Брюссель

24-26 августа 2012

Ну вот и настал конец путешествию. Все когда-нибудь кончается, даже если кажется, что оно никогда не закончится. Утром немного покапал дождик. Я не спеша собралась и поехала в Брюссель, где меня уже ждал Джон — мой легендарный шотландский друг. Когда Джон услышал о велотуре, то сначала назвал меня сумасшедшей, потом спросил, в каком городе будет финиш. Я предложила ему приехать в Брюссель, составить мне компанию и разделить победу над дорогами. Через какое-то время я получила письмо с адресом отеля, который он забронировал. Я, конечно, офигела в очередной раз. Ради такого дела решила срезать Антверпен и приехать в Брюссель раньше.

В это утро навигатор почему-то отказался прокладывать нормальный маршрут до Брюсселя. Бумажных карт Бельгии у меня не было. Поэтому я решила использовать интуицию и компас. Еще не оправившееся от ночного дождя утро привело меня к реке. В Бельгии такая же система нумерации веломаршрутов, как в Голландии: цифры на пересечении дорог. Я увидела на карте на другом берегу реки следующую цифру и двинулась к ней. Оказалось, что никакой переправы к этой цифре нет, и предлагалось сделать небольшой крюк. Крюк привел к велосипедному парому. Одинокий паромщик стоял на другом берегу. Увидев меня, он завел мотор. Денег не взял. Берега высокие и заросшие травой, поэтому сделали удобные съезды для велосипедистов.

А дальше были фруктовые фермы и кукурузные поля. Во Фландрии на полях выращивают далеко не брюссельскую капусту, а кукурузу и груши. И пока я ехала вдоль этих ферм, все время подмывало сорвать и попробовать длинную зеленую грушу. С соблазном не удалось совладать. Когда велодорожка шла прямо посреди огромного грушевого сада, ничем не огороженного, я прямо на ходу сорвала одну грушу. Она оказалась такой сладкой, что слюни текли до самого Брюсселя. Но совесть не позволила заниматься грабежом урожая, хозяин же неизвестно где прятался.

И вот траффик начинает сгущаться, появляются признаки автомагистралей и кольцевой дороги, велосипедистов посылают в объезд. Никаких знаков, что я въезжаю в Брюссель. Я просто знаю, что я уже здесь, в своем последнем городе. Я много слышала, что Брюссель — это город черных и арабов. Так оно и вышло. Но пока я ехала среди этих отнюдь не европейских лиц, то поняла, что дали мне все эти путешествия на велосипеде: толерантность. Я не боюсь черных, арабов, турков в Европе, они уже не вызывают у меня резкого отторжения или неприязни, пока относятся ко мне с тем же уважением, что и я к ним. Даже жизнь в США, состоящих на 100% из разноцветных иммигрантов, не дала мне столько терпимости, сколько путешествия на велосипеде. Нет, мне не нравится фастфуд под названием «кебаб». Но мне также и не очень нравится фастфуд под названием Макдональдс. Мне не нравится, что бельгийская культура, которую я и приехала изучать в Бельгию, скрывается под слоями других культур, как древняя фреска под слоями штукатурки. Но он не умерла, надо просто копнуть глубже. Это современное общество с его тенденциями, такое, какое есть. Глобализация. И в этом тоже есть своя прелесть: наблюдать, как оно все живет и взаимодействует. Может быть, наступит очередная эпоха ренессанса, и мы будем жить уже среди других трендов. Когда-нибудь.

Брюссель — это двуязычный город. Если Фландрия говорит по-голландски, а Валлония по-французски, то Брюссель — такой преимущественно франкоговорящий анклав посреди Фландрии. Голландский тоже официальный язык, но все говорят с тобой по-французски. Переходишь на английский — кричат «О боже!» и сразу убегают. Странные они, эти брюссельцы. Очень непривычно въезжать в резко другую языковую среду, когда из страны ты в общем-то никуда не выезжал. А еще тут все какие-то невежливые.

Пришлось поплутать в поисках отеля. Я запомнила, что он возле ж/д вокзала, но искала его возле совершенно другого вокзала. Спохватилась только спросив у какой-то внятной дамы. И вот я захожу в этот роскошный отель. Мокрая и вонючая, в шлеме и велошортах, таща за собой велосипед. И понимаю, что друзья — это лучшее, что есть в моей жизни.

Grand place.

Брюссельский собор.

Джон подслушивает орган за закрытыми дверьми собора.

Атомиум.

В этом здании находится музей музыки. Одна из самых больших в мире коллекций различных народных музыкальных инструментов всех времен.

На входе дают аудиогид — можно послушать, как каждый инструмент звучит.
   

Я о существовании некоторых инструментов даже и не знала, не то чтобы слышать, как они звучат.
   

Ну и наконец культовое место — ресторан-пивнушка A la Mort Subite. 100 лет назад эта пивнушка была излюбленным местом зависания брюссельских банкиров. За пивом они играли в карточную игру 421, где проигравшего называли Mort Subite — внезапная смерть. Владелец решил закрепить популярнейшую игру в названии пивнушки. Очень туристическое, но отнюдь не плохое место.

Кислое пиво, до конца не добродившее. Одна из разновидностей кучи бельгийских ламбиков.

На этой позитивной ноте хочется закончить свой рассказ. Потом я летела вместе с велосипедом с эскалатора вверх ногами, потому что на ж/д вокзале лифт так и не был обнаружен, а мы спешили в аэропорт. А в аэропорту мы записывали на камеру мастер класс по разборке велосипеда и его упаковке (Russian style packing) под любопытные взгляды пассажиров.

Пройдено за день 45 км

Конец!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s