряги, свеженький и непримятый. Ну, может и едет, да за углом стоит джипец с тёплой соской и пледом. А велик — так, покатушечка.

Нужно сказать, что все велосипедисты делятся на две категории — тех, кто путешествует гружёным под завязку и тех, кто катается налегке. Налегке, конечно, лучше. Особенно по горам. Вспоминаю один из своих походов по горному Крыму, когда встреченные нами туреры дико стебались с наших спальников и ковриков — сами они сняли комнату, бросили там все и каждый день крутили радиалки, дыша свежим воздухом. Но с другой стороны — какой же это поход? Бывает и наоборот. Накануне нашего норвежского похода в Москве у нас гостила известная сербская велокругосветчица Снежана Радойчич. Она не переставала поражаться тому, как мало вещей мы берем с собой. «Изящно»! — повторяла Снежана, а мы с Таней втайне хихикали с огромного термоса, плюшевого медвежонка и седушки для попы, которые она с собой тащила вокруг света.

Парень болтает с Таней по-английски, я слушаю их. Как-то он скептичен в нашем отношении — окидывает взглядом засаленные уже рукава таниной куртки, круги под моими припухшими глазами, тяжёлые треккинговые ботинки и помятые дождевые брюки. А дождь всё сильней, дорога троллей всё мокрее…

Кино про длинную мокрую извилистую дорогу

Но вот дождь заканчивается, мы с ветерком и радостными возгласами спускаемся вниз, останавливаемся сделать фото возле дорожного знака с троллем – есть там такой на парковке в самом низу. Мимо проносится тот велотурист, скрюченный от холода и замотанный с ног до головы в какие-то полиэтиленовые пакеты: пакеты намотаны на туловище, на ногах и руках. Мы с Витей переглядываемся и молча начинаем хохотать: теперь на его фоне мы не выглядим такими уж придурками.

Возле Лестницы троллей с нами начинают происходить неприятности, никак продолжаются происки чёрных троллей. Достаю штатив, чтобы сделать совместное фото возле дорожного знака с троллем, в чехле от штатива ехала запасная спица для витиного колеса, купленная в Стрыне — и вот теперь ее там нет. Пропала. Обыскали все — нигде нету. Ну да ладно, не первый раз уже что-то теряется, и без спицы можно доехать до более-менее крупного городка.

Витя присмотрел место для ночлега на пути к Андалснесу — сухонькая остановка-домик. Жаль, тесновата избушка.

Я предлагаю сделать небольшой крюк, не ехать сегодня в Андалснес, а посмотреть еще одну достопримечательность, связанную с троллями — это Стена троллей. Знаменита она тем, что это самая большая отвесная скала в Европе, ну и соответственно самая сложная для покорения альпинистами. Уже на подъезде к этой самой скале велодорожка начинает петлять вокруг трассы, а вершины гор становятся похожи на острые зубы.

Витя подъезжает к тролльской стене первый, а я издалека поражаюсь размеру скалы: действительна отвесная и довольно могучая. Подъезжаю ближе и вижу, что Витёк стоит весь такой мрачный и грустный, на нем прямо лица нет, вертит в руках свой фотоаппарат. Ну думаю, точно тролли опять чем-то подгадили…

Стою и чуть не плачу. Перестал включаться фотаппарат. Дожди и тотальная сырость сделали своё дело. Проблема, как я понял в том, что моя нарульная сумка Longus, в которой хранилась камера, не была герметичной. Так-то она ничего — обычный дождик не помеха, удобная достаточно. Но две недели непрерывных дождей, постоянная сырость и ночлег во влажных местах сделали своё черное дело. У Тани на руле непромокаемый Вitwin. Беру на заметку — к следующему походу сменить! Настроения у меня нет. Фотоаппарат Рanasonic lumix FZ30 был моим верным спутником в разных поездках на протяжении нескольких лет. Для незеркалки это хорошая камера, мегазум с прекрасным лейковским объективом. А главное — весит всего полкило. Теперь он сдох окончательно. Последний снимок — Стена троллей, так и не покорённая нами (уж туда я лезть явно не согласился бы, хотя пока мы ехали к этой грозной скале, представлял себе, как Таня с улыбкой говорит: «Ну, вот теперь за полчасика вскарабкаемся наверх, круто-перекруто, потом еще время останется проехать километров 30-40 и где-нибудь как-нибудь заночуем. А чего париться-то?») К слову сказать, починить его так и не удалось — влага проникла внутрь и матрица накрылась. Еще одна неприятность, расстроившая меня, правда, значительно меньше — за день до этого перестал работать велокомп Asus. Видимо, по той же причине — пару раз мы оставили велокомпы на руле на ночь. Танин свежекупленный отличался непромокаемостью и измерением температуры. Мой же — дешевизной, работал прекрасно, но на экстрим явно оказался не рассчитан. Зато оба Гармина — мой Oregon и танин CX60 плавали в дожде как рыбы в воде).

Пытаюсь успокоить милого, но никакие аргументы не работают. Кажется, что даже такое чудо природы как Стена троллей его уже не трогает: все мысли о погибшем фотике. Говорю, смотри, это же километр отвесной высоты, попробуй-ка туда забраться, — но Витя ходит хмурый и почти не разговаривает. Судя по картинке, чтобы покорить Стену существует девять маршрутов разной сложности. Гора также пользуется большой популярностью у бейсджамперов, но в отличие от Кьерага (который тоже бейсджамперы очень любят), это один из самых сложных объектов для прыжков в мире.

Судя по памятной плите, на которой перечислены имена всех покоривших скалолазов и бейсджамперов, эта скала действительно является смертельно опасной. За 70 лет Стену покорили всего 20 человек, и многих из них уже давно нет в живых. Например, основатель бейсджампинга американец Карл Бениш, первым совершивший прыжок, разбился в этом же году при второй неудачной попытке. Его имя почему-то даже не выделено в рамку.

Ночуем в месте, которое высматриваю я — живописная поляна радом со средневековой фермой с табличкой на стене «NerHole museum”. На поляне стоит дощатый столик, растут три яблони, ветви которых увешаны тяжёлыми плодами. Много яблок уже опало и я не стесняясь набираю целую кучу — разнообразим ужин витаминами. С поляны открывается замечательный вид на Стену троллей. Правда, всего в двадцати метрах шумит трасса, но машин мало. Таня удаляется поразмыслить на природе. Возвращается заинтригованная — пока она размышляла, некто наблюдал за ней из норы и шуршал листьями. Мистические мурашки пробежали по таниной спине и она прервала свое единение с природой. Набравшись храбрости, иду к норе. Всё тихо. Видимо, за мной, бородатым и невкусным наблюдать не так интересно. Вообще, этот лагерь был одним из самых удачных за всё время путешествия. Никто нас не трогал, хотя мы посягнули на территорию музея дырки. Единственным, кто за нами наблюдал, был бородатый норг из фермы метрах в 300. Пока мы ужинали за столиком возле яблони, он, похожий на холостяка-Хемингуэя, сидел в шезлонге возле дома и грустно смотрел на нас. Наверное, тоже хотел яблок.

Наш хипповый дом с видом на Стену троллей.

23 августа 2014 г.   

Наконец закончились дожди. Со смертью витиного фотоаппарата погода повернула к теплым солнечным денькам, украшая уходящее и такое короткое норвежское лето. До Андалснеса ехали, наслаждаясь острыми пиками, утопающими в солнце и в облаках.

Андалснес — городок совсем небольшой, но здесь есть железнодорожная станция — конечная, упирающаяся прямо в море. Тут заканчиваются могучие горы, чувствуется приближение океана, больших открытых пространств и островов. Кажется, что мы проехали по спинам огромных спящих троллей, преодолев тысячные перевалы, а теперь в Андалснесе видим голову с гигантскими скалами-зубами. Еще немного и вода будет везде — огромное уходящее за горизонт море, дальше океан, Атлантика, а не та зажатая во фьордах между скал вода. Многие велосипедисты заканчивают своё путешествие в Андалснесе, проехав все самые туристические места, садятся в двухвагонный поезд до Домбаса, а дальше едут в Осло. Для нас же только начинается новый этап путешествия. Но станцию никак нельзя пропустить: этот городок связан с железной дорогой, есть даже церковь, оборудованная в вагоне обычного поезда.

Togkapellet — с одной стороны необычная капелла по своей форме и выбранному объекту расположения — старый вагон, какие ходили в Норвегии в 80-ых, а с другой совершенно обычная протестантская церковь. В моей жизни многое связано с поездами, и пропустить такое место я не могла. Хотелось немного удивить Витю с его повышенным интересом к различным церквям, и мне это удалось.

Заходим внутрь — такая тишина, никого нет ни вокруг, ни внутри. Играет спокойная и ненавязчивая музыка, можно просто посидеть в тишине, погреться или укрыться от непогоды, например, если идет дождь, налить себе кофе. А в тишине, тепле да сухости самое то подумать и о душе. Для таких путешественников, как мы, это еще один Ноев ковчег, укрытие на дороге, чем и должна на мой взгляд быть церковь. Тут лежат библии на разных языках, много журналов и разной литературы на религиозную тематику. Понравился алтарь, выполненный из рельсов и шпал. Крест на алтаре тоже сделан из двух рельсин и кованых железнодорожных гвоздей.

Мы были очень впечатлены, Витя оставил запись в журнале для посетителей. Начали мы делать такие записи в самый первый день путешествия у маяка в Линдеснесе и продолжаем оставлять небольшие послания в разных местах по всему маршруту. Здесь мне почему-то вспомнился фильм «Путь» про путешествие одного человека по Камино де Сантьяго: мужчина нес с собой коробочку с прахом сына, не прошедшего этот путь, и оставлял частички пепла в разных местах на Камино.

Оставляя такие записи, совершая такой маленький ритуал, ты как бы сам для себя придаешь значение путешествию, вспоминаешь места, которые уже проехал и которые были в тысяче километров отсюда, а также думаешь и о том, что еще предстоит пройти, вспоминаешь о цели, о Нордкапе, где непременно будет сделана последняя запись.

Покидаю Андалснес в хорошем, умиротворенном настроении. Меня больше не беспокоит так сильно проблема неуспевания, как раньше, я расслабляюсь и полностью одаюсь моменту, дороге. Карпе дием. Да и едется после Андалснеса легче и быстрее, настоящие горы остаются позади, уже не нужно таскать байки на себе.

Последний взгляд на Андалснес с другого берега

Мокрые погребки по случаю солнышка привязываем снаружи: на руль и на ортлибы. Витя все время повторяет: «Норвегия — это большой фен!»

Так довольно быстро и весело мы доезжаем до очередной паромной переправы. Переправ, к сожалению, не становится меньше. Теперь при приближении к берегам Атлантики из глубины континента, вода будет основным препятствием, и паромы будут только учащаться. По дороге встречаем дальнобойщика с польскими номерами, он останавливается на съезде и Витя даже разговаривает с ним по-польски. Это придает еще больше энергии двигаться вперед.

Почти русские березки между Андалснесом и Молде

Переправляемся на пароме в Sølsnes, а там я вспоминаю, что впереди есть еще один непроезжий на велосипеде мост-тоннель: между островом Bolsøy и собственно самим Молде. И на велокарте этот тоннель краснеет, и на каких-то форумах в интернете читала про то, что там ехать нельзя. Опять нам нужно ловить автобус и ждать его неизвестно сколько.

Что-то я сразу не сообразила у паромщика спросить про автобус, автобус-то явно плывет с ним, тут другой дороги-то и нет. Самый верный способ — ждать автобуса здесь, тут в Солснесе есть остановка прямо у пристани, а что дальше — неизвестно. Ладно, дожидаемся когда паром вернется, и паромщик говорит, что автобус приплывет следующим заходом. Потратили мы на ожидание больше часа, куда деваться, но автобус до Молде действительно приплыл. А мы уже сидим готовые на остановке: велики разгрузили, куча сумок и баулов лежит: спальники, гермомешки. Тут еще какая-то девчонка немка подошла с огромным рюкзаком, говорит едет к друзьям-норгам, и все удивлялась, сложно наверное найти место для палатки, а мы убеждали ее, что очень просто — куча мест, Норвегия как один большой кемпинг! Так вот автобус останавливается неохотно возле нас, бородатый водитель уже недоволен пассажирами с таким грузом, постоянно злится и поторапливает: вы, говорит, меня задерживаете, давате быстрее загружайтесь, я уже на 7 минут выпал из расписания! Заводит нас, сцуко. Мы в спешке закидываем велики, мешки, все в кучу в багажное отделение. Заходим — а он еще и говорит с поддевкой: оплата только наличными, есть у вас норвежские кроны? За дураков нас держит, гад. Первый раз попался такой мерзопакостный водитель. Ехать-то всего-ничего, минут 15, только тоннель проскочить — и уже выходить надо. Автобус останавливается на развязке сразу за тоннелем, я говорю Вите: мы тут выходим, нам в Молде не надо, нам в другую сторону вообще, давай выгружаться. А мы еще заведенные, водитель нервничает: только что загружались, а сейчас уже выходить надо с этой кучей вещей. Выскакиваем, злимся друг на друга, быстро выбрасываем все вещи из багажного отделения в кучу на асфальт: велики, мешки, сумки, шлемы… В этой суматохе перепроверяем все ли мы выгрузили. Вроде все. Даем отмашку водителю, он закрывает дверь и уезжает. И после всего этого Витя понимает, что он оставил свои непромокаемые штаны в салоне автобуса на верхней полке. Вот засада, это же вещь номер один в Норвегии! Куда теперь без штанов. Я злюсь на всех, на водителя, на Витю, вместо ожидаемого им сочувствия называю этот поступок «долбоебизмом» и уже размышляю о том, что мы потеряем час или больше для того, чтобы уехать в Молде и искать там автобус неизвестно где вместе со штанами…

Витя в полном отчаянии, рассуждает, почему все беды происходят только с ним: кофта, сломанные колеса, велокомп, фотоаппарат, теперь штаны… Остываем и решаем ехать дальше, забыв про штаны. Что-то теряешь, что-то находишь. Купим другие. Или найдем — ведь замена потеряной кофте нашлась. Едем молча, не обращая внимания друг на друга и не останавливаясь. Проскакиваем длиннющий 3-х километровый тоннель на дзене. Я осторожно предлагаю Вите заехать к пещерам под интригующим названием Troll church — Церковь троллей: «Ну, за полчасика посмотрим пещеры, потом поедем в Bud, а к вечеру может еще и до Кристинансунда успеем докрутить», — оптимистично рассуждаю я. Подъезжаем к парковке с указателем на пещеры уже в 7 вечера, погода резко начинает портиться. Тропа к пещере уводит куда-то в лес, а на табличке красуется «3 км».

Я всё еще грущу из-за фотоаппарата. Теперь еще и дождевых штанов нет. Зато танино настроение по какой-то причине ползёт вверх. «Ура! — улыбается мне она — Нас ожидает церковь троллей. Это такая пещера, а вернее — несколько пещер. Тут всего километр, даже меньше. Мы быстренько туда слетаем, посмотрим, и потом уже найдём место для ночлега». «Вот блин — думаю я, — женщина есть женщина. Ничему тебя  восхождение на Кьераг не научило.» Предлагаю для начала подойти как можно ближе ко входу в пещеру, чтобы не возвращаться в темноте. Тревогу навевает небо, внезапно меняющее цвет на какой-то зловещий оттенок. Ветра нет, но ощущается перемена погоды. Сумерки тоже потихоньку начинают сгущаться. Невдалеке виднеется гора. Представляю, что как во «Властелине колец» врата Мории вмонтированы в самое подножие. Мы подойдём, стукнем в створки и ноу проблем. От парковки к горе ведёт тропа. Сначала едем, потом ведем велосипеды через низкорослый лесок, переходящий в тундру. Вокруг много мха. Внезапно дорогу преграждает ручей. Решаем его форсировать, чтобы поискать поляну для ночлега. Разуваемся, тянем байки по брёвнам, а что нам — мы уже тёртые перцы! Но на той стороне всё ещё хуже — вместо полян болото, кочки, мох и вода. Путь преграждает уже большая река. Правда есть мост. В воздухе уже витает запах дождя. Вдобавок, холодает. «Нужно возвращаться к парковке» — говорит Таня — там хоть есть сухое место». Тянем велики обратно через тот же ручей. Чувствую, как падают первые капли дождя. «Всё, нужно ставить палатку прямо сейчас, иначе будет поздно!» — озираюсь по сторонам. Единственное место — заболоченная полянка в осоке и мхах. Прямо у дороги более-менее ровный пятачок. Быстро раскидываем палатку и едва успеваем затащить вещи внутрь, как начинается дождь. Настоящий холодный ливень с грозой. Вдалеке гремит гром. Затаскиваю последние вещи внутрь уже под тяжёлыми струями воды. Ну всё теперь готовить ужин и варить компот! Ах ты — воды же нет! — спохватываемся с Таней. Всего в сорока метрах от нас ручей. Поминаю, что боги и асы ждут подвига исключительно от мужчин. Но, блин! Я же без непромокаемых штанов! Верх не промокает, а вот низ… Сухой одежды не останется! «Да ладно. Я схожу без штанов! — придаю я лицу мужественное, нордическое выражение. Однако вылазить под дождь как-то не хочется. Таня начинает меня подстёбывать и решается идти сама, уже надевает штаны.

Лалерь на болотной кочке. Шаг влево или вправо — в ботинки протекает вода. «Ква-а-а» — произносит Витя.

Стены палатки содрогаются от дождя. Наконец, решаюсь и раздевшись до трусов, обвешиваюсь фляжками и босиком скачу к ручью. Набираю воду, холод дикий. Вползаю в палатку, стуча зубами вытираюсь полотенцем. Таня смотрит на меня так, что на секунду ощущаю себя героем. Да! Я сделал это! Нос мой задирается выше звёзд и тут… заканчивается дождь.
Ночью дождь шёл снова и снова. И когда мы проснулись, палатка стояла посреди самого настоящего болота. Еще немного и нас попросту затопило бы. Начинаю квакать, чем веселю Таню. Оставляем лагерь на усмотрение богов и взяв фонари и фотоаппарат отправляемся к «вратам Мории».

24 августа 2014 г.

Каково же моё удивление, когда я узнаю, что «сбегать за полчасика туда-обратно» означало в Таниных устах совершить восхождение на 500-метровую высоту по сильно пересечённой местности, изобилующей камнями, корнями и карабканием на скалы по страховочным тросам. Всё это оказалось не так уж быстро. Однако, мы не пожалели. Церковь троллейй — потрясающее место, очень впечатляющее. И мы с гордостью записываем наши имена в специальную книгу у входа в пещеру. Сегодня мы первые здесь!

Я даже и представить себе не могла, что до пещеры надо идти пешком три километра на высоту 500 метров. То есть пещеры находятся на горе и нужно совершить еще одно восхождение по сильно каменистому трейлу. Думала, что все так просто, быстренько посмотрим и все. Но поход пришлось отложить на утро. Долго решали брать ли велики с собой, и правильно сделали, что взяли только фонари и фотоаппарат. Стартовали рано, на тропинке никого не было, мы были совершенно одни и шли полностью слившись с окружающей природой. Никакие немцы с собаками не мешали нам наслаждаться окружающими видами, как на Кьераге или Тролльтюнге.

За мостиком через речку тропа еле заметно начинает подниматься вверх.

И вот тут мы убедились, что приняли правильное решение оставить велосипеды и все снаряжение в лагере и пошли налегке — одни корни и камни, сил на подъем уходит не меньше, чем на Кьераге. Только здесь нас окружает густой лес, деревья причудливой формы.

Преодолев первую полосу леса и поднявшись над долиной, мы остановились насладиться открывающейся панорамой.

Через каждый километр на тропинке установлены деревянные столики для отдыха — то есть их всего три на три километра пути. Все столики исписаны именами туристов, есть и множество русских имен, не исключено, что они и начали эту традицию. Витя достает свой шведский нож и вырезает наши имена.

Еще выше — и новый лес, где деревья пониже, а кусты побольше.

Одна из причин, за что я люблю такие восхождения — это наблюдение за сменой поясов растительности. Трек к пещере Церковь троллей — это один из лучших примеров за весь мой опыт, довольно четко видна граница между поясами. Второй лучший пример — это Тасмания.

Еще выше — и стали появляться веревки для карабканья по скалам. На всем протяжении подъема мы были совершенно одни, и нам казалось, что это такое безлюдное, совершенно нетуристическое место. Нам этого очень хотелось после Кьерага и Тролльтюнги.

Причудливые мхи Норвегии

И вот наконец мы добрались до верха и увидели вход в пещеру. Записываем наши имена в специальную книгу — сегодня мы первые! Ранние пташки.

Пещера не очень большая — длиной всего около 70 метров, но фонари там все равно нужны, это же пещера. Приспосабливаем свои мега велосипедные фонари 900 люмен, левая рука теперь как у Терминатора! 🙂

Зрелище очень впечатляющее! Вода льется через свод пещеры в подземное озеро красивым потоком света — это и есть алтарь Церкви троллей. Создается очень романтичная атмосфера — ведь мы были там одни и вся это красота была только для нас.

Мы так радовались тому, что увидели, но всю романтику испортили богомерзкие немцы, прорвавшиеся к «алтарю» и разрушившие очарование подземного царства и нашего одиночества. Они лезли своими телами в кадр и нагло улыбались.

Когда мы спусткались вниз, навстречу шли огромные толпы проснувшихся людей с детьми и собаками. Они затаптывали сыроежки вдоль тропинки своими грубыми ботинками. Природа тихо плакала…

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Стэрвэй ту тролльхэвен: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s