Через черные кварталы Бирмингема. Контрасты и философия

7 и 8 сентября 2010 г.

В какой-то момент ночи дождь закончился, утром снова выглянуло солнце, и о вчерашней непогоде напоминали только сырые вещи и немаленькие лужи в углах палатки. Нужно что-то делать с ее водонепроницаемостью. Пока сушатся вещи, взяла себя в руки и вот решила пописать в дневник. Сегодня еду в Бирмингем, но много проехать не удастся, так как надо будет сражаться с дорожными развязками мегаполиса. В центр соваться не хочу, надеюсь объехать тихими окраинами, тем более в одном из таких пригородов меня ждет в гости велосипедист Кейс. Все, что я о нем знаю — это то, что он много путешествует по миру и мечтает совершить кругосветное путешествие на велосипеде.

Пирамида Маслоу

Я все чаще думаю о том, что все, что мне нужно в жизни, я могу поместить в две велосумки и рюкзак. Нет, вру. Пожалуй, из личных вещей мне хотелось бы иметь еще только гитару. Сколько я уже педалирую, и ни разу не возникало чувства тоски по своей пермской квартире и вещам, которые там остались. Нет никакой тоски по дому. Даже эта довольно мерзкая по своим погодным условиям ночь не вызвала ностальгии по моей кровати. Конечно, хотелось спать в тепле и сухости, но мне бы сошла любая кровать, не обязательно моя собственная. Это может означать одно из двух: либо я хорошо экипирована, либо я сошла с ума. А возможно, понятие «дома» для меня несколько переломилось в сознании. Дом — это укрытие с удобствами. Там должно быть тепло и сухо, есть душ и туалет. В общем-то все. И на земле есть куча мест, где комфортно, полно удобных душей с горячей водой. Так зачем каждый день возвращаться в одно и то же место? Это же скучно. Почему хомо сапиенс стали вести оседлый образ жизни? Конечно, никто не хочет спать под мостом в дождь и ветер. Конечно, так удобнее ездить на постоянную работу, чтобы извлекать деньги, и контролировать детей, если они есть. Но если ты живешь один, то потребность в постоянном укрытии невелика.

Даже хорошо, что я путешествую одна. Это избавляет от необходимости считаться с кем-то, а также от ненужных привязанностей. Привязанности изменяют и предают тебя. Если я что-то люблю, то я буду это делать вне зависимости от того, что кому-то это не нравится. А может, нравилось когда-то, но разонравилось, а привязанность к человеку осталась и теперь требует каких-то компромиссов. Да, всем нужны друзья, свои, близкие по духу люди. Но я осознала, что эти близкие мне по духу люди живут в разных концах планеты: в Перми, в Шотландии, Швеции, Америке. Я не могу быть рядом со всеми ними одновременно. И не могу взять всех, с кем мне интересно и весело, с собой в велопоход. Так почему я должна быть постоянно рядом с теми «своими», кто в Перми, а не в Швеции, например? Или наоборот. Частое общение с любой точкой планеты — вообще не проблема в эру интернета. Кроме того, круг общения формируется из общности интересов и он не статичен. Кто-то, с кем ты проводил большую часть своего времени раньше, теперь проводит его с кем-то другим. Мир огромен, и какими бы безумными ни были твои интересы, в нем всегда найдутся единомышленники, всегда найдется хоть кто-то, кто будет с тобой на одной волне. А уйдет один — его место займет другой. Так все устроено. Главное, никогда не прекращать поиски. Географическая привязанность как к вещам, так и к людям теряет всякий смысл.

Кроме того, это путешествие дало очень острое осознание того, что все трудности временны. Нет вечных проблем. Вся жизнь этому учит, но в подобных маршбросках обущается особенно остро. Вчера был дождь с ветром — сегодня солнце. Главное, никогда не сдаваться, не попадать под влияние временных трудностей и иметь разум. В этом нет ничего хитрого на самом деле.

Погода сегодня дает возможность погулять по Айронбриджу — поселению, названному в честь построенного здесь чугунного моста.

Мост был построен за два года (с 1779 по 1781) и стал первым в мире мостом из чугуна — революционное инженерное сооружение по меркам того времени.

Мост обошелся непомерно дорого по тем временам. Это был бизнес-проект: владелец металлургического завода в Коалбрукдейле неподалеку выпустил акции под строительство и собрал кое-какой капитал, но расходы превысили изначальный расчет (как это обычно бывает), и несмотря на то, что за проезд по мосту взималась плата, окупаемость проекта была низкой, и металлург так и остался в долгах до конца своей жизни.

Плату за проезд взимали вплоть до середины 20-го века, а теперь можно прокатиться бесплатно.

Запечатлела себя для истории на фоне исторического моста.

Современный мост в Коалбрукдейле.

В районе Айронбриджа и Коалбрукдейла еще много всяких заводов-музеев времен промышленной революции — металлургический, завод китайского фарфора и завод керамической плитки.

Велопарковка у музея в Коалпорте. Установлена в честь велосипедиста Стивена Перри, как гласит мемориальная табличка.

Завод китайского фарфора.

Канал, по которому поставляли сырье на завод, давно затянулся тиной.

В бывшем цехе завода теперь молодежный хостел.

Только пересекла границу Стаффордшира, «creative county» (так говорил дорожный указатель), как дороги стали поровнее и пейзажи поаккуратнее.

Дадли (Dudley).

В районе Дадли стали появляться неприятные дорожные развязки с кучей ответвлений. Я получила от Кейса указания, куда ехать. Направление было очень подробным, мне надо было ехать в Хандсворт, на север. Но в самом Хэндсворте указания становились весьма туманными: то поверни налево у одной автозаправки, то направо у другой.

В Дадли стало бросаться в глаза то, что здесь преобладает цветное население. Больше всего я боялась черных кварталов, которыми меня пугали в разных гостях. Когда я была еще у Джона, он, беспокоясь о моей безопасности, тыкал в разные места карты Британии и говорил: «это плохой район — туда не суйся никогда, а этот хороший». Я кивала и принимала к сведению. Такой же словесный ликбез получила и в Ливерпуле. Но дорога, указанная Кейсом, все вела меня через черные кварталы, которые становились страшнее и страшнее ближе к Бирмингему. Я все надеялась, что они вот-вот закончатся. Но они никак не кончались…

В Вест Бромиче на улицах стали появляться совсем разношерстные люди: арабы в чалмах и прочей национальной одежде, индусы, арабы с бородой в чалмах и на великах. В безделии шатались черные, спорили друг с другом, громко ржали и выбрасывали какие-то реплики в мою сторону. Тут я поняла, что не знаю куда ехать, указатель на автобан М5 меня выбил из колеи. Я остановилась и стала мучить навигатор с тревогой в душе. Навигатор рисовал безумные паутины. Ко мне подвалил странного вида черный в широченных штанах и, косясь на мой навигатор, спросил: «Потерялась, детка?!» Мигом дала оттуда деру от греха подальше. Далеко укатить не удалось: заметила, что спустило колесо. Остановилась на парковке за супермаркетом, быстро подкачала колесо, не разбирая, и нашла нужную дорогу.

Мимо кебаб шопов, мимо гор мусора и через стойкий запах отбросов в воздухе я пробиралась к нужному адресу. Еще никогда не видела столько мусора на улицах в Англии! Когда подъехала совсем близко, стали закрадываться мысли: может Кейс и сам не совсем белый? Написала ему сообщение, что не могу найти дом, и он встретил меня на велике на перекрестке. Догадки подтвердились: Кейс — черный. Хотя, в общем-то и не совсем. Все относительно.

Живет он один в маленькой тесной квартире довольно аскетично. Никакой мебели, кроме кровати и обеденного стола. Вот оно живое воплощение моих утренних мыслей. Я даже задумалась о таком странном совпадении. Сам Кейс оказался удивительным человеком. Он работает учителем начальной школы и объездил всю Европу на велосипеде. Мечта совершить кругосветку и поставить мировой рекорд все никак его не отпускает. Он выращивает овощи на прилегающем к апартмент комплексу огороде, увлекается трейдингом, торгует на FOREX, спокойно обсуждает экономическую теорию. Беседы свелись к социально-философским темам. Я в первый раз увидела человека, который на полном серьезе задумывается над всеми этими проблемами глобального потепления, растущего чрезмерного потребления, неэффективного использования денег в экономике, парникового эффекта и исчезновения редких видов животных. Кейс считает, что большинство людей просто ленивые: они не работают над собой и не используют и половины своих возможностей, чтобы что-то изменить.
— Если бы я мог сделать трейдинг основной своей работой, я бы отправился колесить по свету. А еще создал бы благотворительный фонд, уже придумал схему.
И из его уст это звучало как-то нефальшиво. Музыканты в том баре в Освестри спрашивали, не еду ли я с благотворительными целями, что меня немного удивило. Я спросила об этом Кейса. Он говорит, что безумное количество спортсменов в Британии ставят рекорды с благотворительными целями, особенно велосипедисты. Надо просто придумать что-то, что до тебя еще никто не делал, найти спонсоров, заручиться поддержкой прессы, а спонсорские деньги перечислить в какой-нибудь фонд.

Обычный черный квартал Бирмингема.

Пройдено за день: 56,85 км

***
Утром Кейс уехал на работу. Из Оксфорда мне пришла целая куча отказов принять меня в гости. То пишут, что мы уже с гостями, то сами куда-то уезжают. Ну я заклеила проколотую камеру и отправилась дальше воевать с бирмингемскими развязками. Типично: огромный раундэбаут с интенсивным движением, от которого отходит 6 — 8 направлений. Часто для пешеходов и велосипедистов под такими развязками делают подземный переход-лабиринт. Пришлось помучиться. Некоторые пригороды напоминают спальные районы российских городов: серо-коричневые многоэтажки. Где-то же надо селить всю эту ораву беженцев.

X-tiles.

Я вновь летела по мусульманским пригородам и вникала в колорит: кебаб шопы, мечети, овощные рынки прямо на улицах, запах гниющих овощей, женщины с закрытыми лицами. Восток в центре Англии. Как-то даже привыкла и успокоилась: я их не трогаю и они меня не трогают. Ничего такого страшного. Но фотоаппарат все равно доставать не рискнула.

Остановилась у большого супермаркета ASDA, чтобы пополнить запасы продуктов. И тут одни арабы. Судя по огроменным корзинам еды, которые они нагребают — не бедствуют. В отделе world food cплошь арабские яства. Не решилась купить и отведать. Зато взяла любимого шведсткого сидра Kopparberg.

После этого самого сидра летела с ветром в бурном потоке машин на притупленном чувстве страха. Впрочем, иногда многоэтажные развязки выглядят красиво, если не задумываться о том, как тебе попасть вооооон на ту дорогу.

Продолжение >

Реклама

Через черные кварталы Бирмингема. Контрасты и философия: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s