Лишь 9 часов без сна от Лондона до Глазго

24 и 25 августа 2010 г.

По Лондону прокатиться на велосипеде мне так и не удалось. Весь день велик проскучал в чехле в темном хранилище багажа на станции Виктория. Но факт отсутствия седла в Лондоне меня нисколько не опечалил. Пешая прогулка удалась на славу, а после длинной скачкообразной прогулки ночной автобус повез меня в деловой центр Шотландии.

До Лондона байк долетел хорошо, ничего не отломали и даже краску не поцарапали. Удачно мы с Максом его упаковали. В Шереметьево на рентгене служба безопасности обнаружила в рюкзаке угрозу:
— Что это у вас там железное рядом с фотоаппаратом?
— Да вроде ничего.
— А вот это что такое продолговатое? (тыкает пальцев в экран)
— А, так это же педаль!
— Велосипедная педаль? (лицо вытягивается)
— Ну да.
— Проходите.

Иммиграционного офицера в Хитроу сразу заинтересовала девушка в велосипедной каске. Его уже не удивляло ни отсутствие брони гостиниц, ни расплывчатые планы. Я только сказала, что еду на велосипеде от Глазго в Лондон.
— Are you mad? (Вы что, сумасшедшая?)
— Нет, не думаю.
— А где велосипед?
— В багаже.
— Удачи!

Велик остался на станции Виктория. В веломагазине рядом купила толстую противоугонку, британскую симку и поехала на Bank/Monument, где должна была состояться встреча с . Конечно же, меня интересовали финансовые кварталы Лондона. Хотелось визуально оценить всю мощь финансовой индустрии богатейшей некогда империи, отраженную в архитектурном стиле.

Джейн, она же Женя, оказалась приятным собеседником. Она ошеломляла меня познаниями британской истории и особенностей разных сторон жизни Лондона. Мы неслись по the City of London (собственно, центральный административный район Лондона, граничащий с Westminster) со скоростью 1 Гб/сек, и с той же скоростью летел на меня поток информации. Мы просачивались сквозь дворы церквей, выстроенных Кристофером Реном (в них еще оставались следы пожара 400-летней давности), сквозь здания лондонских банков, больше похожих на неприступные крепости. Не хватало только выставленных из окон гаубиц для полного антуража. Все происходило так быстро, в ритме жизни этого мегаполиса, который вроде уже и не Британия, как Москва — не Россия, что я еле успевала доставать фотоаппарат и нажимать на кнопку.

Здание Lloyd’s of London. Не правда ли напоминает больше корпус промышленного предприятия, нежели офис страховой компании? Именно так в 80-х архитекторы представляли себе небоскребы 21-го века. До сих пор выглядит слишком футуристично. Все коммуникации выведены наружу здания.

Отсюда по сценарию должны прыгать трейдеры. Прыгающие трейдеры замечены не были. Это балконы ресторана там наверху.

Велосипед на службе у скорой помощи. Весьма сподручно в условиях крупного города с пробками. Перми давно пора обзаводиться вело скорой помощью. А бабушку, которой вдруг стало плохо, можно сажать на багажник.

Barbican, арт-центр Лондона. Колыбельная современного искусства, как написали бы в туристическом путеводителе. Галереи, концертные залы, театры, филармонии, библиотеки, кинотеатры — колоссальный по своему содержанию объект. Ждем, когда же все деятели искусства переедут отсюда в Пермь. Пермь — новая столица современного искусства. Barbican — это ж прошлый век. Короче, не в моде. На фото — апартмент-комплекс Barbican.

Представитель современного лондонского искусства: конь с ушами от Микки-Мауса.

Остатки лондонской стены (London Wall), привет от римлян из средних веков.

Арт-квартал сменился кварталом со зданиями судов, где должны были пробегать люди в париках и мантиях. Но люди в париках где-то прятались, как и суицидально-настроенные банкиры. Поэтому мы пришвартовались в одном из близлежащих пабов, где вела бурные дискусскии юридически подкованная молодежь после долгого рабочего дня, наполненного прецедентами из толстых сборников.

Но у нас был свой разговор, на чуждом для лондонской юридической молодежи языке. Говорили мы с Женей о разном уровне понимания вежливости в британской и русской культуре, о бритах, которых еще со школы затачивают под выполнение однообразных операций с рекурсией. Так они потом и живут, бедные, и карьеру строят на однообразных операциях в конкретной узкой области. И русские тут со своим креативным мышлением в стиле «и швец, и жнец, и на дуде игрец» вроде как не к месту оказываются.

Было также замечено, что в Лондоне на улицах совершенно нет урн. Мусора, на удивление, тоже нет. И куда только эти лондонцы девают мусор? Не едят же они его?

Вечер потихоньку перерастал в ночь, и распрощавшись с Женей на одной из темных улиц, я пошла забирать велик с вещами. Оказалось, что вещи лежат в камере хранения железнодорожной станции Виктория, а от нее до автобусной станции Виктория еще квартала два. С меня семь потов сошло, пока дотащила упакованный велик и вещи до автобуса. Прибежала вся в мыле за 15 минут до отправления кауча и заснула мертвецким сном на неудобном маленьком сидении пососедству с девушкой с шотландским акцентом.

***

Утренний Глазго встречал замечательной солнечной погодой. Пока распаковывала и собирала велик на автобусной станции, на меня усиленно пялились 2 каких-то бомжеватых шотландца, потягивая кофе с дрожащими после вчерашнего паба руками. Еще бы, не каждый день увидишь девушку с шестигранными ключами, прикручивающую руль к байку. Все бы ничего, но пружинка из втулки переднего колеса упрыгала куда-то в вентиляцию в полу. Оставалось лишь печально проводить ее взглядом. Что ж, поставила колесо без пружинки.

Туалет на станции оказался платным, поэтому поехала в ближайший МакДональдс, переоделась и упаковала там велосумки. Заодно и почту проверила.

Глазго — не такой, как Лондон. И не такой, как Эдинбург. Но тут тоже есть туристы, и улицы не пустынны от постоянного наличия народа.

И тут тоже есть галерея современного искусства, хоть и какая-то скучная.

Внутри оказалась инсталляция видеоарта. Называлась она как-то вроде «Будущее Британии». На большом экране камера по циклу показывала лица старшеклассников одной британской школы, стоящих на крыльце альма-матер. Они болтают или смотрят в камеру, среди них белые, черные, арабы и евреи. Подобное я уже видела в PERMM, но там это называлось как-то вроде «Будущее России». Лица, соответственно, тоже были русские. Эти деятели современного искусства — большие жулики: воруют друг у друга идеи, а потом хвастаются на всяких биеннале.

На втором этаже — картины. Еще лежат сборники с шедеврами современного искусства, некогда тут выставлявшимися.

В центре играла бабка на аккордеоне. Играла она одну и ту же мелодию по циклу и никто ей не подавал. Увидев, что я ее сфотографировала раз, она преследовала меня по всему городу, куда бы я ни ехала, и сверлила взглядом, наигрывая все ту же мелодию. За такую игру я не дам и гроша. И за фото, тоже мне фотомодель. Судя по акценту и уровню наглости, она откуда-то из восточной Европы. Может, из Польши или даже России. Теперь у меня Глазго будет ассоциироваться с этой бабкой.

Велосипед на службе у рекламщиков.

В Глазго есть велосветофоры

Привет от Dr. Who.

Часа в 3 я поехала прочь из Глазго к другу Джону, который живет в деревне примерно в 40-ка километрах от города, чтобы к вечеру быть уже там.

Монумент Нельсону где-то в парке на окраине Глазго.

Ехать по шотландским дорогам приятно. Трафик вечером немного напряженный, но я выбрала локальную незагруженную дорогу. Здесь все тебя пропускают на перекрестках и раундэбаутах, если ты велосипедист. Водители удивляются, когда ты тормозишь, теряешься и смотришь по сторонам в надежде просочиться через интенсивный поток. Велосипедисты — в приоритете. Видать, еще какое-то время придется выдавливать из себя российского раба. Пейзажи вдали от большого города великолепные: белые ветряки на фоне вечернего неба.

Джон был рад моему приезду. У меня в голове еще свеж разговор с Джейн об уровнях вежливости. Забавно, что мне хватает моего русского уровня вежливости, чтобы неформально общаться с простыми, неэлитарными, британцами. К королевской семье я в гости не езжу. Джон говорит, что экстремальная вежливость востребована здесь только в некоторых местах в Лондоне. В целом же британцы просты и понятны. Я пыталась вести себя супервежливо ради эксперимента, но эти попытки были нарушены какой-то шуткой Джона по поводу (что-то вроде would you be so kind to let me offer you some more tea (не будете ли вы так любезны позволить мне предложить вам еще чаю) с сопутствующим поклоном) и взрывом смеха с обеих сторон.

Весь вечер мы рассматривали фотки и обсуждали наполеоновские планы на выходные. Но о том, что из этих планов вышло, уже в следующий раз.

Пройдено за день: 44 км

Продолжение >

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s