One Way Norway. Неприступный тоннель

Возле маяка решили и заночевать, день укоротил накрапывающий дождь. Я заметила тропинку, ведущую в небольшую бухточку к морю. Место прекрасное, спокойное, только очень много кусучих мошек, хорошо хоть комаров нет. Мошки эти, по всей видимости, живут в морских водорослях. Вот и пригодились накомарники. Хотя спасали они неважно — мелкие мошки пролезали в сетку и обгладывали остальные неприкрытые части тела.

4 августа 2014 г.

Живописный лагерь на берегу моря возле Линдеснесса. Как на картинке – тихая бухточка среди скал, белая лодка, столик, камни. Предвкушаю романтический, спокойный вечер с безветренным закатом. Но полчища гнуса набрасываются на нас. Готовлю ужин, пританцовывая от укусов. Кстати говоря, линдеснесские мошки стали едва ли не самым страшным зверем, встреченным нами в Норвегии. Экология у них прекрасная. Природа дикая, но ощущение здорового воздуха, отсутствия враждебности окружающей среды не покидало до самого конца поездки. Такая враждебность, болезненность – в каких-то мелочах: комарах, запахах, зараженности деревьев и почвы есть, к сожалению, в России. Это моё личное ощущение, весьма субъективное, но яркое. В Норвегии мы встречали лосей, лисиц, хорьков, разных птиц. Всё это была нетронутая, не исковерканная человеком природа. И не было ощущения опасности от того, что нечто тебя укусит, заразит, отравит. Тем не менее, мошки оказались очень зловредными – еще несколько дней мы были покрыты зудящими алыми пятнами.

Настроения у Тани нет – она заметно нервничает от того, что мы едем вовсе не так гладко и быстро, как планировалось. Честно говоря, помня свой опыт походов по Крыму, где рельеф схож с южной Норвегией, я сразу же отбросил Танину идею об обязательном километраже 70-80 в день. Понимаю, что объективно мы можем проезжать километров 50 – на тяжело груженых байках, преодолевая ежедневно два-три перевальчика по 200-300 метров. Но стремиться проезжать больше очень хотелось. Хотелось впитывать те замечательные пейзажи, которые нас окружали, не пропускать ничего вокруг. Важно было войти в ритм, набрать скорость и постепенно брать все большие ходовые отрезки. В общем, так оно и получилось. Но сложностью стала наша с Таней разница, если можно так выразиться, в биоритмах. Ей легче ставить перед собой цель проехать больше и, если это не получается, брать с наскока, на форсаже. При этом Танюша, как я уже знал, «сова». Встать рано ей очень сложно. В моих одиночных походах я вставал засветло и активно крутил педали в первой половине дня, а ближе к вечеру сбавлял темп и раньше вставал лагерем. Таня двигалась несколько по-другому: ее самое активное время – после обеда, а форсаж приходился на предзакатние часы. Началась наша командная «притирка», в которой не обошлось без мелких разногласий. Но к чести нашей маленькой экспедиции, мы в конце-концов выработали средний, выносливый и размеренный ритм движения, который позволил нам меньше устать от ежедневного кручения педалей и сохранить силы до самого Нордкапа.

Ранний подъем в 6.30 утра — сегодня планируем проехать как можно больше, используя ясную погоду. Меня очень беспокоит медленность нашего перемещения. Выехать рано тем не менее не удалось — Витёк все утро устранял хруст в своем заднем колесе. Кончился хлеб, его хватает на 2 дня, опять надо покупать. С рассветом мошек не стало меньше, они круглосуточные и кусают равномерно в течение дня. Радуюсь, что мы наконец-то едем на север и сегодня вечером будем ближе к Нордкапу.

В первые же дни похода выявились и первые технические проблемы с велосипедами (в основном, у меня), которые продолжились потом. Долетели наши байки отлично. Во многом, должен отметить, благодаря Таниному опыту упаковки. Мои же проблемы были связаны с излишним весом. Уже возле Линдеснеса появились странные звуки в задней втулке. У Тани более мощные колёса, больше спиц. Я же потяжелее. Что-то начало постанывать и поскрипывать. Пока не совсем ясно, что. Смазываю оба байка, подтягиваю тросики, довожу болты на багажниках. Драгоценное время уходит. Но, кажется, всё. Можно отправляться в путь.

Только мы покинули самый южный полуостров, как опять уперлись в крутой подъем на 200 м. После подъема был Лунгдаль. Погода сегодня теплая, я бы сказала даже жаркая. Температура днем достигает 28 градусов, поражаюсь контрастам местной погоды. В Лунгдале нашли большой супермаркет, закупили хлеба, мороженки, дешевой голубики и всякой мелочи. Вроде бы ничего особенного, а опять отдали круглую сумму. Мороженое здесь вкусное. Самое вкусное — клубничное Soft Shake от Hennig Olsen, распробовали еще вчера на маяке. Еще купили зубную щетку для Вити, свою-то он забыл дома. Вернее купили не одну, а целых четыре — почему-то четыре стоили в 2 раза дешевле одной самой дешевой. Приспособили их сразу для разных нужд: одну — по прямому назначению, вторую для мытья посуды, третью для чистки цепи и кассеты, а четвертая запасная, пусть будет.

За Лунгдалем обнаружился еще один перевал, на этот раз почти 300 метров. В эти первые дни я не вылезала из навигатора и после очередного разглядывания изолиний на карте радостно сообщала Вите: «Ну, сейчас небольшой подъем на 200 метров, потом спуск, потом опять подъем на 250. Но это фигня, проедем все к вечеру!» Кроме того, у меня наблюдалась психологическая склонность к занижению подъемов, ведь я оценивала изолинии на глаз. Этот факт очень забавлял Витю, он даже стал меня подстебывать: «Ну, сейчас два перевала по 500 метров, а потом еще проедем 100 километров, там «где-нибудь» и заночуем!» Ну что ж, это Норвегия — надо привыкать! Дорога вверх грунтовая и машин на ней совсем мало. Тащим мы, значит, свои велики, и тут останавливается мужик, ехавший навстречу, и начинает активно объяснять, что впереди тоннель, вернее много тоннелей, но велосипедистам туда въезд запрещен и нам надо ехать в объезд по старой дороге вдоль фьорда во Флеккефьорд. Мы это итак уже знали, о чем ему вежливо сказали, но мужик продолжал размахивать руками и объяснять все по десять раз, будто мы тупые и ничего не понимаем. Еле отделались от него. Помог бы лучше подкинуть через эти самые тоннели. Тем более, что мы в объезд ехать не планировали, а сильно надеялись на то, что поймаем попутку по дороге перед первым тоннелем. Ведь по прямой ехать 20 километров, а в объезд — больше 50-ти. С учетом рельефа это лишний день корячиться на горках.

Природа южной Норвегии: основном сосны и камни, затянутые мхом.

Первый тоннель Vatlandtunnelen оказался с объездом: сначала резкий подъем, а спуск еще круче! На спуске даже шли пешком, тормоза не справлялись с крутизной и щебенистым покрытием — заносило нехило. А вообще дико радуюсь, что перед поездкой раскошелились и в качестве задних тормозов поставили Авиды BB5 — разительный контраст с Тектро, которые стояли до этого. Впереди так и остались Тектро, и вот тут-то и появилась возможность сравнить. Авиды срабатывают плавно, но держат крепко, Тектро спереди — это вообще скрипучий ужас, резкие и постоянно проваливаются да ломаются.

Нам по пути с «нозн си сайклинг роад» — официальной велотрассой вдоль Северного моря, проходящей  по территории Норвегии и Великобритании. Есть указатели для велосипедистов, велодорожки, кое-где вполне неплохие. Самих велосипедистов груженых мы встретили пока только один раз. Парень и девушка нашего возраста. Вообще циклистов много, но в основном все порожние. Часто встречаются мускулистые спортсмены, яро крутящие в горку. Поразила одна мегадева — когда мы с Таней поехали в объезд тоннеля по очень уж извилистой дороге, с просто адскими подъемами, на одном из них встретилась нам накачанная сексуальная норвежка , лихо обогнавшая наш медленный караван и через некоторое время скатившаяся вниз. Она улыбнулась мне странной улыбкой превосходства. Таня была потрясена. Я тоже.

Впереди первый тоннель Vatlandtunnelen

Наконец выехали на дорожную развязку между двумя тоннелями. Сразу за раундэбаутом был въезд в тоннель и стоял знак с перечеркнутым велосипедом, по дороге непрерывным потоком неслись кемперы и фуры. Ну вот и все, приехали. Ни карта, ни мужик на перевале не врали: ехать там даже на первый взгляд опасно, не стоит и пытаться, жизнь дороже. Да что там тоннели — сама дорога E39 запрещена для велосипедистов. Я вспомнила, как читала историю байкеров, которые заехали в такой тоннель, и только они прокрутили километр, как материализовалась полиция, остановила все движение и выскребла оттуда этих байкеров обратно. Вполне правдоподобная история. У развязки была зона отдыха с туалетами и краткой туристической информацией, там уже стоял кемпер, парочка детей прыгала вокруг столика. По речи поняли, что это немцы. Надо бы спросить у них, не едут ли через Флеккефьорд, не подбросят ли. Но никто из нас двоих подходить к немцам не хотел: Витя оправдывался языковым барьером, я же просто не верила в успех сего предприятия. Ходили кругами, наконец я решилась подойти к кемперу. Мама семейства шебуршилась внутри, и по взгляду этой тети сразу стало понятно, что связываться с нами она не особо желает, хотя я еще ни слова не успела произнести. Тем не менее я спросила, не по пути ли нам. Прикрываясь тем, что она плохо говорит по-английски, детьми и отсутствием места внутри, вежливо отказала. В общем нашла повод, хотя кемпер был абсолютно пустой, куча места. Ну и ладно. Выходим на кольцевую развязку и жадно ловим взглядом проезжающие машины, пробуем остановить только кемперы и фуры, легковушки пропускаем. Прошел час, но из всего потока остановилась наверное пара водителей, которым было либо не по пути, либо не было места или еще находилась какая-то причина отказать. Настроение и надежды медленно таяли вместе с солнцем на горизонте. Венцом череды вежливых отказов стал дед на абсолютно пустом кемпере, который с циничным спокойствием заявил: «Для вас есть объездная дорога вокруг фьорда, вам надо ехать по ней, если у вас нет машины. Я не должен вас подбрасывать.»

И вот тут я совсем отчаялась и разочаровалась в норвежцах и немцах — они чаще всего и попадались. Да, формально все они правы, дорога есть и мы должны. Но в этом нет никакой души и участия в чужой проблеме.

Витя начинает меня подбадривать, говорит, что может быть это нам сегодня не повезло, ну не наш день, но завтра повезет обязательно. Предлагает заночевать прямо возле развязки, ведь ехать дальше нет никакого смысла. Тут хоть есть столики, туалет, вода и место под палатку, место немного в стороне от трассы и довольно тихое. А завтра утром нас обязательно кто-нибудь подвезет, все будет хорошо. Ну а если нет, то это же не конец, можно ведь поехать и в объезд, ну пусть это займет лишний день, наверняка там крутые пейзажи. Остаемся с грустной надеждой внутри, утро вечера мудренее.

5 августа 2014 г.

Ночью было слегка прохладно, да и ночевали мы не одни. Только улеглись, как подъехала пара поляков на мотоциклах, громко надували матрас насосом до полуночи. Спалось неважно, часто просыпались от укусов мошек, которые внезапно стали жутко чесаться, через сутки. В перерывах между расчесыванием укушенных ног, рук и шеи переживала, как нам подкинуться через этот гадский тоннель. Ехать очень тяжело. Перевалы хоть и небольшие, но на день их выпадает по две-три штуки, каждый дается нелегко и больше 50-ти в день проехать не получается. Только вчера общий набор высоты был около 800 метров, а дальше будет только хуже. Мы никуда не успеем…

С утра мы снова попытались найти попутку. Подъехали полицейские на зарешеченном грузовичке, везли в кузове каких-то арабов. Вышли отдохнуть и перекурить, выпустили и арабов, стояли курили с ними вместе, смеялись и разговаривали. Постремались подойти к ним со своей проблемой, эти бы точно нас послали куда подальше, на объездную дорогу вокруг фьорда. Подъехал еще дед на грузовичке типа буханки. Дед пробубнил что-то невнятное с ехидной улыбочкой: «В этой стране много тоннелей! Вся страна — сплошные тоннели. Иногда лучше смириться, чем пытаться идти против правил.» Мы все окончательно поняли и поехали в объезд.

Сегодня решили больше никогда ни при каких обстоятельствах не обращаться к автомобилистам за помощью, и будем держать свое слово. И хотя впереди еще много таких участков, где нет даже альтернативной объездной дороги для велосипедистов, будем пользоваться только автобусами и паромами в таких случаях — формальным общественным транспортом. Окей, будем играть по вашим правилам, норвежцы. Хватит унижаться.

Дорога сразу же повела нас наверх по крутому склону фьорда. Я была еще злая от неприятного общения с водителями, а необходимость сразу же тащить велосипед в гору и надвигающаяся жара еще больше меня раззадоривали. Витёк молча снял мою нарульную сумку, повесил себе на плечо. Толкать велосипед стало немного легче, и я успокоилась. Дорога наверху выписывала изгибы, а вид с нее вниз на фьорд был таким живописным, что вскоре мы забыли о сухих норвежцах с их машинами и только наслаждались видами. Вите дорога тоже понравилась, и он сказал, что красивее дороги не видел в жизни, и что не зря мы поехали в объезд. Нет худа без добра.

Фьорд мы обогнули, по другой стороне дорога шла уже вдоль его берега и была абсолютно плоской, теперь мы уже ловили кайф от того, что наконец можно разогнаться и ЕХАТЬ. Тут мы проскочили наши первые два тоннеля в Норвегии, уже разрешенные для велосипедов, довольно короткие и с хорошим освещением. Остановились перекусить на лавочке с видом на огромный мост через фьорд, который мы как раз и объезжали. С обоих концов моста тоннели и все это на довольно приличной высоте, метров 300 над фьордом.

За спиной мост через Федафьорден, вид со стороны Феды

Объездная дорога петляла вокруг автомагистрали по горам. Очередной виток объезда маршрутом Евровело вел по красивому ущелью со старым мостом. По таким тихим живописным дорогам однозначно стоит ехать!

Сегодня очень жаркий день, хочется раздеться совсем. Температура днем достигает 35 градусов.

Вид со старого моста на озеро

Витя решил прогуляться по тропинке вдоль озера, наснимал всяких гор

Указатель съезда на велодорожку мимо очередного тоннеля иногда не так-то просто заметить за кустами.

Зато на таких объездах попадаются сохранившиеся участки старых, исторических дорог. Например, это кусочек первой дороги в западной Норвегии, посторенной еще в 1830-х годах для повозок и соединявшей Кристиансанд и Ставангер.

Велодорожки в Норвегии не всегда логичны. Одна, что указывала на Флеккефьорд, привела в тупик со снопами сена, завернутыми в пленку.

Во Флеккефьорде Витя обнаруживает, что где-то на спуске у него выпала кофта и бутылка с водой. Он сильно расстроился: кофта хорошая и очень нужная в походе. Есть еще одна запасная, но этого мало для предстоящих гор. Я успокаиваю милого, вспоминую, что у меня тоже терялась кофта в путешествиях, и к этому надо относиться философски. Если что-то потерялось, то потом обязательно найдется, или купим новую. Предлагаю ему вернуться назад и поискать кофту, но он с грустью отказывается в пользу движения вперед. Вот и первая потеря нашей экспедиции. Без настроения едем к батерее времен Наполеона, в форт Гроннес.

Grønnes fort на берегу Флеккефьорда был построен в 1807 году для защиты от Наполеона. Батарея так и не участвовала в войне.

Форт мало напоминает исторический, 5 маленьких пушечек и то полностью восстановленных, мы ожидали от него чего-то более грандиозного. Сейчас это место семейного отдыха, рядом небольшой пляжик. Несмотря на жару, море жутко холодное, только ноги помочили и уже замерзли. Суровые норвежские дети резвились в воде, ловили сачками крабов и моллюсков. Мы наблюдали за этой идиллией, сидя на берегу, и думали о пропавшей кофте и бутылке с водой. Надо ехать в магазин и покупать воду вместе с бутылкой взамен утерянной, ведь бутылки тут на дороге не валяются, законопослушные граждане их сдают.

Немного отдохнув, поехали в центр, нашли там любимый супермаркет Kiwi. Витя взял бутылку воды и маааааленькую 100-граммовую бутылочку оливкового масла. Когда на кассе он узнал, что за эту покупку с его карточки сняли больше 30 крон, по лицу его проскользнула легкая нескрываемая тоска. В очереди за нами стоял местный дедок, на вид простой пенсионер-работяга в засаленных джинсах и рубахе. Мы вышли, стали упаковывать покупки, за нами вышел и дедок. Добродушно глядя на Витю, он молча протянул ему бутылку йогурта. Витя немного оторопел и отказался. Тогда дедуля протянул бутылку мне. Тоже «no, no». Йогурт, булка и сыр в тюбике — вот и все, что было у деда из покупок. Но он не угомонился. Теперь он настойчиво предлагал Витьку сыр в тюбике. Витя взял. Thank you! Мы были потрясены. Дед поделился третью своего полдника. На выезде из города мы заметили этого человека на скамейке, жующего свою булку с йогуртом. Махнул нам рукой, типа «гуд лак». Сыр в тюбике получил кодовое название «подарок дядюшки Улофа».

Продолжение >

Реклама

One Way Norway. Неприступный тоннель: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s