One Way Norway. Врагу не сдается наш гордый Кьераг

9 августа 2014 г.

Семь утра, вентером на причале, продираем глаза от громкой польской речи, звучащей где-то снаружи. К восьми вся пристань постепенно заполняется шоссерами с номерами на карбоновый байках. Многие в одинаковой черно-оранжевой форме какого-то велоклуба. И мы такие заспанные в помятых футболках вылезаем из домика, хлопаем глазами, присматриваемся, пытаемся понять, что за сборище. Оказывается, сегодня велопробег Lysebotn — Bryne, и все эти крутые велогонщики с дорогими велами тоже ждут парома в Люсеботн. Логично было думать, что ждут они нашего девятичасового парома.

Контингент велосипедистов весьма интересный. Витя больше всего был потрясен суровой мегадевой с длинными светлыми косами. Уже не первый раз встречаются подобные мегадевы.

А меня впечатлил толстячок на этаком ашан-байке с толщенными колесами. На руле у него висел пакет, набитый вкусняшками.

Подплывает какой-то паром, но не fjord1. Вся толпа велосипедистов, человек 100 не меньше, начинает к нему перемещаться. Попутно выясняется, что паром специально подогнали для участников велопробега и он бесплатный. Ну то есть может участие в гонке было и не совсем бесплатным, участники что-то оплачивали заранее, включая переправу. Но мы с Витей переглянулись и прочитали на лице друг у друга одну и ту же мысль: надо прикинуться участниками велопробега, сделать морду кирпичом и заплыть в Люсеботн. Ну мы же тоже с байками, никто и не отличит 🙂 Затусовавшись в толпу, зашли на паром. Паромщики принимали карбоновые байки и ставили их плотненько друг к другу, так что вся палуба была завалена великами. Картина впечатляющая. А что же байкеры? Вместо того, чтобы идти в зал для пассажиров, они сходили обратно с парома, что подозрительно. Мы тоже стали пристраивать свои груженые велики в общую кучу, но тут нас жестоко раскусили. Вам, говорят, не сюда, это паром для участников велопробега, а вам вооон на тот — и дяденька-паромщик показывает пальцем на подплывающий fjord1 для немцев. Ну делать нечего, сэкономить не получилось. А паром увез только груду байков отдельно от байкеров. Для самих байкеров приплыл уже другой пассажирский и тоже увез их вглубь фьорда. Пришлось нам платить 400 крон с человека за туда-обратно.

Забавное же зрелище мы представляли в толпе норвежских и всяких прочих польских спортсменов – навьюченные вещами, в помятых куртках и с заспанными рожами. Укусы линдеснесских мошек горели алыми пятнами на руках и лицах. Пытаюсь придать лицу мужественное и одновременно оптимистичное выражение. Герои Норкапа должны ступать на палубу корабля не торопясь, с достоинством. Байкеры, в основном люди уже в возрасте за 30 и 40 скользят взглядами по целлофановым пакетам из «Декатлона» с надписями на русском «Всё для спорта – спорт для всех», которыми обмотаны наши спальники, закреплённые поверх багажников. А что – запас витаминов, мало ли! И у нас чуть было не получается проскользнуть. Один из команды не выдерживает и начинает смеяться, услышав от нас в ответ на «Это паром для байков» — «А у нас тоже байки!». Вот и утренний позитив.

Это первый наш паром в Норвегии. Фьорд конечно прекрасен. Сделали классические кадры Прекестулена снизу, старой электростанции Флорли, Кьерага, всяческих видов и водопадов, послушали рассказы про эти места. С погодой не очень повезло, пасмурно и серо, все держалось на грани дождя. Но видимость была не самая плохая, никакого тумана, и несколько хороших кадров мы все же сделали. Ветер на этих фьордах прнизывает до косточек, поэтому я сразу же облачилась в пуховик.

Прекестулен или Кафедра проповедника, на который мы тоже планировали забраться.

Когда я увидела Кьераг с парома, то у меня все замерло внутри. Снизу он казался крошечной горошиной, такой маленькой, а пропасть под ним такой большой, что я просто не представляла себе, КАК можно вообще на него встать. Шутки ли — километр высоты. Но что тут скрывать, самой главной нашей целью, зачем мы плыли в Люсеботн, как и целью тысячи других туристов, было именно восхождение на Кьераг. Я хотела подняться на него и прочувствовать, каково это стоять над пропастью на маленьком камушке. Я много раз представляла себе этот момент. И вот теперь была уже так близка к этому, этот день наступил.

В отличие от Тани я не горел желанием попрыгать на Кьераге. Я не могу назвать себя трусом, но на большой высоте у меня начинает кружиться голова – наверное, наследственное. К альпинизму и восхождениям в горы меня никогда не тянуло. Но сам маршрут восхождения притягивает, очарование гор, высота и близость неба влекут буквально до зуда. Только осторожнее и не торопясь! Задумываюсь над тем, были ли несчастные случаи на Кьераге. Шутка ли – узенький скользкий камень над километровой пропастью! Рассказываю Тане, что несколько раз мысленно представлял, как она летит вниз, подвернувшись на камне. Призываю ее быть осторожнее. В ответ узнаю, что она боялась, что я вылечу в пропасть на спуске с серпантина. Со свойственной ей категоричностью Таня решает, что у меня «патологический страх высоты» и дружески подстёбывает меня. Так, с шутками разгоняем все страхи и сомнения.

Кьераг с Люсефьорда, снятый с 10-кратным увеличением.

Только мы вышли в Люсеботне, как зарядил дождь. Конечно лезть в дождь в горы не хотелось, но я почему-то надеялась на норвежскую погоду, которая очень изменчива. Все верила, что тучи рассосутся, как это бывало уже не раз, и мы даже не промокнем.

Пока мы ставили палатку в кемпинге, который находится на самом берегу фьорда, дождь только усилился. Настроения никакого не было, идти в горы в дождь не очень хотелось, но мы не выбираем погоду. Пусть это будет испытанием. Кемпинг в Люсеботне, надо сказать, очень трэшовый. За 200 крон на двоих предлагается поставить палатку на огромной подмокшей продувамой ветром поляне (хоть и с видом на водопад), тесная кухонька и душ 10 крон за 5 минут. На кухне негде даже присесть и развернуться, а народу набивается немерянно. Сушилка для рук есть только в туалете. Как сушат свою одежду промокшие хайкеры-кьераговцы я пока представить себе не могла. Но это был самый дешевый вариант из всех возможных.

Позирую возле кухни кемпинга

Путь к Кьерагу непрост. И это мягко сказано. Как я уже говорила, это дичайшая глушь, втиснутая между двух гор, где никто не жил пока не нашли Кьераг. Люсеботн по сути обслуживает только туристов и то только в смысле ночевки. Сперва нам надо было преодолеть 8 километров дорожного серпантина до смотровой площадки Øygardsstølen (орлиное гнездо), откуда уже начинается пешеходный трек на Кьераг. Никакого общественного или иного отработанного транспорта для заброски туристов тут нет, каждый сам решает эту проблему. Те, у кого нет машины, едут автостопом. Подниматься с велосипедами по крутому серпантину, у которого 28 поворотов, на высоту 700 метров или идти пешком без велосипедов — разница небольшая. Поэтому мы решаем идти пешком, по пути пытаясь поймать попутку. Ведь если нас кто-то подкинет, то так мы быстрее окажемся наверху, чем если будем просто тащить байки на себе.

В такую погоду желающих покорить Кьераг почти не было, мимо проезжало очень мало машин. Никто не хотел лезть туда в дождь, но мы были уперты по принципу «русские не сдаются». Никто из проезжающих не хотел подбрасывать нас до смотровой площадки, хотя казалось бы чего это стоит. Дорога всего одна и всё равно все туда едут. И мы шли пешком по серпантину, отсчитывая бесконечные витки один за другим, шли медленно.

Эта дорога не обычный серпантин, а с хитрым тоннелем. Тоннель сам загибается петлей по серпантинному типу. Перед тоннелем мы еще раз попытались поймать попутку, но и тут никто не остановился видимо из соображений безопасности.

Прошли тоннель, но и после него никто не хотел нас подбирать. Ну хорошо, думала я, нас никто не хотел подвозить тогда с велосипедами. Но теперь мы без велосипедов, никакого беспокойства никому не доставим, просто два хайкера, которые идут на Кьераг, почему нас никто не берет? Может быть с нами что-то не так, может быть никто не хочет тормозить на серпантине, хотя мы голосовали в специальных карманах для аварийной остановки. А может быть не так что-то с людьми. С немцами. С фашистами.

Витя на склоне нашел зонтик, очень кстати в такой дождь

Мы пытались не падать духом и во всем искать позитив. Время тянулось резиной, шли все медленнее, а дождь все усиливался. Но на дороге то и дело попадались необычные виды.

Дошли до парковки возле небольшого водопада. Отсюда уже видно было смотровую площадку — оставалось совсем немного. Но эта парковка давала надежду на то, что кто-нибудь остановится возле водопада и подвезет нас остаток пути. Подъехала пара машин, обе забитые людьми. Опять не повезло. Позитив находить становилось все сложнее и сложнее, и до меня стало доходить, что времени на восхождение остается все меньше и меньше.

Последние витки серпантина мы шли совершенно вымотанные морально и физически, почти не разговаривали. Витя был больше измотан дорогой, а на мне не было лица из-за того, что не повезло с подброской, все ухудшающейся погоды и наступающего вечера. Дошли до смотровой площадки и уперлись в информационный стенд, на котором было крупно написано: «2,5 + 2,5» часа. У меня внутри все упало.

С каждым шагом, приближаясь к началу трека, Таня становилась всё мрачнее и мрачнее. Дождь усиливался. Я уже чувствовал танино настроение и знал, что, разозлившись, она предпочтёт не останавливаться на полпути. И вот – перед нами стоянка, туалет и инфокиоск, несколько одиноко стоящих автомобилей. За ними уходят вверх пологие, но абсолютно голые и мокрые скалы. На часах уже половина пятого. Лезть на скалы в сумерках, под секущим дождём и ветром было бы полным безумием. Высказываю свои соображения Тане, аргументируя их тем, что многие экспедиции из-за погодных условий были вынуждены откладывать восхождения. И тут начинается локальный Армагеддон. Как выжил в нём, до сих пор не знаю. Одинокая женщина на автостоянке с удивлением смотрела на нас, мокрых до нитки, размахивающих руками и ожесточённо спорящих на неведомом ей языке. Зрелище было ещё то!

— Ну, говорит Витя, это значит 3+3 = 6 часов. Если мы пойдем сейчас, то вернемся уже затемно, к полуночи, ни живые ни мертвые. Нет смысла идти. Возвращаться будем уже по темноте да еще и в дождь. Это стремно и очень опасно. Давай не пойдем, нет смысла.

Дождь ударил с новой силой. Конечно головой я понимала, что никакого смысла идти нет. Но мысль о том, что я потратила целый день на то, чтобы добраться до начала трека и так обломаться, просто выбила меня из колеи. Ну как, как может так не повезти во всем сразу? Я сломалась. Заревела как ребенок, которому не купили игрушку. Было так жаль, что вообще не увижу Кьераг только потому, что был плохой день. Я никак не рассчитывала на это, не ожидала. Проклинала всех этих бездушных людей, которые нас не подвезли, Норвегию с ее «блядскими дождями», злилась на себя и всех вокруг. А дождь все лил и лил, так что можно было снимать клип к песне «Crying in the rain». Сейчас все это кажется смешным, а тогда выглядело крайне драматично. Витюша бросился меня успокаивать, но никакие аргументы не работали. Наконец он предложил попробовать еще раз завтра, дать Кьерагу вторую попытку. Надежда на завтра постепенно меня успокоила. Осталось придумать, как нам вернуться обратно к кемпингу, не идти же обратно все 8 километров вниз пешком? Поэтому мы стали приставать ко всем людям на парковке, которые в это время уже возвращались с Кьерага все промокшие и замерзшие. Их было не так много, но один парень, только что спустившийся с гор, согласился отвезти нас вниз. Ему туда было не надо, но он просто взял и отвез нас. И был это настоящий немец, из под Дрездена. Правильный такой немец, а не нарицательный. Хороший парень. Машину он вел в одних трусах и босиком — все остальное было мокрое у него. Посочувствовал нам и вдохновил на завтрашнее восхождение, говорит это трудно, но стоит того.

Увидеть Кьераг было сегодня не суждено. Но и я, и Витя очень этого хотели, поэтому дали ему еще одну попытку. Остаток вечера потратили на то, чтобы высушить одежду под сушилкой для рук. А вообще любые восхождения лучше планировать с раннего утра и ночевать лучше всего у самого начала трека, это надо запомнить.

Возвращаемся в лагерь. Настроение не очень. Мы злые, усталые и мокрые. Нужен позитив, поэтому я нахожу в себе остаток сил, чтобы поползти на кухню и сварить суп из сушеных грибов, захваченных в Москве. Знакомлюсь с приятной молодой парой из Праги. Развеселило то, что они готовили на плите нечто из пакета, на котором было написано «Poganka». Похлебав супчика, чувствуем себя лучше и засыпаем мёртвым сном.

10 августа 2014 г.

Всю ночь лил страшный дождь. Кажется, что он и не прекращался ни на минуту со вчера. Я несколько раз просыпалась в полубреду и думала, что палатку смывает вышедшим из берегов водопадом. Прозвенел будильник, и мы еле еле продрали глаза, совершенно не осознавая себя. Все было как в какой-то параллельной реальности, мы оба ничего не соображали и пытались привести друг друга в сознание. В этом бреду мы все еще не были уверены, что стоит идти на камень. Но к восьми небо прояснилось, и вдохновленные хорошей погодой все-таки решились идти.

Оказалось, что уборщица в кемпинге вполне неплохо говорит по-русски, сама она была латышкой из Риги. Она нам подсказала, что в 9 утра наверх поедет микроавтобус с бейсджамперами. Поняли, что стоит торопиться, наспех засобирались, подогрели вчерашний суп, но на автобус все равно опоздали. Витя даже в спешке и спросоня залил кофе холодной водой (молотый кофе мы заваривали по-походному или по-польски, просто заливая его кипятком). Но он молодец — нашел русских ребят из Питера на машине, которые тоже ночевали в кемпинге и уговорил их завести нас наверх, хотя они туда не собирались. Это первые русские, которых мы встретили в Норвегии. Они уезжали на паром, но время до него еще оставалось и они нас отвезли просто по доброте душевной. Пытались уговорить их пойти с нами, но ребята рассказали, что читали в путеводителе, что типа очень сложно туда идти, что там металлические цепи вбиты, почти скалолазный маршрут и такое не для них.

Вот тут на картинке есть высотный профиль маршрута для восхождения. Не Эверест, конечно, но непростой такой подъем с 650 до 1000 м с парой спусков. Думаю, что общий набор высоты около 500 метров. Длина маршрута — 4 километра, то есть 8 туда и обратно.

Отлично, погода и добрые русские ребята дали нам шанс на это восхождение. Мы идем на Кьераг! Назад пути нет.

Дорога действительно потрясающе красивая и сложная, мы приноровились следовать маркерам буквы Т, нанесенных красной краской на больших камушках или специально сложенных пирамидках, и идти за толпой.

Людей по случаю выходного и хорошей погоды было просто немерянно. Все одеты по-разному. Кто-то очень профессионально по всем правилам хайка, в треккинговых ботинках и с палками, а кто-то вообще чуть ли не в шортах, сандалях и пляжных тапочках. По ходу тропы действительно вбиты цепи, за которые надо держаться, чтобы не улететь вниз по голым камням.

Снова норвежские мегадевы с меганогами, хайкер-вариант. Я им начинаю завидовать!

Самой сложной мне показалась первая половина маршрута, где сразу идет резкий такой подъем метров на 200 по цепям. А дальше начинается красота с горным озером и лежащим вдалеке снежком.

Несмотря на большое количество людей, идти было очень здорово.

В какой-то момент сверху уже видно Люсеботн и кемпинг, на котором стоит наша палаточка.

Нашу палатку видно возле реки рядом с деревом. А вот это желто-голубое пятно прямо посреди поляны — чья-то палатка, погнутая ветром и насквозь залитая ночным дождем. Внутри лежали вещи, но никто в ней не ночевал. Сначала мы подумали, ну кто же так ставит палатку прямо посреди поля на ветру. А потом когда утром стало понятно, что хозяин не появлялся, решили, что может быть с хозяином палатки что-то случилось — он пошел на Кьераг в дождь и не вернулся, упал с него. Эта загадка волновала меня не меньше перевала Дятлова.

Последний километр маршрута идет по плато на высоте 1000 метров, тут уже совсем нет растительности, голые скалы. И очень холодно без шапки.

А вот и снежок!

Пополняем запасы воды

Самая высшая точка, от нее до Кьерага идти всего ничего.

Вот таким видишь Кьераг в первый раз.

Камень просто потрясающий! Когда еще видишь его издалека, то не так страшно. Глядишь — люди запрыгивают один за другим, фоткаются. И это создает некую иллюзию, что все фигня, не страшно. Самое смешное, что на него была очередь. Хочешь фото на камне — вставай в очередь и жди, толпа там собралась просто адская. Ну правильно — погода хорошая, это тут редкость, все пользуются моментом. Я тоже встала в очередь в намерении сделать классическую фотку покорителя Кьерага в полете. Но как только очередь до меня дошла, то я поняла, что я просто НЕ МОГУ. Вся моя смелость куда-то испарилась. Под тобой только маленький выступ, на котором ты стоишь, и железная петля, вбитая в отвесную скалу рядом с камнем, за которую предполагается держаться. А внизу пропасть в километр, на который ты поднимался 3 часа. И камень, зараза, такой круглый и маленький. Надо подступать к нему боком, держась только за петлю, и как-то резко запрыгивать. Коленки у меня просто тряслись от страха, я ничего не могла с этим поделать, палец провалился в железную петлю и застрял там. Пока выковыривала его, порадовалась, что не прыгнула в этот момент, иначе осталась бы висеть на застрявшем пальце. А сзади чуваки в очереди меня только подбадривали и торопили «давай, ты сможешь», это жутко раздражало. Потом я как-то совладала с собой и решила на камень вползти на коленях. Но это оказалось еще страшнее. В конце концов решила не рисковать, у меня уже все тряслось внутри и ноги с руками отказывались слушаться. Поэтому у меня есть только вот такое фото 🙂

Ну и еще парочка нелепых поз на фоне Кьерага

Мало дойти до Кьерага, надо еще пройти весь этот путь обратно. На обратном пути снова было пошел дождь, и мы уже предвкушали промокнуть до нитки как и вчера. Но дождь отступил и дал нам возможность дойти до конца почти сухими. Люди часто оставляют мокрую одежду и обувь на трейле, возможно чтобы не тащить ее до самого верха, а забрать на обратном пути или не забирать вообще. Я нашла кофту в серо-оранжевую полоску, как у Фредди Крюгера. Она была грязна и мокра, и на размер или два меньше витиного (решили, что к похудению). Он ее тащил до самого кемпинга, кидая впереди себя, чем очень веселил хайкеров. В кемпинге Витя ее и оставил, решил не брать такой трэш. С обратным автостопом повезло больше — нас подвезла пара датчан. Обратный путь на пароме стал временем для отдыха — ноги гудели страшно, мы были еле живые. Вышли в Форсанде, уже стало смеркаться. На берегу вентерома не оказалось, поэтому отъехав на километр от причала, заночевали в палатке на пригорочке. Место было отличное, если бы не сильный ветер, сдувавший палатку, наш скромный ужин и последний пакетик чая, за которым пришлось долго бежать. И Витя его все-таки поймал.

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Врагу не сдается наш гордый Кьераг: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s